Государство

Андрей Тарасенко, "Правый сектор", о планах отрядов украинских националистов на случай введения в Украине чрезвычайного положения

Один из активистов "Правого сектора" считает, что время половинчатых договоренностей между властью и оппозицией прошло. О том, какие планы у

Один из активистов "Правого сектора" считает, что время половинчатых договоренностей между властью и оппозицией прошло. О том, какие планы у отрядов украинских националистов на случай введения в Украине чрезвычайного положения, он рассказал в интервью "ВД".

"Правый сектор" позиционирует себя как объединение, у которого нет лидера, почему тогда вы взяли на себя функцию рупора этой организации?

— Это сделано исключительно в целях безопасности, чтобы в случае ареста судили не нескольких, а одного человека.

Какова численность активистов "Правого сектора"?

— На Майдане постоянно дислоцируется несколько сотен человек, но как только начинаются какие-то активные действия на улицах, эти сотни превращаются в тысячи. Посмотрите, как за нами идет народ! И это не только в Киеве. Это по всей Украине. А сколько наших подписчиков в группе "ВКонтакте" — вот вам и показатель.

Как происходит координация действий "Правого сектора" с другими радикальными группами на Майдане?

— От имени "Правого сектора" выступает проводник ВО "Тризуб" им. С. Бандеры Дмитрий Ярош. Если говорить о сотнях самообороны Майдана, то ими руководит Андрей Парубий (нардеп, фракция "Батькивщина" — прим. "ВД"). На его уровне все и координируется. В составе самообороны Майдана есть отдельная сотня "Правого сектора", которой даже присвоен 23-й порядковый номер.

Ваше объединение поддержали ультрас очень многих футбольных клубов. Вы с ними проводите какую-то работу или это была их личная инициатива?

— С этими ребятами мы активно общаемся на протяжении уже многих лет. Сейчас стараемся координировать их деятельность. Дело в том, что много людей, которые до всех этих событий были абсолютно аполитичными, сейчас выходят на улицу, что-то делают, как-то поддерживают протест. Это ведь не от скучной жизни.

Просто когда люди видят, что бандиты реально убивают простых украинцев, они уже не могут терпеть. Так что не стоит удивляться, что к протесту примкнули футбольные фанаты. По-моему, в этом плане они ничем не отличаются от других людей: они такие же украинцы, такие же патриоты, такие же граждане своей страны. И они так же хотят защищать людей.

Не менее радикальное движение на Майдане "Спильну справу" оппозиция нередко называет "провокаторами". Вы разделяете это мнение?

— Я уверен, что люди в "Спильной справе" никакие не провокаторы. Мы с ними знакомы уже несколько лет. Начинали действовать сообща еще в 2010 году, когда встретились на Налоговом майдане. Но комментировать их конкретные действия я не буду.

Откуда у активистов "Правого сектора" такое неприятие лидеров оппозиции?

— Они простояли два месяца на Майдане и ничего по сути не сделали. Конечно, нам приходится мириться с их переговорами с властью. Но мы говорим, что условием таких переговоров может быть только одно — отставка Януковича. Это един­ственные переговоры, которые мы можем вести. Так что задача "Правого сектора" — сделать все, чтобы оппозиционеры не пошли на какие-то половинчатые договоренности. Для себя мы никаких портфелей и должностей не требуем. Для нас главное — национальная революция и реальная смена системы по всей стране. А уж потом будет видно.

Что, на ваш взгляд, произойдет, если в стране будет введено чрезвычайное положение?

— Начнется партизанская война по всей стране. Реально это будут разрозненные группы, никем не контролируемые, абсолютно стихийные, которые остановить уже будет невозможно.

Читайте также: Майданное давление. Массовые протесты в Украине вывели на передовую гражданского противостояния ультраправые революционные движения. На смену политикам приходят полевые командиры.

Александр Данилюк, "Спильна справа", о разногласиях с оппозицией и другими активистами Евромайдана