Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Дмитрий Литвак

Воскресенье, 4 Декабря 2011, 23:59

В последнее время чиновники активно прогнозируют прирост прямых иностранных инвестиций. Согласно оптимистичным ожиданиям правительства до конца года Украина сможет привлечь $7,5 млрд. Государственная служба статистики уверяет, что за три квартала иностранцы вложили в нашу страну $4,7 млрд. Традиционно главным украинским инвестором остается Кипр. Но, по данным ежегодного отчета о прямых иностранных инвестициях (FDI Report), который готовит международная компания «Эрнст энд Янг» на основании данных мониторинговой системы European Investment Monitor, если брать во внимание реально реализуемые на деньги инвесторов проекты, Кипр не входит даже в топ-10 наших основных инвесторов. О том, кто на самом деле инвестирует в Украину, чем вложения в нашу страну отличаются от вложений в остальной Восточной Европе и каких инвестиций ожидать в 2012 г., «ДС» рассказал партнер и руководитель отдела транзакций компании «Эрнст энд Янг» в Украине Дмитрий Литвак.

Дмитрий, сможет ли Украина достичь заявленных объемов притока ПИИ в $7,5 млрд до конца года?

Д.Л. Вряд ли. На это есть две причины. Во-первых, это внешние факторы, в частности, ситуация в Евросоюзе. Инвесторы не могут позволить себе вкладывать деньги даже в стабильные экономики, не говоря уже об Украине, где инвестиции достаточно рискованные. Мы можем быть привлекательным рынком с точки зрения количества потребителей, потенциала, финансовых показателей. Но когда на дворе кризис и компания не может взять взаймы деньги для инвестирования, даже суперприбыль не сможет их привлечь. Во-вторых, это регуляторная среда в Украине. За последние полгода фискальное давление на бизнес увеличилось, нет предпосылок говорить, что мы побороли коррупцию, у нас неэффективная судебная система. И все это не способствует притоку вложений.

Об этих рисках говорят годами. Но если все так плохо, откуда же берется прирост инвестиций в размере $3–5 млрд ежегодно?

Д.Л. В основном этот прирост обеспечивают компании украинского происхождения, в том числе зарегистрированные на Кипре и в других оффшорных государствах. По нашим расчетам, в этом году отечественные корни имеют около 60% всех вкладываемых в нашей стране иностранных средств. В этом нет ничего зазорного. Для экономики нет разницы, откуда приходят деньги. В США, странах Западной Европы большое количество иностранных инвестиций также имеют местное происхождение. Многие из украинских холдингов, реально вкладывают деньги в модернизацию. В последнее время тех, кто просто гоняет их по счетам, становится все меньше.

Что представляют собой реальные инвесторы?

Д.Л. В первую очередь это инвесторы из России, особенно активизировавшиеся в текущем году. Они скупают компании в самых разных отраслях. Крупнейшие вливания сделаны в банки. Все государственные российские финучреждения уже прочно укрепились на нашем рынке. Нет разве что Газпромбанка, да и тот, очевидно, зайдет в ближайшее время. Были также куплены два крупных пакета металлургических холдингов — ИСД и «Запорожстали», активно работает «Евраз Групп». В остальных секторах вложения значительно меньше. Кроме россиян, активно вкладывают в Украину американские фонды прямых инвестиций Sigma Bleyzer, Horizon Capital, Abris. Приоритетными для них являются финансовый сектор, производство товаров народного потребления, ритейл, пищепром. В принципе фонды прямых инвестиций во всем мире вкладывают в эти сектора.

В перечне инвестиционных приоритетов нет сельского хозяйства. Почему?

Д.Л. Преимущественно в сельское хозяйство вкладываются украинские производители. Западным инвесторам динамика этого сектора в Украине не совсем понятна. Во-первых, они не понимают, почему для нормальной продуктивности труда нам нужны миллионы гектаров земли. В Европе фермеры обрабатывают гораздо более скромные наделы. Во-вторых, пока не будет определенности с правом нерезидентов в будущем покупать украинскую землю, вкладывать сюда серьезные деньги они не видят смысла. В-третьих, инвесторы понимают, что в Украине уже выросли огромные агрохолдинги и соревноваться с ними, в том числе и за активы, себе дороже.

Аналитики European Investment Monitor отмечают, что в сравнении с другими странами региона в Украине в ходе реализации инвестиционных проектов создается гораздо меньшее количество новых рабочих мест, чем, скажем, в Сербии, Словакии или Польше. Почему так происходит? Насколько это важный индикатор эффективности инвестиций?

