Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

WellCOM’ов узел

Понедельник, 6 Августа 2001, 00:00

«Партизанские боевые действия» южнокорейских и украинских собственников ЗАО «Украинские радиосистемы» (WellCOM) на прошлой неделе переросли в массированную «артподготовку». В первый день августа обе стороны провели пресс-конференции, на которых ознакомили широкую общественность со «злодеяниями» своих партнеров. Поводом для предания огласке конфликта стала смена руководства ЗАО украинской стороной, что, по мнению корейцев, не соответствует законодательству. Наши соотечественники же убеждены в своей правоте.

Первыми разведку боем начали представители Daewoo, которые сказали много слов ни о чем. Смысл  их загадочных изречений можно свести к тому, что «иностранные инвестиции в опасности» и компания надеется на скорое вмешательство государственных властей Украины в дело восстановления «допереворотного» статус-кво. Спустя несколько часов уже украинские акционеры долго втолковывали журналистам, что приход 19 июля «к власти» в УРС и.о. гендиректора Юрия Курмаза вместо южнокорейского представителя абсолютно правомерен. Поскольку «украинский караул» устал наблюдать за бездействием Daewoo на фоне снижения рыночной стоимости «Украинских радиосистем», да и вообще срок разрешения на работу в нашей стране бывшего гендиректора О Янг Хвана и финансового директора Хванга Ин-де давно истек. В настоящее время сеть покрывает только Киев, абонентская база — 31 тыс. человек. Daewoo владеет 49% акций, а отечественные компании «Укрфондинвест» и «Интеринвест» — соответственно 31% и 20%. Южнокорейцы заявляют, что инвестировали в развитие предприятия около $70 млн, а другая сторона — ни копейки (так оно и было до недавнего времени, и об этом немного ниже). Украинские же акционеры отвечают, что, начиная с 1999 г., Daewoo ничего не инвестировала, не допускала их к финансовой информации, к тому же с тех пор работала в «Украинских радиосистемах» без бизнес-плана.

«Путч»
Интересно слушать разных людей. Главный управляющий директор и член совета директоров корпорации Daewoo Йонг-Вон Канг во время однодневного «блиц-крига» Сеул–Киев–Сеул сообщил, что 19 июля вооруженные представители охранного агентства по наущению местных акционеров захватили офис «Украинских радиосистем» на улице Тульчинская, 6. После чего украинские партнеры запретили там появляться О Янг Хвану и Хвангу Ин-де, а в довершение всего подделали печать. И что самое страшное, бывший до этого заместителем гендиректора с украинской стороны Юрий Курмаз «самоназначил» себя исполняющим обязанности генерального директора. Это заявил г-н Канг.

В интерпретации Юрия Курмаза все выглядит совсем не так. Он рассказал, что даже в тот роковой день вел переговоры с г-ном Хваном о передаче управления компанией, основываясь на том, что представители корейской стороны не могут управлять УРС, поскольку у них нет разрешения на работу. Кстати, основанием для выдачи украинскими властями такого документа является контракт, срок действия которого у г-на Хвана закончился, напомнил он, в феврале этого года. И доверительно сообщил, что О Янг Хван сам решил «забрать личные вещи и уйти из офиса УРС».

Daewoo на все аргументы о разрешениях на работу в лице Йонг-Вон Канга заявила, что 20 июля назначила своего и. о., но... Как уважаемый читатель может заметить, немного не успела.

Пребывая твердо уверенным в своей правоте, Юрий Курмаз прокомментировал подобные рокировки таким образом: осуществлять замены Daewoo может только на срок действия контракта гендиректора, истекшего, как известно, в феврале. В общем, пока «Украинскими радиосистемами» рулят наши соотечественники.

«Партизанщина»

Читатель вправе задать резонный вопрос, пробовали ли акционеры, например, проводить собрания? Пробовали, но каждый по-разному. При этом обе стороны обвиняют друг дружку в том, что этот верховный орган любого АО не смог собраться в течение последних двух лет.

Корейцы с восточной лаконичностью кивают на противников: мол, вот «эти» постоянно ставили палки в колеса. И основным виновником почему-то называют ООО «Оптима», которое не известным им способом в августе прошлого года получило контроль над «Укрфондинвестом» и «Интеринвестом». После чего все пошло вкривь и вкось. Например, у руководителей «Укрфондинвеста» случилась амнезия, и они забыли о $3,7 млн, которые Daewoo якобы одолжила компании для приобретения 31% акций «Украинских радиосистем». А еще та же «Оптима» сорвала сделку по продаже доли Daewoo в УРС турецкому оператору мобильной связи Turkcell (после чего турки пошли другим путем, создав СП Novacell. — Ред.). Последнее сообщил «ДС» в личной беседе ныне отозванный бывший гендиректор «Украинских радиосистем» О Янг Хван, добавив, что «Оптима» и сама собиралась выкупить южнокорейский пакет, но предложила слишком низкую цену — вдвое меньше вместо желаемых Daewoo $40 млн. Интересно, что главный управляющий директор южнокорейской корпорации Йонг-Вон Канг на неоднократные вопросы журналистов о ее желании или нежелании выйти из состава собственников «Украинских радиосистем» мастерски ничего вразумительного не ответил.

