Государство

Андрей Семидидько: Включать шум и свет предприниматели боятся в силу своих психофизических характеристик. Их логика - вдруг само рассосется

Главе Антирейдерского союза предприни­мателей Украины приходилось быть в шкуре подсудимого. О том, в чем отличия поведения в такой ситуации политика и

Главе Антирейдерского союза предприни­мателей Украины приходилось быть в шкуре подсудимого. О том, в чем отличия поведения в такой ситуации политика и предпринимателя, он рассказал "ВД".

Большинство политиков, которых затронули репрессии нынешней власти, стремились придать максимальную огласку своему делу. С предпринимателями история прямо противоположная. Как думаете, почему?

— Бизнесмен молчит, если его есть за что брать. При неправильном ведении документооборота или наличии любых другие компрометирующих фактов лучше не выносить конфликт наружу.

Если на предпринимателя нападают с административного, правоохранительного или судебного поля, у него есть два варианта. Первый — привлечь СМИ, включить шум и свет, второй, гораздо более затратный, — выйти на самый высокий уровень и попытаться договориться.

"Включать шум и свет" предприниматели боятся в силу своих психофизических характеристик. Их логика — вдруг само рассосется.

Нет ли у вас ощущения, что в обществе наступило пресыщение подобными проблемами, и заинтересовать СМИ стало гораздо сложнее?

— В таких случаях СМИ обычно включают двойной тариф. В их понимании это антикризисный пиар. В перерывах между выборами именно сопровождением конфликтных ситуаций они и кормятся. Но здесь есть своя специфика работы. Если реальный заказчик неизвестен, привлекать СМИ нет смысла.

Вот предприниматель приезжает к нам и говорит: "На меня "наехали" из СБУ". И я предлагаю разобраться, кто конкретно, из какого департамента.

Это помогает понять, кто реально заказал дело. И когда ответ очевиден — нужно точечно ударить по заказчику, который прячется в тени. Нет смысла просто размазывать проблему по всем СМИ.

Стоит ли предпринимателю для зала суда выбирать тактику поведения Юлии Тимошенко и Юрия Луценко?

— Эти политики просто глумились над ситуацией. В обоих случаях конфликт личностный: что у Тимошенко с Януковичем, что у Луценко с Колесниковым. Но как бы там ни было, это слишком неуважительное отношение к суду. Они говорили судьям, что когда будут у власти, к ним первым придут.

Меня в свое время преследовал Андрей Портнов, но я до такого хамства не опускался. Я понимал, что судья всего-навсего заложник ситуации. При этом я осознавал, что мне могут дать 4 года, смотрел на жену и детей, думал, как уйти в подполье и что делать. Это дало серьезный внутренний рост.

Нужно ли в целом предпринимателям придумывать какую-то стратегию шагов и высказываний?

— Это могут делать только хорошие актеры, а не предприниматели. В любом конфликте есть двигатель, который раздает команды возбудить уголовное дело. Лучше сосредоточиться на его поиске.

И когда этот двигатель известен, по нему нужно бить через общих знакомых, пресс-секретарей, которые зайдут и скажут: "Вами интересуются такие-то организации, публичные люди". Нужно сделать так, чтобы подобные запросы завалили человека.

Сказываются ли такие конфликты на деловой репутации предпринимателя в будущем?

— Скорее, это делает его героем в глазах окружающих. Все пытаются познакомиться с победителем, разузнать, как у него это получилось. Всем хочется соприкасаться с историей успеха.

Но стать таким человеком очень дорого — во время судебных тяжб, как правило, останавливаются все бизнес-процессы. Здесь как в анекдоте: если ты не был в прокуратуре, СБУ и суде, значит, ты не успешный предприниматель.

Читайте также: Судить нельзя освободить. При задержании объявить голодовку. Этот и другие способы выйти сухим из тюрьмы

Алексей Ковжун: Образ Тимошенко - несгибаемой, стальной, бескомпромиссной - заместился в масс-медиа на что-то болезненное и печальное