Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Возвращение чечетовщины. ФГИУ перенял методы у подследственных предшественников

Понедельник, 24 Июля 2006, 00:00

На прошлой неделе ФГИУ объявил конкурс по продаже контрольного пакета акций холдинговой компании «Лугансктепловоз». Торги за 76% акций начнутся с 292 млн грн., что можно считать небольшой ценой за предприятие, способное выпускать более 1000 локомотивов в год. Судя по всему, окончательная цена акций едва ли существенно превысит начальную: условия конкурса выписаны таким образом, что, кроме российского «Трансмашхолдинга», в нем вряд ли кто-либо еще сможет принять участие.

Приватизационное ведомство изрядно постаралось, выстроив для претендентов на покупку луганского монополиста целую «линию Мажино» из конкурсных условий и требований, способных отбить охоту к покупке «Лугансктепловоза» почти у всех «случайных инвесторов». Например, покупателю вменяется в обязанность начать с 2007 г. разработку проектов новых электропоездов, тепловозов и электровозов с заданными техническими параметрами, за три года вложить в модернизацию не менее 300 млн грн., гарантированно обеспечивать потребности «Укрзалізниці» как минимум до 2015 г. А для того чтобы никто не сомневался в способностях инвестора выполнить эти требования, ФГИУ придумал дополнительные условия, которые отсекают от участия в конкурсе компании, не обладающие опытом выпуска тепловозов, электровозов и электропоездов, а также связанной с ними продукции. Это означает, что видный украинский олигарх Константин Жеваго, с 2001 г. мечтающий включить «Лугансктепловоз» в состав своей компании «АвтоКрАЗ», может попрощаться со своими надеждами: ведь необходимого опыта в соответствующей сфере у его предприятий нет, а значит, условиям конкурса они не соответствуют.

Зато им полностью отвечает «Трансмашхолдинг». Ключевым владельцем этой компании с годовым оборотом $1,5 млрд является миллиардер Искандер Махмудов, хозяин второго по величине в России производителя меди (после «Норникеля») — Уральской горно-металлургической компании. Как и г-н Жеваго, Искандер Кахрамонович давно проявляет интерес к луганскому предприятию. В 2001 г., когда ФГИУ чуть было ни продал 76%-ный пакет акций холдинга «АвтоКрАЗу», г-н Махмудов оперативно нашел в Украине лоббиста в лице тогдашнего губернатора Луганской области Александра Ефремова, который инициировал отсрочку приватизации.

Кременчугские автомобилестроители – нужно отдать должное настойчивости их акционеров – не успокоились и по сей день, пытаясь через суды обязать ФГИУ продать им «Лугансктепловоз», и, судя по гордому молчанию в ответ на «дискриминацию» со стороны ФГИУ, судебные тяжбы их привлекают больше, чем конкуренция с одним из богатейших людей России. Правда, пока успехами они похвастаться не могут: Хозяйственный и Апелляционный хозяйственный суды Киева по иску Генеральной прокуратуры уже признали недействительным проведение ФГИУ конкурса в 2001 г. по продаже акций завода, а в сентябре ожидается рассмотрение кассации «АвтоКрАЗа» на эти решения в Высшем административном суде, которое вряд ли изменит существующее положение дел.

В ФГИУ свои действия по сужению круга участников конкурса объясняют привычным со времен продажи «Криворожстали» стремлением обеспечить гарантированное светлое будущее. «Мы поставили цель: обеспечить приход на «Лугансктепловоз» стратегического инвестора, и четко выписали требования к нему», – заявляет глава ведомства Валентина Семенюк. Между тем очевидно, что участие в аукционе одного только г-на Махмудова не позволит ФГИУ рассчитывать на серьезное превышение стартовой цены. А это крайне важно на фоне более чем скудных поступлений в государственный бюджет от приватизации по итогам первого полугодия 2006 г. (160 млн грн. при годовом плане 2,2 млрд грн.) и отсутствия других значимых объектов в приватизационных списках. И если еще недавно в ФГИУ заявляли о планах получить за «Лугансктепловоз» почти $350 млн, то при существующем сейчас раскладе будет удачей, если за предприятие выручат хотя бы 350 млн грн.