Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Шанс на инвестиции

Понедельник, 25 Октября 2010, 23:59

Проблема стремительного роста госдолга в Евросоюзе и США начала обсуждаться экономистами еще в начале этого года. Они допускали, что чрезмерная долговая нагрузка на госбюджеты развитых стран может вылиться в дефолты: правительства, банки и компании просто не будут иметь средств для выплат по своим кредитам и еврооблигациям. Эксперты рассчитывали, что программы экономии позволят властям стран-должников решить эту проблему на протяжении января–августа. Настоящая же паника, на этот раз уже среди участников мирового фондового рынка, начала зарождаться с середины сентября, когда стало ясно, что политика затягивания поясов дала достаточно скромные результаты, а затягивать их еще туже уже просто невозможно. Это подтверждается массовыми манифестациями, которые прокатились осенью по всей Европе, и на прошлой неделе продолжали бушевать практически во всех крупных городах Франции и Великобритании. Дошло до того, что в Еврокомиссии и Европейском совете заговорили о применении санкций к крупнейшим странам — должникам ЕС. Тройка лидеров здесь выглядит следующим образом: Италия — 115,8% ВВП, Греция — 115,1% ВВП, Бельгия — 96,7% ВВП. По данным Евростата, средний уровень госдолга в странах ЕС на 1 сентября составлял 71,4% ВВП, хотя, согласно Маастрихтскому соглашению, он не может превышать 60%. Штрафы могут составить 0,2% ВВП каждой страны-нарушительницы.

После этих новостей инвесторы начали переориентироваться с еврооблигаций развитых стран на бумаги постсоветского пространства. Окончательно же вера в евробонды оказалась подорвана после того, как страны ЕС одна за другой начали размещать свои государственные еврооблигации. Ведь почти все они выпускались для выплат по старым долгам. Наиболее активную деятельность развила Испания, которая за сентябрь-октябрь провела сразу четыре размещения еврооблигаций на общую сумму 19,9 млрд евро. Дважды осенью выходили на фондовые площадки Италия (совокупно продала бондов на 21,4 млрд евро) и Португалия (2,05 млрд евро) и по одному разу Греция (0,3 млрд евро) и Ирландия (0,5 млрд евро). Весомая доля всех этих эмиссий выкупалась Европейским Центробанком, который прилагал максимум усилий, чтобы не допустить дефолтов. В ЕЦБ это официально подтверждают, хотя и отказываются конкретизировать, сколько именно было потрачено на выкуп евробондов в сентябре–октябре каждой из стран в отдельности. Известно лишь, что совокупно с мая 2009 г. (когда было выкуплена первая эмиссия государственных бондов) по сентябрь 2010 г. Европейский Центробанк потратил на выкуп еврооблигаций стран ЕС 63,5 млрд евро.

