Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Не совсем в ту степь, но опять вместе. Украина и Казахстан не смогли оживить крупные и давно стагнирующие проекты

Понедельник, 21 Ноября 2005, 00:00

На минувшей неделе президент Республики Казахстан Нурсултан Назарбаев посетил Украину. Результатом визита стало подписание главами государств Плана развития двусторонних отношений на 2005–2006 гг.

Принятый план коснулся почти всех давно ожидаемых масштабных украино-казахстанских инициатив. Правда, за исключением ряда стратегических программ, которые могут подпортить почти интимные отношения Астаны и Кремля, были оставлены за бортом кооперации. Так, не был упомянут начатый в 2003 г. проект разворачивания деятельности украинско-казахстано-российского СП по поставкам усовершенствованных видов ядерного топлива (ООО «УКР ТВС»). Благодаря этому проекту Украина надеялась либерализовать свой рынок ядерного топлива, который на сегодня достигает $300 млн в год и полностью монополизирован российской корпорацией «ТВЭЛ». Казахстан, в свою очередь, мог бы добиться большей независимости для государственного ОАО «Ульбинский металлургический завод», который находится в крайне высокой зависимости от российского оборонно-ядерного комплекса, — он является монополистом бывшего СССР по производству «топливных таблеток» обогащенного урана.

До недавних лет эксклюзивные права на все торговые операции УМЗ принадлежали одному из предприятий крупнейшей в России финансовой группы «Онэксим-Интеррос». В начале текущего десятилетия Казахстан с горем пополам избавился от опеки со стороны этого «солнца российской экономики». Следующим шагом по укреплению независимости УМЗ могли стать новые наработки предприятия по производству таблеток с выгорающим поглотителем, которые были заложены в основу усовершенствованного ядерного топлива — сборок класса ТВСМ, ТВС2М и ТВС Plus. Их производство первоначально планировалось наладить в рамках вышеуказанного СП «УКР ТВС», которое объединило бы украинских потребителей, казахстанский завод и российские монтажно-сборочные предприятия. Однако в 2003–2004 гг. ни Украине, ни Казахстану не хватило политической воли для реализации этого кооперационного проекта. Правда, Казахстан все же смог начать производство новых «таблеток», но в Украину их с 2005 г. поставляет все тот же российский «ТВЭЛ».

Еще один крупный проект, который старательно обошли президенты, касается развития символичных для обеих стран городов. Это украинский Днепродзержинск, который считается городом юности казахского президента (кстати, нынешний визит в Украину он начал именно с него), а также прикаспийский порт Актау (бывший Порт Шевченко), который в начале 2005 г. посетил во время своего визита в Казахстан Виктор Ющенко. Градообразующими предприятиями Актау являются «Мангыстаусский атомно-энергетический комплекс» с остановленной АЭС на быстрых нейтронах и также неработающий ГОК «Каскор», который занимает монопольные позиции в СНГ по добыче ряда видов редкоземельного сырья. В Днепродзержинске же работают такие гиганты, как «Днипроазот», который ранее производил дейтерий («тяжелую воду») для АЭС в Порт Шевченко, а также «Приднепровский химический завод» — главный потребитель руд металлов цезий-иттриевой группы, производимых «Каскором». Долгие десятилетия Днепродзержинск и Порт Шевчено, по сути, являли собой единый производственный комплекс, который в середине 90-х гг. развалился. В конце минувшего десятилетия атомщики Украины и Казахстана предприняли безуспешные шаги к возрождению былой кооперации. Ныне, как и в случае с вышеуказанным проектом «УКР ТВС», ожидалось, что политическая воля к проекту оживления горно-химической промышленности Украины и Казахстана может проявиться после произошедшего в 2005 г. видимого обновления украинской власти и, следовательно, внешнеэкономической стратегии страны. Однако высокие стороны о перспективах их реализации ничего не заявили. Это дало основания усомниться в реальности нынешнего якобы «активного обновления» украинской внешнеэкономической стратегии на просторах бывшего Союза.

Убедиться в этом можно, ознакомившись с основными пунктами подписанного украинско-казахстанского документа. Так, главным его положением стало давно декларируемое стремление Казахстана подключиться к опекаемому Европейским Союзом проекту Евразийского нефтетранспортного коридора (ЕАНТК). Как отмечено в плане, этот проект предполагает заполнение казахстанской нефтью нефтепровода Одесса–Броды, создание СП для расширения транзита нефти через Украину, а также интеграцию нефтепровода «Дружба» и хорвато-венгерского нефтепровода Adria (их объединение позволит начать транзит в Европу не только российских, но и казахстанских сортов нефти). Но ничего нового к перспективам этого проекта, который с 2003 г. стагнирует из-за яростного сопротивления России, г-да Ющенко и Назарбаев не добавили. Как и в эпоху экс-президента Кучмы, подписывавшего с Нурсултаном Назарбаевым многочисленные декларативные документы, перспективные покупатели нефти так и не услышали от Казахстана, зачем ему, считающемуся «становым хребтом» СНГ и ЕвразЭС, вообще нужны проекты Европейского Союза. Виктор Ющенко, в свою очередь, продолжил линию предшественника, так и не пояснив, почему перспективная труба до сих пор не наполнена каспийским сырьем.

Аналогичным повторением пройденного стали и другие статьи ныне заключенного украинско-казахстанского плана. Среди них — обязательства создать сервисное СП на базе обосновавшегося в Казахстане ОАО «Харьковский тракторный завод», а также начать запуски с Байконура украинских ракетоносителей, которое страны берут на себя уже много лет. В этот же ряд можно поставить и заявление о создании нефтегазодобывающего СП для разработки казахстанских месторождений (это обсуждается еще с 2001 г.). В то же время в план не вошло ни одно из давно ожидаемых стратегических направлений, что позволяет говорить о том, что новая эпоха в украинско-казахстанских отношениях так и не наступила.