Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Алексей Плотников

Понедельник, 27 Декабря 2010, 23:59

А.П. Последствия финансового кризиса привели к тому, что свои позиции в мире существенно усилил китайский юань. В прошлом году им даже начали торговать на валютных биржах за пределами КНР, чего не было ранее. Объем валютных торгов за границами Поднебесной, по данным Bloomberg, к декабрю 2010 г. достиг суммы, эквивалентной $400 млн. Конечно, это еще крайне скромный показатель: всего 0,01% всего общего объема ежедневных валютных торгов во всем мире. Но это лишь первые шаги: торговать китайской валютой за пределами КНР начали только в июле 2010 г. И интерес к июню растет беспрестанно: за последние полгода количество субъектов внешнеэкономической деятельности, получивших у властей КНР разрешения на расчеты в денежной единице Китая, выросло просто колоссально — с 365 до 67,4 тыс. На эту валюту ориентируются крупные азиатские экономики, такие как Япония и Южная Корея, что выражается в увеличении доли юаня в их золотовалютных резервах. К ней присматриваются в Европе.

Также по мере активизации колебаний в паре евро/доллар заметно вырос интерес к швейцарскому франку.

Хотя, конечно, о радикальном изменении валютных приоритетов по всему миру пока говорить рано. Здесь по-прежнему доминирует американский доллар и евро. Можно отметить лишь корректировку акцентов мировой валютной системы.

Кто проиграл и кто выиграл от смены валютных настроений в мире?

А.П. Безусловно, Китай выиграл от роста интереса к своей денежной валюте. В том числе и благодаря этому ему удалось с «плюсом» выйти из кризиса: по данным Народного банка КНР, темпы роста экономики Поднебесной по итогам работы в 2010 г. составили 10%. В проигрыше оказались страны Евросоюза, которые административно привязаны к пошатнувшемуся евро. Европейское статистическое бюро Eurostat недавно сообщило, что ВВП в зоне обращения единой европейской валюты в III квартале 2010 г. вырос лишь на 0,3%, тогда как аналитики ожидали прироста в 0,4%. Потеряли и страны, чьи экономики были привязаны исключительно к американскому доллару, в том числе и Украина. Правда, как раз в нашем случае решающими все же являлись не внешние, а внутренние макроэкономические факторы.

Правительства каких стран наиболее агрессивно продвигали свои денежные единицы на мировой арене?

А.П. Опять же нужно говорить о Китае, который как никогда активно двигал свой юань. Не сидели сложа руки в Российской Федерации: Москва официально заявила о планах сделать рубль региональной валютой на территории СНГ. Евросоюз и США на этот счет ничем не запомнились, там валютная политика не менялась. Что до методов, которыми пользовались правительства для популяризации своих денежных единиц, то здесь превалировали административные рычаги. Пекин на протяжении двух последних лет отказывался от предложения Вашингтона по повышению гибкости курса юаня, который уже продолжительное время искусственно удерживается властями. Россия же решила опереться на политические меры: она начала работу по переводу в рубль платежей в топливно-энергетическом комплексе.

Как может меняться ситуация на мировом валютном рынке на протяжении этого года?

А.П. Согласно прогнозам рост мировой экономики в 2011 г. должен составить около 4%. В еврозоне этот показатель не превысит 1%. Именно от этих цифр будут отталкиваться ключевые игроки мирового валютного рынка, отдавая предпочтения тем или иным денежным единицам. Правда, приходится признать, что на текущий момент более-менее четко спрогнозировать соотношение курсовых значений доллара и евро на 2011 г. не может никто, в том числе Федеральная резервная система Соединенных Штатов и европейский Центробанк. У каждого из двух экономических центров есть свои проблемы, и именно на них будет обращено в первую очередь внимание руководства ЕС и США. А уже от успешности их решений будет зависеть и успех ключевых мировых валют.

Вашингтон, как и прежде, будет заинтересован в девальвации юаня, и, вероятно, на реализацию этой цели направит немалые усилия. Что же касается Пекина, то китайская экономика довольно специфическая. Поэтому успехи валюты КНР будут зависеть как от политической активности Китая, так и от объемов реализации китайской продукции в мире.

Насколько перспективны азиатские валюты в 2011 г.?

А.П. Если не концентрироваться на юане, интерес к которому, несомненно, продолжит расти в 2011 г., то я бы выделил еще японскую иену. Ее нельзя сбрасывать со счетов, поскольку Япония остается одной из ведущих экономик мира. Иена традиционно котируется на мировых биржах вместе с долларом и евро и после них ставится на третье место в мире.

На какие еще денежные единицы могут обратить внимание инвесторы в этом году?

А.П. Здесь сложно что-то утверждать. Например, достаточно сильные позиции, в основном благодаря своему положению на энергетическом рынке, занимают валюты Кувейта и Объединенных Арабских Эмиратов. Но, несмотря на то что в последние годы очень много говорилось о валютных перспективах этого региона и даже о введении единой денежной единицы для арабских стран, пока нет предпосылок для смены их статуса с региональных на мировые. Они не смогут составить конкуренцию доллару и евро.

Как изменения на мировых валютных рынках отразились на предпочтениях украинских субъектов внешнеэкономической деятельности?

А.П. Обесценивание доллара на мировых рынках, которое мы наблюдали в 2010 г., конечно, было проблемой для Украины. Ведь большинство наших внешнеэкономических контрактов (порядка 70–80%) были заключены именно в американской валюте. А потому Нацбанк даже корректировал в связи с этим структуру своих золотовалютных резервов: регулятор уменьшал долю доллара в пользу евровалюты. Постепенно увеличивалась доля евро и во внешних платежах украинских компаний. Полагаю, эта тенденция укрепится в 2011 г.