Имеющиеся долговые проблемы ЕС и дополнительная эмиссия евровалюты, на которую для выкупа еврооблигаций вынужден был идти ЕЦБ, не прибавили очков западноевропейским корпоративным эмитентам в глазах инвесторов. Инвестиционные банки, пенсионные, инвестиционные и хедж-фонды (фонды, работающие на заемные средства) — главные на сегодня покупатели еврооблигаций в мире — не просто перестали наращивать, но даже стали уменьшать долю бондов из ЕС в своих портфелях. Еще несколько лет назад альтернативой им могла бы стать покупка американских ценных бумаг, но только не в 2010 г. Ведь совсем недавно США заявили об увеличении своего госдолга до рекордного за всю историю уровня: во втором квартале он вырос на $60 млрд, и достиг $13,051 трлн. Долги янки продолжал скупать лишь Китай, для которого это скорее политическая задача. Он остается крупнейшим кредитором Соединенных Штатов: на 1 сентября американцы должны Поднебесной $868,4 млрд, второе и третье место среди крупнейших кредиторов США заняли Япония ($757,3 млрд) и Великобритания ($277,5 млрд.). Частные инвесторы решили сделать ставку на страны СНГ, размер госдолга которых хотя и значительно вырос за последний год, но все же не приблизился к европейским 71,4% ВВП. К тому же финансисты уверены, что постсоветские страны прошли пик кризиса и начали постепенное восстановление. Да и на вложениях в их евробондов можно заработать заметно больше: порядка 9–10% годовых, а не 1,5–4% как в увядающем Евросоюзе. Инвесторы пока не решаются озвучивать публично свои планы, но неофициально обещают увеличить с 2010–2011 гг. свои вложения в еврооблигации из СНГ в полтора-два раза, если ситуация в экономиках региона в ближайшее время не ухудшится. Главным конкурентом Украины, России и других стран бывшего СССР может лишь Китай, стремительный рост экономики которого эксперты прогнозируют в ближайшие годы. За девять месяцев этого года иностранные инвестиции в Поднебесную уже выросли на 6,14% (до $8,384 млрд), а по итогам всего 2010 г., по прогнозам аналитиков, должны прирасти на 15%. Впрочем, финансисты надеются, что это не помещает украинским компаниям в полном объеме размещать выпуски своих еврооблигаций на мировых площадках.

ФАКТ. Иностранцы скупают наши долги

На мировых фондовых рынках в октябре произошел глобальный переворот сознания. Переварив из рук вон плохие европейские, американские и японские экономические показатели, западные банки и инвестфонды стали активно перелопачивать свои инвестиционные портфели и менять стратегию работы. Если раньше они были готовы вкладываться по максимуму в ограниченный круг наиболее выгодных ценных бумаг, и в фаворе были эмитенты из развитых стран, то теперь стали массово стали «разбавлять» портфели бумагами, от которых активно избавлялись в 2009 г. и в начале 2010 г.

Новые веяния спровоцировали последние новости из Старого Света. Инвесторы не на шутку испугались слухов о дефолтах по еврооблигациям Испании, Греции, Италии, Ирландии и других неудачников из Евросоюза: те в последние месяцы не переставали шокировать финансистов аховыми экономическими показателями и прогнозами по их динамике. Не прибавили оптимизма инвесторам и новости из Соединных Штатов, ценные бумаги из которых обычно становятся альтернативой для инвесторов во время потрясений в странах Евросоюза. Янки поставили новый антирекорд по росту государственного долга и получили негативные оценки экономистов. Так что приобретать их долги сегодня решаются разве что китайские инвесторы, которые целенаправленно скупают госдолг США уже не первый год. И делают это скорее не из экономических, а из политических побуждений.

Западные же финансисты нашли новую альтернативу — бонды, выпущенные компаниями и банками из СНГ. Сегодня они готовы выкупить практически все выпуски бумаг, которые постсоветские эмитенты успеют вывести на западные биржи в ближайшее время, и гарантируют украинским компаниям высокий спрос на их еврооблигации. Иностранцы готовы одалживать крупные суммы даже на длинные сроки, и выдвигают при этом куда меньше требований, чем в разгар мирового финансового кризиса.

30–40% новых выпусков еврооблигаций придется на агросектор. Олег Бахматюк Председатель совета директоров агрохолдинга «Авангард»

Финансисты утверждают, что этой осенью иностранные инвесторы изменили свое отношение к еврооблигациям украинских компаний и готовы серьезно увеличить объемы их покупок. Ощутили ли эту смену настроений сами компании-эмитенты?

О.Б. Действительно, мы ощущаем рост интереса к нашим бумагам, да и к стране в целом. Это заметно облегчает работу компаниям, выходящим сейчас с размещениями. Серьезно ее упростило сентябрьское размещение на $2 млрд суверенных украинских еврооблигаций Минфином. Оно пробило брешь. Полагаю, что на этом нельзя останавливаться. Кабмину нужно тесно работать с аудиторами и международными рейтинговыми агентствами, чтобы поднять рейтинг нашей страны. Сегодня для этого есть условия и нужно максимально использовать повышение к нам интереса со стороны инвесторов. Полагаю, уже сейчас есть предпосылки для увеличения суверенного рейтинга Украине не менее чем на две позиции.

