Государство

Антон Усов о том, каких действий ожидают международные финансовые кредиторы от нового украинского правительства

Старший советник по внешним связям Европейского банка реконструкции и развития рассказывает, каких действий ожидают международные финансовые кредиторы

Антон Усов, старший советник по внешним связям Европейского банка реконструкции и развития, рассказывает, каких действий ожидают международные финансовые кредиторы от нового украинского правительства.

Можно ли ожидать расширения программы сотрудничества ЕБРР с Украиной в случае прихода к власти нового правительства?

— Не хотелось бы спекулировать на этой теме, сначала это правительство должно прийти. Никто не скажет, как оно будет выглядеть и будет ли оно вообще. Поэтому прогнозирование сейчас — крайне неблагодарная вещь.

Тем не менее изменения в Кабинете министров могут повлиять на инвестиционную привлекательность страны и готовность международных финансовых организаций выделять Украине средства?

— Мы соприкасаемся с государством только в контексте государственных проектов, но таких не большинство. Наш банк прежде всего рассчитан на проектное финансирование в частном секторе. Поэтому, строго говоря, какого-то моментального влияния на ситуацию приход того или иного Кабинета министров иметь не будет.

Мы работаем с проектами так называемого долгого инвестиционного цикла. Готовятся они не год и не два. А вот на что надо обратить внимание — на кредитные рейтинги.

Standard & Poors понизил суверенный рейтинг страны, и это моментально сказалось на рейтингах и банков, и компаний, и муниципалитетов. Вот это серьезно. Будет правительство, будет надежда на стабильность — скорее всего, тогда будут пересмотрены рейтинги. Тогда кредиты для компаний станут дешевле. Ситуация сейчас очень тяжелая.

У ЕБРР есть конкретные требования к украинскому правительству наподобие требований МВФ?

— Наша деятельность, безусловно, связана с правительством, но в контексте конкретных проектов. Если мы, к примеру, работаем в муниципальной сфере, то мы работаем с профильным министерством по решению тарифных вопросов и т. д.

Если мы работаем с сельским хозяйством, мы работаем с регулированием зернового рынка, молочного, отношениями между операторами рынка и регулятором, стараемся, чтобы они были более цивилизованными.

Если говорить о железной дороге, то это корпоратизация "Укрзализныци". То есть это не общие требования — снизить дефицит бюджета, повысить тарифы и т. д., как у МВФ.

Это вещи, которые имеют более узконаправленное, целевое значение и привязаны к конкретным проектам. В любом случае до конца года, где то в III квартале, должна быть утверждена стратегия ЕБРР для Украины. Это среднесрочный документ, рассчитанный на несколько лет. Там будет отражена ситуация, приоритеты и направления деятельности на будущий период.

Как политическая ситуация повлияла на готовность ЕБРР кредитовать крупный украинский бизнес?

— В понедельник "Аваль" получил почти $80 млн на кредитование среднего и мелкого бизнеса. Скоро мы объявим еще одну сделку. Наши проекты не привязаны к какой-то конкретной ситуации. Другое дело, что все эти перипетии влияют на проекты.

Но каким образом? Риск — это деньги. То, что стоило определенных денег несколько лет назад, сейчас стоит дороже. Эта ситуация ударила прежде всего по кредитным рейтингам страны, и это находит свое отражение в стоимости ресурсов и их долгосрочности.

Нестабильность в стране влияет на желание инвестора приходить сюда. Особенно между­народного. Мы таких компаний практически не видим. Не видим их давно. Да, местные компании рассматривают инвестиционные про­екты, но и они их пересматривают в сторону уменьшения.

Насколько сегодня крупный украинский бизнес готов к евроинтеграции?

— Что понимать под евроинтеграцией? Никто ни знает точно, что это такое. По крайней мере я не слышал ни одного вразумительного объяснения ни со стороны Европейского союза, ни со стороны людей, которые этим занимались. Если это желание компании конкурентно работать на европейском рынке, то даже в такое непростое время я знаю ряд компаний (наших клиентов в том числе), которые хотят размещаться на европейских рынках.

Но тут нужно смотреть, какие рынки для нас являются наиболее перспективными, наиболее емкими. Наверное, самый динамичный сектор в Украине — сельское хозяйство. Понятно, что учитывая протекционизм и непростую ситуацию в Европе, рассчитывать на масштабный выход украинских сельхозпроизводителей на европейские рынки трудно.

Я не представляю, как это может произойти. А вот Ближний Восток, Африка, Азия — это очень интересно. Важно понять, что речь идет не о позиционировании Украины с точки зрения Европы, а о конкурентоспособности украинских компаний вообще. Нужно бороться за внешние рынки.

В прошлом году Украина, имея уникальный урожай зерновых, более 60 млн тонн, заявила о себе как о лидере мирового масштаба. Нужно смотреть на весь мир, на те рынки, где есть возможность закрепиться. При возникновении проблемы на одном рынке нужно сосредотачиваться на другом. В этом будущее.

Читайте также: Непопулярно, Ватсон! О каких болезненных для бизнеса и населения экономических решениях не говорят политсилы, заявляющие о готовности взять на себя ответственность за формирование правительства

Игорь Уманский объясняет, какие из болезненных реформ неизбежны при новом правительстве