Д.Л. Нашей стране с советских времен досталось множество предприятий с десятками вспомогательных бизнесов, которые имели в своем штате тысячи сотрудников. Количество затрачиваемых человекочасов на тонну продукции у нас всегда было несоизмеримо выше, чем на Западе. Реальные инвесторы, которые сегодня приходят на такие заводы, в первую очередь пытаются оптимизировать производство. И скорее на начальной стадии инвестирования будут сокращать персонал, вводя автоматизацию производственных процессов, чем создавать рабочие места. Страны Восточной Европы этот этап уже прошли. Там инвесторы создают больше предприятий с нуля, таким образом появляются новые рабочие места. Однако в любой стране строительство нового производства или начало какого-либо другого крупного бизнеса, кроме IT-сферы и «зеленой» энергетики, требуют колоссальных стартовых затрат без гарантий их быстрого возврата. Поэтому в Украине со всеми ее рисками за такие проекты берутся либо те, за чьей спиной стоит мощная финансово-промышленная группа, которая сможет подстраховать в случае провала, либо органы власти. Иностранные инвесторы чаще предпочитают приобретать уже работающие бизнесы, генерирующие денежный поток.

Правительство широко анонсирует поддержку инвестиций на государственном уровне. Например, утвержден перечень национальных проектов, создана база инвестпроектов на сумму более 200 млрд грн. Могут ли такие методы заинтересовать людей с деньгами?

Д.Л. В принципе подход «у нас есть проект, мы предлагаем вам вложить в него деньги» в мире работает. Но речь ни в коем случае не идет о том, что в страну приходит инвестор со $100 млн на руках и некое агентство ищет, куда бы их пристроить. Сейчас инвесторы вкладывают деньги очень осторожно, только в знакомые им отрасли, где они обладают опытом работы. Пока большинство проектов, которые мне доводилось видеть и обсуждать с коллегами, представляющими в Украине интересы инвесторов, очень сырые. Люди, которые отвечают в областных администрациях за привлечение инвестиций в регионы, зачастую не понимают критериев, по которым инвесторы отбирают проекты. У них слабая подготовка, их очень много, им платят мало, что отнюдь не стимулирует делать работу профессионально. Они пишут бизнес-планы на три страницы в стиле «вот площадка, на которой нужно построить завод за 100 млн. Не бойтесь: государство, если что, вас защитит». Инвесторы же хотят видеть все будущие расходы и доходы, обоснование инвестиций во времени. В мире на сырой проект без детального обоснования прибыльности сейчас потенциальные инвесторы даже внимания не обратят.

То есть о привлечении 200 млрд грн. в ближайшие годы можно забыть?

Д.Л. Значительная часть в базе инвестиционных проектов — это инфраструктурные объекты. Как показывает опыт, наиболее приемлемой формой реализации таких проектов является государственно-частное партнерство. Удачных примеров такого партнерства у нас практически нет, законодательство прописано плохо. Хотя если бы регуляторно эти проекты были обеспечены, инвестиции можно было бы начать привлекать уже в ближайшие месяцы. Что касается национальных проектов, то, по моему мнению, реальные шансы быть реализованными есть только у LNG-терминала и проектов возобновляемой энергетики. Там есть коммерческий интерес. В остальных же преимущественно социальная направленность — чистая вода, доступный интернет, перинатальные комплексы, олимпиада и т. д., то есть там нет бизнеса, а есть лишь желание политически задобрить электорат. Если бы Украина имела продвинутую, эффективную экономику, государство занималось бы только законодательным обеспечением рынка, вот тогда для реализации социальных проектов было бы самое время.

Как будет складываться ситуация для инвестиций в Украину в 2012 году?

Д.Л. Прогнозировать очень сложно, учитывая в том числе и непростую ситуацию в Европе. Для Украины оптимистичный сценарий состоит в привлечении хотя бы такого же объема инвестиций, как в этом году. То есть $5–6 млрд. Финансовые вливания продолжатся в энергетику и финансовый сектор, поскольку западные банки будут избавляться от своих украинских «дочек». Вполне возможно, что подхватят их не украинцы, а россияне. Продолжится консолидация металлургических компаний. Огромный среднесрочный потенциал у розничной торговли и пищепрома. Точек продаж и ассортимента продуктов катастрофически не хватает. В стране дефицит магазинов недорогой одежды, других сетей. Существующие будут либо расширяться, либо объединяться с региональными сетями.

Инвестиции из каких стран будут превалировать в 2012 году?

Д.Л. Географически среди иностранцев (некиприотов) пока будут доминировать российские компании. Но причина здесь не столько в интересе россиян к нашему большому рынку, сколько в политической подоплеке. Как только Украина резко повернет свой вектор на Запад, российские инвестиции тут же прекратятся. Западные же инвесторы будут сдержаннее, поскольку они все-таки ожидают конкретных шагов по упрощению разрешительной среды. В последнее время в нашей стране активизировались процессы недопуска неугодных инвесторов к объектам, хотя еще недавно превалировало неумение преподнести свои проекты.