Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Кредиторы «Азота» договорились

Понедельник, 23 Февраля 2004, 00:00

Разработка плана санации северодонецкого «Азота» свидетельствует об урегулировании конфликта между кредиторами предприятия. До этого они были разделены на две группы. Одни хотели санировать завод, другие — вывести из его состава наиболее ликвидные нефтехимические активы.

Северодонецкий «Азот» входит в число трех крупнейших в Украине производителей азотных удобрений (аммиачной селитры и карбамида). Кроме выпуска данной продукции завод успешно работает в других товарных нишах химического рынка, что отличает его от большинства других украинских узкоспециализированных азотно-туковых комбинатов. Так, «Азот» — крупнейший в Украине производитель химических катализаторов и обладатель самых больших в стране мощностей по выпуску полиэтилена, а также устойчиво работает на рынке четырех групп химикатов (винилацетат, адипиновая кислота, метанол и меланин). Крепкие позиции на различных химических рынках позволяли «Азоту», невзирая на накопление крупной кредиторской задолженности, ежегодно наращивать продажи. Если в 1999 г. они составили 314,22 млн грн., то в 2002 г. — 645,4 млн грн., а к завершению 2003 г. годовые продажи «Азота» превысили 1,1 млрд грн.

 

Высокая динамика наращивания продаж северодонецким «Азотом» и его значительная товарная диверсификация позволили Фонду госимущества (несмотря на тогдашнюю неурегулированность отношений «Азота» с кредиторами) в 2001 г. принять решение о внесении завода в план приватизации на 2002 г. Одним из побудительных мотивов попытки скоропалительной приватизации предприятия пресса называла оптимальную инвестиционную конъюнктуру, сложившуюся в важнейшей товарной нише северодонецкого «Азота» — полиэтилене (завод — один из двух производителей этого полимера в Украине). В те годы на конкурентном ему калушском комбинате «Ориана» закрепилась российская нефтекомпания «ЛУКОЙЛ», которая начала реализацию инвестиционной программы на сумму более $200 млн. Приняв тогда решение о приватизации северодонецкого «Азота», Киев, по всей видимости, надеялся на подобное привлечение инвестиций и в возрождение Северодонецкого полимерного комплекса (в который должны были войти «Азот» и ЛиНОС).

Стоит отметить, что, в отличие от калушских конкурентов, Северодонецкий полимерный комплекс состоит из единой технологической цепи бензин — этилен — полипропилен — полиэтилен, которая была разорвана в ходе приватизации Лисичанского нефтеперерабатывающего завода российской нефтекомпанией ТНК. После продажи ЛиНОСа две трети указанной цепи (производственные мощности по выпуску 100 тыс. т полипропилена, 200 тыс. т этилена и 66 тыс. т бензола в год) оказались в руках российской нефтекомпании. Последнее же звено этой цепи, то есть производство наиболее ликвидной конечной продукции, осталось в руках неприватизированного «Азота».

В случае возрождения Северодонецкого комплекса его годовые потребности превысили бы 7 млн т нефти. Поскольку этот объем составляет почти половину проектных мощностей Лисичанского НПЗ, российская ТНК в начале 2000 г. попыталась начать переговоры о создании полимерного СП с «Азотом», однако в конце 2002 г. заявила об отказе от проекта и намерении перепрофилирования полипропиленового производства ЛиНОСа в линию изомеризации бензина. Одновременно с затуханием проекта возрождения Северодонецкого нефтехимического узла один из небольших кредиторов «Азота», киевская нефтекомпания «Укрэнергосбыт» (сумма предъявленных ею векселей достигала 4 млн грн.), в 2001 г. инициировал процесс банкротства завода. Это судебное разбирательство фактически поставило крест на попытках приватизации «Азота». Украинская пресса тогда высказывала мнение, что результатом банкротства должны были стать выделение и распродажа наиболее перспективных производств, в первую очередь — полимерного. Это предположение подтверждалось в целом высокой активностью «Укрэнергосбыта» в украинской нефтехимии.

Однако через некоторое время после того, как хозяева ЛиНОСа окончательно отказались от возрождения Северодонецкого нефтехимического узла, «Укрэнергосбыт» прекратил судебные преследования «Азота» (в 2003 г. предприятие полностью рассчиталось по векселям).

Стоит отметить, что жесткая политика «Укрэнергосбыта», требовавшего погашения задолженности, вступала в противоречие с позицией крупных кредиторов «Азота», которые хотели реструктуризировать долги. Комитет кредиторов предприятия был сформирован в 2002 г. Первоначально в его состав вошли ГНАУ, «Луганскоблэнерго» (предъявившее векселя на сумму более 70 млн грн.), ДК «Газ Украины» (держатель векселей на 17 млн грн.), а также «Донбасстрансгаз» (0,65 млн грн.) и др. Задолженность «Азота» на общую сумму 233,6 млн грн. была сформирована еще в 2000 г. В 2002 г. предприятие смогло сократить долг до 127,5 млн. Далее, к началу 2003 г., «Азот» заявил о полном расчете по векселям с «Газом Украины» и «Донбасстрансгазом», которые сообщили о выходе из состава комитета кредиторов. Кроме того, было заявлено о соглашении о реструктуризации долга «Азота» перед «Луганскоблэнерго». По этому договору правопреемником долгов завода перед облэнерго стало луганское ЗАО «Райагропромэнеро». По данным завода, кроме данного ЗАО к февралю этого года в комитете кредиторов остались ГНАУ и «Луганскгаз». Эти кредиторы и решили проводить санацию «Азота». Суд должен вынести соответствующее решение в марте.