Теперь взгляд с другой стороны баррикады. Юрий Курмаз заявил, что украинские партнеры разместили в прессе объявление о проведении 9 сентября собрания акционеров. До этого они в течение двух лет срывались по вине топ-менеджмента Daewoo. А именно, отметил и. о. гендиректора УРС, ранее южнокорейцы, имея право назначать трех членов правления, отозвали зама гендиректора — технического директора. Это во-первых. Во-вторых, на все попытки украинских акционеров провести собрание отвечали чуть ли не бойкотом — постоянно не было кворума, необходимых для этого согласно отечественному законодательству 60% голосов акционеров. Со слов г-на Курмаза можно понять, что зарубежные партнеры в нужный момент исчезали с линии фронта. Таким образом, подчеркнул он, они выполняли пришедшие из Сеула письменные указания уклоняться от собраний.

Присутствующий на пресс-конференции гендиректор «Укрфондинвеста» Олег Большешапов заявил, что ни о каких кредитах или займах от южнокорейской корпорации и слыхом не слыхивал. Сидящий рядом с ним председатель совета директоров «Оптимы» Мотти Корф в свою очередь признался, что его компания не имеет отношения к украинским акционерам УРС, их контролируют компании «Солм» и «Бизнесинвест» (первая — акционер, вторая — дочернее предприятие Приватбанка) и «Индека». «Оптима» же задействована в процессе как консультант украинских акционеров УРС, уважающих ее опыт работы на телекоммуникационном рынке. Кстати, сам г-н Корф без ложной скромности назвал днепропетровского оператора местной телефонии «Оптима телеком» (представленного также и в других регионах Украины, включая Киев. — Ред.) вторым в стране после «Укртелекома».

Первыми разведку боем начали представители Daewoo, которые сказали много слов ни о чем. Смысл  их загадочных изречений можно свести к тому, что «иностранные инвестиции в опасности» и компания надеется на скорое вмешательство государственных властей Украины в дело восстановления «допереворотного» статус-кво. Спустя несколько часов уже украинские акционеры долго втолковывали журналистам, что приход 19 июля «к власти» в УРС и.о. гендиректора Юрия Курмаза вместо южнокорейского представителя абсолютно правомерен. Поскольку «украинский караул» устал наблюдать за бездействием Daewoo на фоне снижения рыночной стоимости «Украинских радиосистем», да и вообще срок разрешения на работу в нашей стране бывшего гендиректора О Янг Хвана и финансового директора Хванга Ин-де давно истек. В настоящее время сеть покрывает только Киев, абонентская база — 31 тыс. человек. Daewoo владеет 49% акций, а отечественные компании «Укрфондинвест» и «Интеринвест» — соответственно 31% и 20%. Южнокорейцы заявляют, что инвестировали в развитие предприятия около $70 млн, а другая сторона — ни копейки (так оно и было до недавнего времени, и об этом немного ниже). Украинские же акционеры отвечают, что, начиная с 1999 г., Daewoo ничего не инвестировала, не допускала их к финансовой информации, к тому же с тех пор работала в «Украинских радиосистемах» без бизнес-плана.

Стратегия и тактика

На вопрос «Что делать?» обе стороны, естественно, тоже имеют разные ответы. Йонг-Вон Канг заявил, что Daewoo и посол Южной Кореи в Украине обратились в МВД, МИД, Министерство экономики, Генеральную прокуратуру и к премьер-министру с просьбой защитить их права как акционеров. Защита, по их мнению, заключается в том, чтобы обрести прежний контроль над «Украинскими радиосистемами», т. е. сделать все, как было. Несмотря на период отпусков, Daewoo надеется на как можно более оперативную реакцию украинских госорганов. Несколько драматично г-н Канг отметил, что Daewoo «боится потерять» свои инвестиции.
В общем, среди журналистов сложилось мнение, что делегация из Сеула прилетела для отчетности перед советом кредиторов Daewoo (читай — госвластями Южной Кореи). Если кто не знает, несколько последних лет эта корпорация вся в долгах как в шелках и переживает болезненную и затяжную реструктуризацию. Этот процесс ощутимо отражается на украинских проектах корейцев. Достаточно вспомнить эпопею с «народным автомобилем» на базе АвтоЗАЗа или историю с инвесторами Бессарабского квартала столицы.

Украинские акционеры УРС, в отличие от своих оппонентов, настроены более спокойно. Юрий Курмаз очень надеется на то, что 9 сентября собрание таки состоится. Он отметил также, что Daewoo назначила сбор на день позже, и они «готовы поучаствовать и там». Еще он добавил, что после прихода к руководству компанией отечественные акционеры оплатили Госкомсвязи 21,5 млн грн. за лицензию на предоставление своих услуг во всех областных центрах. И за календарный год WellCOM начнет работать в половине основных городов страны, а также на некоторых магистралях между ними. Для этого необходимы $100–120 млн инвестиций, которые готов предоставить, например, Приватбанк.

Относительно $70 млн капиталовложений Daewoo Мотти Корф сообщил, что южнокорейская сторона преувеличивает свою роль в становлении WellCOM — реально эта сумма составляет приблизительно $50 млн. Во-первых, по имеющимся у него сведениям, оборудование закупалось по завышенным ценам, и за те же деньги можно было бы приобрести техники вдвое больше и лучшего качества. Во-вторых, и эту мысль высказывал также г-н Курмаз, имея равные стартовые условия с UMC и «Киевстар», компания «Украинские радиосистемы» вследствие плохого менеджмента во многом утратила свою первоначальную привлекательность. В то же время украинская сторона готова инвестировать в WellCOM совместно с Daewoo или выкупить южнокорейскую часть «Украинских радиосистем».

Наблюдателям же остается подождать развития событий до следующих открытых маневров обеих сторон в борьбе за «хорошие коммуникации». В любом случае процесс обещает быть интересным.