Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Транзитный пассажир. Европа хочет ослабить энергетическую зависимость от России, установив контроль над украинским ТЭК

Понедельник, 15 Сентября 2008, 23:59

На фото: Виктор Ющенко приветствует серьезных мужчинВ ближайшее время Украина и Европейский Союз начнут переговоры о присоединении нашей страны к Договору об энергетическом сообществе. Киев заманивают хорошими деньгами, обещая после подписания документа солидные инвестиции в реанимацию энергетического сектора. Правда, в обмен на это европейцы хотят получить доступ к управлению украинской энергетической инфраструктурой, которая играет важнейшую транзитную роль при поставках российских углеводородов Старому Свету.

Семья зовет

Решение о начале переговоров по присоединению к Договору об энергетическом сообществе (ДЭС) было принято на минувшей неделе на саммите Украина — ЕС. Этот документ приняли в конце 2005 г. по инициативе Евросоюза, и на сегодняшний день его участниками являются страны ЕС, а также Албания, Босния и Герцеговина, Хорватия, Македония, Черногория, Сербия и Турция. «Энергетическое сообщество — это объединение, ставящее своей целью распространение внутреннего энергетического рынка ЕС на Юго-Восточный регион Европы и предусматривающее одинаковую регуляторную систему во всех странах-членах», — пояснил представитель Европейской комиссии Ферран Тарраделас Эспуни. Куратором его создания выступает Евросоюз.

Первый шаг к интеграции в европейскую энергетику Украина сделала в конце 2006 г. Тогда на заседании стран — участниц энергетического сообщества Украине был предоставлен статус наблюдателя в этой организации. Теперь же ее желают видеть полноценным членом энергетического сообщества, что может принести Киеву неплохие дивиденды, поскольку в ходе консультаций об условиях присоединения к договору будет рассматриваться возможность технической и финансовой поддержки отечественной энергетики. Речь может идти о миллиардных вложениях. Приоритетным направлением финансирования станет газотранспортная система (износ фондов НАК «Нафтогаз України» составляет 47%). Намерения поучаствовать в ее восстановлении европейцы высказывают уже не первый год. В 2007 г. эксперты ЕС провели технический аудит состояния украинской ГТС и оценили объем необходимых инвестиций в 5 млрд евро. Предполагалось, что конференция доноров пройдет во время председательства Франции в Евросоюзе. Однако пока дату ее проведения стороны назвать не могут. Начало переговоров о присоединении Украины к ДЭС может оживить этот процесс. Еще одним важным для Киева направлением вложений может стать электроэнергетическая инфраструктура нашей страны (износ фондов ГП «Укрэнерго» достиг 54%).

Столь капиталоемкий бизнес, как энергетика, мы не сможем развивать без привлечения внешних займов — достаточных средств в бюджете попросту нет. Поэтому членство в энергетическом сообществе, обещающее приток европейских инвестиций, выглядит очень заманчиво. Тем более что со временем мы сможем с лихвой рассчитаться со Старым Светом за вложенные средства. К примеру, на модернизацию и развитие электросетей (с учетом мероприятий по интеграции объединенной энергосистемы Украины к энергосистемам стран Европы) на сегодняшний день нужно потратить около $30 млрд. Зато после выполнения этих работ электроэнергетический блок страны ежегодно может приносить около $3 млрд от экспорта тока за рубеж. Сейчас же доход от этой деятельности не превышает $0,5 млрд, ведь экспортные возможности Украины ограничены мощностью межгосударственных линий электропередачи и генерации. Когда же наша электроэнергетическая инфраструктура будет стандартизирована с европейской, отечественная энергосистема будет синхронизирована с их Союзом по координации передачи электроэнергии (UCTE), что значительно расширит экспортный потенциал страны.

К слову, еще в 2006 г. Еврокомиссия определила консорциум во главе с итальянской компанией CESI, который должен оказывать Киеву техническую помощь по присоединению к UCTE. Сейчас он оценивает состояние отечественной энергосистемы и, как ожидается, в следующем году уже может озвучить объем работ, который необходим для ее синхронизации с европейской. После этого можно будет приступать к выполнению конкретных мероприятий. Также безусловным плюсом членства Украины в ДЭС можно считать финансовую поддержку Евросоюзом проекта достройки нефтепровода Одесса–Броды до польского Плоцка. Тем самым в регионе, который монопольно зависит от снабжения российской нефтью, появится первый альтернативный источник поставок этого ресурса.

Киев может получить существенные выгоды и от предоставления Европе услуг по хранению газа. В течение последних нескольких лет средний тариф на хранение голубого топлива в украинских ПХГ находился на уровне $12/тыс. куб. м (за сезон), тогда как в ЕС эта услуга стоила в среднем $32/тыс. куб. м.

Непростая Европа

Заинтересованность Евросоюза в инвестировании в ТЭК Украины объясняется стратегической важностью для европейцев нашей энергетической инфраструктуры. Хотят того в Старом Свете или нет, но именно наша страна является ключевым транзитным государством, через территорию которого транспортируется в ЕС до 80% российского газа и более 10% нефти. Украинские подземные мощности по хранению газа (32 млрд куб. м) значительно превышают внутренние потребности и могут быть использованы Европой для создания стратегического запаса, который обеспечит бесперебойные поставки топлива.

Условия привлечения европейских денег в развитие отечественного теплоэнергетического комплекса могут быть самыми разными. Один из вариантов — венчурный фонд. Он подразумевает капиталовложения в обмен на долю в акционерном капитале объекта, в который вкладываются средства, с последующей продажей ее стратегическому инвестору (в данном случае — Украине). Существенный недостаток такой схемы заключается в том, что впоследствии инвесторы продают свою долю значительно дороже, чем потратили на объект.

Но ЕС интересуют не условия капвложений, а в первую очередь возможность доступа к энергетической инфраструктуре нашей страны. В соответствии с Договором об энергетическом сообществе государства, подписавшие документ, будут обязаны открыть национальные рынки электрической энергии и газа для иностранных компаний, а с 1 января 2015 г. — либерализовать их и для розничных потребителей. На первый взгляд, в этом положении нет ничего нового для Украины, которая уже ратифицировала Энергетическую хартию, декларирующую возможность свободного доступа нерезидентов к трубам и месторождениям стран-участниц. Но дело в том, что так называемый Транзитный протокол к энергетической хартии до сих пор не работает из-за отказа России подписать его. А без этого документа доступ нерезидентов к украинской трубе невозможен, поскольку именно в протоколе выписаны конкретные механизмы и возможности такого доступа.

Заманив Киев в энергетическое сообщество, ЕС сделает несбыточной мечту Москвы о монопольном контроле над нашими магистральными трубопроводами (который усугубит зависимость европейцев от РФ). Если Украина подпишет соглашение, доступ к ее транзитной инфраструктуре будут иметь все желающие, чем не преминут воспользоваться в первую очередь европейцы.