Что такое повышение на практике может дать эмитентам?

О.Б. Снижение стоимости заимствований. На сегодняшний день инвесторы готовы покупать корпоративные еврооблигации наших компаний с доходностью в 9–10% годовых. Но она могла бы быть и ниже.

После кризиса западные инвесторы стали выдвигать требования по обеспечению эмиссий еврооблигаций. Что это за обеспечение, какие-то активы компаний в Украине?

О.Б. Нет, речь не о материальном обеспечении. Еврооблигации остались беззалоговым инструментом, обязательства по которым гарантируются именем компании. Просто эмитенту приходится брать на себя дополнительные обязательства по заимствованиям на время оборота их бондов. Например, согласиться в определенном объеме умерить свои заимствования за счет иных инструментов.

Рассматривали ли компании, выходящие сейчас на рынок еврооблигаций, эти альтернативные инструменты и в чем они сегодня уступают бондам?

О.Б. Таким инструментом могло бы быть банковское кредитование. Но украинские финучреждения пока не могут предоставлять финансирование на условиях, хотя бы приблизительно сопоставимых с евробондами. В лучшем случае речь идет о кредитовании под 13–14% годовых. Полагаю, что в течение ближайшего года ставки ниже не опустятся. Размещение же облигаций на внешних рынках даже при нынешнем, не самом высоком рейтинге Украины — это 9–10% годовых. Мы рассчитываем на постепенное уменьшение до 8%, а через год, возможно, даже до 6–7% годовых.

Финансисты прогнозируют, что украинский аграрный сектор будет активнее прочих в 2010–2011 гг. выходить с размещениями еврооблигаций. Чем можно объяснить такую активизацию отрасли и сколько эмиссий она может обеспечить?

О.Б. По моим наблюдениям, активизация может произойти в двух отраслях: энергетике и агросекторе. Аграрная промышленность — одна из наиболее перспективных в нашей стране и будет интенсивно развиваться в ближайшие 50 лет. Думаю, скоро ее рост перестанет удивлять экспертов, поскольку станет нормой. Ведь потребность в пищевой продукции в мире активно увеличивается. В текущем году этот рост обеспечивается главным образом плохими урожаями по всему миру. В будущем же мы ожидаем серьезных перестановок на самом рынке. Ведь, по оценкам экспертов, уже в ближайшие пять лет и Китай, и Индия из экспертов превратятся в импортеров продовольствия. Что же касается ближайших перспектив, то полагаю, что вскоре мы увидим размещение еврооблигаций двумя-тремя украинскими агрокомпаниями. Если нынешние планы удастся реализовать, то в 2010–2011 гг. 30–40% новых выпусков еврооблигаций придется именно на наш сектор.

Западный инвестор заждался украинских евробондов и готов снижать ставки. Анатолий Косарик Руководитель подразделения по организации размещения еврооблигаций в России и СНГ Deutsche Bank (Лондон)

Западные банки и инвестфонды осенью начали корректировать свою стратегию работы на фондовом рынке. Как в связи с этим изменилось отношение инвесторов к нашим эмитентам?

А.К. Украинский рынок еврооблигаций, как и весь рынок СНГ, в прошлом и в начале текущего года был закрыт. Только сейчас мы видим возобновление доверия инвесторов к этим бумагам. Я бы не говорил, что у них есть предпочтения и они делают ставку на Украину или Россию, их заинтересовали выпуски всего региона — стран бывшего СССР. А дальше все сугубо индивидуально: у каждого инвестора свой выбор, и он решает, сколько у него в портфеле должно быть еврооблигаций украинских эмитентов, а сколько российских.

