Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

ГАЗы!. Василий Поляков и Дмитрий Святаш пытаются оспорить покупку ЗАО «Крымавтогаз» Петром Порошенко

Понедельник, 4 Декабря 2006, 00:00

Крым стал ареной конфликта между Петром Порошенко и хозяевами корпорации «Автоинвестстрой» Василием Поляковым и Дмитрием Святашем. Несмотря на то что конфликтующие стороны публично свои позиции не озвучивают, борьба за ЗАО «Крымавтогаз» носит довольно ожесточенный характер.

17 ноября в правительственной газете «Урядовий кур’єр» было опубликовано анонимное объявление. «В период ликвидационной процедуры ЗАО «Крымавтогаз» в 2006 г. недвижимое имущество предприятия было реализовано с нарушениями законодательства. В связи с этим торги и договоры в отношении такого имущества в судебном порядке будут признаваться недействительными, а имущество будет возвращаться банкроту для повторной продажи. Лица, которые будут пытаться перекупить такое имущество, не будут признаны его добросовестными собственниками и будут нести риски того, что оно может быть у них изъято», — гласит реклама. Сведущие люди утверждают, что объявление разместили представители «Автоинвестстроя».

Сразу отметим, что «АИС» открещивается от каких-либо претензий к продаже «Крымавтогаза». В принципе в пользу непричастности компании говорит и тот факт, что «Автоинвестстрой» не принимал участия в конкурсе. В таком случае вполне логичным было бы предположение, что по «Крымавтогазу» затосковал другой автомобильный негоциант — Тариэл Васадзе, который делегировал своих представителей на аукцион, выигранный близким к Петру Порошенко ООО «Черкассытехномаш». Но возможность конфликта между Тариэлом Шакровичем и Петром Алексеевичем вызывает большие сомнения — в последнее время у них слишком много совместных проектов. Зато в истории продажи «Крымавтогаза» существует несколько нюансов, на основании которых происходящее можно связывать с корпорацией «Автоинвестстрой».

Крымское предприятие было основано в 1989 г. как СТО для машин семейства «ГАЗ». Позже на его базе организовали автосборочный завод, который для дальнейшего расширения занял порядка $7 млн у Укрэксимбанка. До 2000 г. предприятие благополучно занималось крупноузловой сборкой и продажей машин «Газель», «Соболь» и «Волга», но после смены собственника материнской компании (к тому моменту завод вошел в орбиту российского ГАЗа Олега Дерипаски) планы изменились. Уже в 2003 г. предприятие остановило работу, а в следующем году ГАЗ инициировал процедуру банкротства «дочки», которая к тому времени «нахозяйствовала» 80 млн грн. долгов. В 2006 г. Укрэксимбанк (контролировал порядка 90% задолженности), вооружившись постановлением суда о начале процедуры ликвидации ЗАО, решил продать «Крымавтогаз», и уже в марте имущество было выставлено на торги.

Наиболее крупными лотами были комплекс крупноузловой сборки машин, недостроенный автосборочный завод с частично смонтированной линией для покраски, СТО в Севастополе и Белгород-Днестровском (Одесская обл.), а также недостроенный кинотеатр «Мир». Тогда конкурс по продаже основного имущества предприятия не состоялся из-за отсутствия заявок — были проданы только СТО в Белгород-Днестровском и кинотеатр. Кстати, на кинотеатр подавало заявку ООО «Кримжитлоінвест», но на аукцион компания так и не явилась, поэтому имущество досталось не особо видным представителям крымского бизнеса. Любопытно, что «Кримжитлоінвест» известно своим крайне тесным сотрудничеством с «АИС». Если учесть, что сейчас «Кримжитлоінвест» в судебном порядке пытается признать недействительными торги по продаже кинотеатра, можно понять глубинный смысл стратегии основателей «АИС» — блокирование продажи имущества «Крымавтогаза».

Второй конкурс по продаже «Крымавтогаза» был запланирован на май 2006 г., но не увенчался успехом (в тендере принимали участие представители «АИС», но их заявку не приняли на основании неправильно оформленных документов). Справедливости ради отметим, что главной причиной, по которой не удавалось продать имущество автосборочного предприятия-банкрота другим автомагнатам, стало решение организаторов конкурса реализовать все сразу — целостным имущественным комплексом. Тем не менее с большой долей вероятности можно полагать, что корпорация Василия Полякова была достаточно хорошо осведомлена об отсутствии заявок от потенциальных участников. Во-первых, в образе информатора вполне мог выступить один из бывших кредиторов «Крымавтогаза» — нерезидент Autohaus Walter GmbH, с которым работает «АИС». Во-вторых, «Автоинвестстрой» плотно работает с Горьковским автозаводом — в 2003 г. предприятия заключили дилерское соглашение, которое обеспечило «Автоинвестстрою» монопольное право продавать автомобили и машинокомплекты российского завода в Украине. Автостроители соседнего государства вполне могли бы поделиться с украинскими партнерами информацией о крымском заводе.

Как бы там ни было, но исследуя причины, на основании которых Василий Поляков и Дмитрий Святаш избрали такую стратегию, можно отметить, что, купив «Крымавтогаз», Петр Порошенко становится прямым мощным конкурентом «АИС»: в 1999–2000 гг. «Крымавтогаз» собирал порядка 20 тыс. автомобилей, притом что в 2005 г. «Автоинвестстрой» продал немногим более 23 тыс. машин этой марки. Ситуация усугубляется еще и тем, что до конца года российская «Группа ГАЗ» запланировала повысить на 5% цены на отпускаемые в Украину автомобили. Это означает, что «Автоинвестстрой» как эксклюзивный дистрибьютор «ГАЗа» в нашей стране становится менее конкурентоспособным по сравнению со своим оппонентом, которому не надо закладывать затраты на растаможку и доставку автомобилей в цену производимой техники. Кстати, в этой связи для поддержания конкурентоспособности «АИС» весьма кстати пришелся бы собственный Кременчугский автосборочный завод. Но по иронии судьбы предприятие прекратило сборку «ГАЗов» в мае 2005 г. В таких обстоятельствах с большой долей вероятности можно предположить, что г-н Порошенко легко отвоюет ГАЗовый рынок Василия Полякова и Дмитрия Святаша уже в ближайшие годы. И, пожалуй, единственным способом удержать свои позиции для «АИС» остается обжалование продажи имущества «Крымавтогаза» в суде.