Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

«Ривнеазот» опять меняет хозяев

Понедельник, 21 Марта 2005, 00:00

На прошлой неделе президент химического трейдера IBE Trade Алекс Ровт официально подтвердил, что его компания больше не является акционером «Ривнеазота» и не имеет на этом предприятии никаких интересов. Кому проданы почти 25% акций завода, Алекс Семенович не сказал, но можно смело предположить, что этот актив был уступлен группе «Финансы и Кредит», упрочившей таким образом свои позиции на «Ривнеазоте».

Свой уход с «Ривнеазота» Алекс Семенович, президент и владелец IBE Trade, мотивировал неперспективностью дальнейшего сотрудничества с предприятием. Уход был вполне логичным шагом, особенно после продажи 53,86% акций завода австрийской Raiffeisen Investment AG в сентябре 2003 г. и подписания между банком «Финансы и Кредит» и «Ривнеазотом» генерального соглашения о сотрудничестве в октябре того же года. Акционеров, желающих взять предприятие под свой контроль, оказалось слишком много, и г-н Ровт в итоге оказался третьим лишним. Впрочем, в 2004 г. у г-на Ровта были иные стратегические заботы. В период большой предвыборной распродажи он нацелился на два других крупнейших государственных химических актива — Северодонецкое государственное производственное объединение «Азот» и Одесский припортовый завод. С последним ничего не получилось, поскольку президент Кучма отменил продажу стратегического объекта, а северодонецкий «Азот» все-таки перешел под контроль IBE. Правда, ненадолго: в соответствии с решением суда, принятым по иску компании «Луганскоблэнерго», с «Азота» Алекса Ровта ненавязчиво попросили уйти, а имущество вернуть государству. Речь идет о решении Печерского суда, принятом на прошлой неделе, которым признано недействительным создание Фондом государственного имущества и компанией Worldwide Chemical, подконтрольной IBE Trade Corp., ЗАО «Северодонецкое объединение «Азот» на базе государственного предприятия «Объединение «Азот» в Луганской области.

На «Ривнеазоте» после перераспределения акций складывается очень интересная ситуация. Во-первых, с владельцем 53,86% акций не все так просто. Когда Raiffeisen покупал акции у государства, многие эксперты заявили, что это делалось в чужих интересах. Похоже, эти акции контролирует Дмитрий Фирташ, владелец баскетбольного клуба «Киев», известный в свое время как руководитель компании Highrock Holding Limited. Связь четко прослеживается через главу и члена наблюдательного совета «Ривнеазота» Алима Свергуненко и Александра Шуклина, которые входят в совет директоров эстонского химического завода Nitrofert AS. Председателем совета директоров Nitrofert является не кто иной, как Дмитрий Васильевич Фирташ. В чьих интересах он управляет акциями, достоверно неизвестно. Российская пресса предполагала, что за г-ном Фирташем стоит бывший транзитер газа Eural TG, но эти сведения позже были опровергнуты.

Другой крупный совладелец «Ривнеазота» — группа «Финансы и Кредит». Если в начале 2004 г. непосредственно за IBE Trade числилось 24,95% предприятия, то уже к концу прошлого года она среди акционеров не значилась, зато в их числе появилась американская компания Statex Corp. с 24% акций. Она известна в Украине, прежде всего, как акционер Полтавского горно-обогатительного комбината, который контролируется группой «Финансы и Кредит» братьев Константина и Олега Жеваго. Сейчас, по самым скромным оценкам, под ее контролем находится более 33% акций «Ривнеазота», при этом, по словам работников завода, до последнего времени велась их активная скупка у физических лиц. Можно предположить, что «финики» таким образом хотели довести (или уже довели) свой пакет до более 40%, обеспечив практически паритетное соотношение сил с другим крупнейшим акционером. С другой стороны, владельцам 53,86% акций предприятия также есть резон довести пакет до более 60%, так что скупка ц/б могла вестись и в их интересах. Впрочем, у братьев Жеваго есть очень большой козырь в виде контроля над значительной долей кредиторской задолженности «Ривнеазота», который сейчас находится в стадии банкротства, поэтому их позиции на заводе можно считать почти незыблемыми.