Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

СДПУ(о) избавилась от Александра Зинченко

Понедельник, 15 Сентября 2003, 00:00

Законопроект об изменениях в Конституцию Украины, ставший результатом совпадения политических интересов Администрации Президента, фракций большинства и коммунистов и пребывающий ныне в Конституционном суде, который должен оценить его удобоваримость для дальнейших правовых процедур (скажем, для принятия его парламентом в качестве закона), уже подтвердил свою реальность.

Как бы ни сложилась судьба законопроекта в дальнейшем, несогласие с его содержанием повлияло на судьбу отдельно взятого человека. Им стал вице-спикер парламента Александр Зинченко. За нежелание подписаться под законопроектом его подвергли партийному остракизму. Изгнание Александра Зинченко, третьего номера в предвыборном списке эсдеков, из рядов партии происходило по классическим образцам: заседание политсовета (или политбюро) состоялось не в столице, а в Черновцах, где опальный партиец, вероятно, пребывал на партучете. Сам экс-заместитель Виктора Медведчука на заседании отсутствовал, как, впрочем, и 21 июня, когда был лишен всех должностей и партийных регалий. Один из главных нынче глашатаев СДПУ(о) Нестор Шуфрич прокомментировал исключение Александра Зинченко сугубо в дисциплинарном ключе: «Сегодня для нас важно, чтобы члены СДПУ(о) выполняли решения партии во время работы парламента… Зинченко же не подписался под проектом изменений в Конституцию, что было обязательным для каждого члена партии, представленного в парламенте».

Формальный повод, разумеется, не стал последней каплей в чаше терпения эсдеков. Черная кошка, которую некоторые аналитики и политики оппозиционного толка склонны трактовать как «выбор между добром и злом», пробежала между экс-президентом «Интера» и остальной партийной верхушкой уже давно. С уважением относясь к морально-этическим версиям произошедшего, нельзя забывать, что Александр Зинченко последние пять лет был одним из активнейших проводников социал-демократического «слова и дела», всецело подключал к решению всех без исключения насущных партийных задач контролируемые им масс-медийные ресурсы. Можно вспомнить хотя бы избирательный клинч Омельченко — Суркис в Киеве образца 1999 г. и его освещение на «Интере». Показательно, что новость о ставшем беспартийным Зинченко и о самом историческом заседании политбюро донес народу не «Интер», сменивший посреди лета своего куратора, а УТ-1, что, вероятно, свидетельствует о новой стратегии партии относительно этого медийного ресурса, которая заключается в отказе от откровенной заангажированности «Интера» партийной проблематикой. Хотя, как говорится, ласточка весны не делает, и эта «деликатность» может иметь единичный характер.

Собственно, после июньского конфликта партийная судьба Александра Зинченко выглядела весьма прогнозируемой, однако ее жесткое процедурное завершение с отбиранием билета вполне определенно характеризует саму партию, чье руководство не склонно рассматривать внутреннюю оппозицию как момент необходимой партийной демократии.

Исключение г-на Зинченко породило еще одну интригу в Верховной Раде, грозящую как малым, так и большим перераспределением портфелей в парламенте. Спикер Владимир Литвин, избранный на свой пост одним пакетом с Александром Зинченко и Геннадием Васильевым, предсказывает в случае отзыва эсдеками своего вице-спикера лавинообразный процесс смены руководителей Верховной Рады. Сами эсдеки снимать Зинченко пока не спешат, апеллируя, как и в вопросе исключения его из партии, к потребностям политической реформы, которая для них важнее всяческих должностей. Тем временем аналитики активно обсуждают несколько вариантов дальнейших событий: отставка руководства Верховной Рады в пакете с появлением нового Генпрокурора в качестве «откупного» донецким и последующий, ближе к весне, передел комитетов. Впрочем, сложно ожидать от парламентариев единодушия в вопросах как смены вице-спикера, так, собственно, и масштабного передела. Напротив, следует ждать консолидации на позициях, противоположных эсдековским. Так что вполне вероятен и другой вариант: статус-кво будет соблюден. По-крайней мере, до тех пор пока не будут решены задачи, выходящие за пределы партийного самолюбия, такие как политреформа и вопрос вступления в ЕЭП.