Западные инвесторы, особенно те, что погорели на вложениях в ценные бумаги Греции, Ирландии и других стран ЕС, сделали выводы из кризиса и теперь изо всех сил пытаются диверсифицировать свои портфели. Никто больше не хочет иметь портфели бумаг, по каждой из которых приходится проводить переговоры по реструктуризации выплат.

Как долго на мировых рынках могут господствовать такие настроения?

А.К. Сложно сказать. Ведь это не только экономический, но еще и политический вопрос. Хотя очевидно, что кризис недоверия к некогда привлекательным странам когда-то закончится и инвесторы снова начнут с ними активно работать. Сейчас же у европейских банков и инвестфондов есть очень высокая ликвидность и катастрофическая нехватка адекватных ценных бумаг, в которые они могли бы вложиться. О том, что у них повышенная ликвидность, свидетельствует то, что 3–6%, а иногда и более портфелей инвесторов находится в наличности, что им несвойственно.

Сколько украинских компаний в ближайшее время могут выйти с выпусками евробондов?

А.К. Конкретных заявок со сроками и объемами эмиссий пока поступает мало, но очень многие консультируются на предмет вариантов размещений. До конца же 2010 г., насколько мне известно, собираются разместить свои бонды несколько компаний агросектора. Нельзя забывать, что украинское правительство ограничивает стоимость ресурсов, по которой компании могут осуществлять внешние заимствования, — те не могут быть дороже 11% годовых. Но по мере роста спроса на бумаги на внешних рынках их доходность будет снижаться и, соответственно, расширяться круг потенциальных эмитентов, которые смогут позволить себе выходы на западные рынки.

Какой объем украинских эмиссий способен поглотить европейский фондовый рынок?

А.К. Как такового лимита не существует. Можно делать лишь приблизительные прикидки: общий объем размещений украинских еврооблигаций по итогам 2010 г., по разным оценкам, может составить около $4 млрд (с учетом $2 млрд, на которые государство разместило свои бумаги этим летом), в 2011 г., полагаю, можно будет выйти на $6–8 млрд в зависимости от состояния рынка. Хотя если будут интересные выпуски, то это не предельная цифра.

На какие цели украинские компании чаще всего планируют тратить средства, вырученные от размещений еврооблигаций?

А.К. До кризиса банки привлекали средства на увеличение кредитного портфеля, а корпоративные заемщики — на собственное развитие. В разгар кризиса мы наблюдали ограниченное количество размещений с целью рассчитаться по старым выпускам облигаций или пролонгировать предыдущие выпуски. На сегодняшний день одна половина средств идет на рефинансирование дорогих кредитов, привлеченных во время кризиса, а другая — на развитие текущих проектов компаний. Во многих случаях ставки, получаемые компаниями сейчас, ниже, чем до кризиса.

На каких условиях наши компании рассчитывают размещаться в 2010–2011 гг.?

А.К. Украинские компании заинтересованы в более длительных сроках размещений, чем до начала кризиса: разговор сегодня начинается от 5 до 7–10 лет. Руководство компаний даже не смущает, что за это придется заплатить более высокими процентными ставками: обычно такие размещения на 1–2% годовых дороже, чем двух- либо трехлетние. Здесь важно отметить, что как кривая доходности кредитов на данный момент так довольно плоская, это позволяет увеличить срок привлечения средств с незначительным увеличением премии. Задумываются украинские предприятия и о более крупных эмиссиях, чем до 2008 г. Все чаще они говорят о выпусках от $500 млн и более, вообще же объемы колеблются в широком диапазоне — от $300 млн до $1 млрд.

Насколько существенно в сентябре–октябре изменились ставки по украинским бондам?

А.К. Произошло незначительное уменьшение, от 20 до 25 базисных пунктов. Но я считаю, что по мере роста спроса на еврооблигации из стран СНГ и при сохранении нынешнего спроса на них, ставки буду снижаться.