Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Сергей Гайдай

Воскресенье, 4 Декабря 2011, 23:59

Последние социологические опросы свидетельствуют: число граждан, разочаровавшихся в существующих политических проектах, катастрофически увеличивается. О том, что могут сделать партии для повышения своего рейтинга в оставшееся до парламентских выборов время и как мобилизовать электорат, «ДС» беседовала с политтехнологом, руководителем социально-инжинирингового агентства «Гайдай.Ком» Сергеем Гайдаем.

Одним из основных факторов грядущих выборов может стать рекордно низкая явка избирателей — примерно половина. Кому это выгодно в первую очередь — власти или оппозиции?

С.Г. Глобально это не может быть выгодно никому, поскольку наличие столь масштабного электорального вакуума свидетельствует о большом неудовлетворенном спросе на новый политический продукт. Поскольку электорат в равной степени негативно оценивает и власть, и оппозицию. Избиратели не столько хотят видеть новых политиков во власти, сколько желают в принципе иметь другую власть, которая инициирует фундаментальные перемены. Ведь вся украинская политика всегда сводилась к решению собственных проблем самих политиков и связанных с ними корпоративных групп, что не имеет ничего общего с государственным развитием. В наших реалиях создавшийся электоральный вакуум может использовать в свою пользу власть. Ведь с меньшим количеством избирателей «договориться» всегда легче.

Протестный электорат разделен на три основные категории: не определившиеся с выбором, не поддерживающие ни одну из партий и те, кто вообще не намерен идти на выборы. Какую из этих категорий на сегодня проще всего мобилизовать и что, собственно, для этого необходимо предложить?

С.Г. Эффективно работать можно со всеми тремя категориями. Наиболее благодатная электоральная почва для обработки — те, кто еще не знает, кому отдаст свой голос. Ведь такие избиратели в принципе готовы к волеизъявлению, но ждут более активных действий от самих партий, чтобы окончательно определиться. Те, кто говорят, что будут голосовать против всех, демонстрируют активную позицию, ведь они готовы идти на выборы и голосовать. Хотя их голос в итоге получится холостым. Но они открыты для новых идей. И даже граждане, заявившие, что не намерены идти на выборы вообще, не просто пассивны: эта пассивность объясняется отсутствием удовлетворяющего их политического продукта. И если таковой появится, то на выборы они, скорее всего, пойдут. Но что касается возможности мобилизовать представителей всех трех категорий избирателей, то я лично убежден, что сегодня ни власть, ни оппозиция не способны на это. Представителям действующей политической элиты вообще неинтересны проекты, где у них не будет личной выгоды.

Есть три обстоятельства, способствующие появлению людей, которые могут повести за собой страну и стать инициаторами реальных преобразований. Это внешняя и внутренняя угрозы, а также определенное стечение обстоятельств. Сегодня в Украине, безусловно, присутствует фактор внутренней угрозы. Общество уже не может существовать в той коррумпированной системе, которая доминировала на протяжении последних лет. Она просто не справляется с жизнеобеспечением страны. Все, что предлагает государство, — это имитация действий. И та политическая сила, которая предложит реальные механизмы обновления, сможет претендовать на голоса этих 50% избирателей.

Реально ли за время, оставшееся до выборов, раскрутить новый политический проект?

С.Г. Год — это большой срок для украинской политики, поэтому думаю, что реально. В свое время Владимир Путин начал свою раскрутку в России за несколько месяцев до выборов и пришел к власти. Вопрос стоит только в наличии необходимых для этого ресурсов и политической воли. Но опять-таки успех будет зависеть от способности удовлетворить существующий политический спрос. В первую очередь речь идет о желании граждан получить на практике всю полноту прав и свобод и чтобы при этом чиновники несли реальную ответственность за свои действия.

В 2004 году нам обещали «бандитам — тюрьмы», а в 2009-м «Украину — для людей», но ничего из этого не вышло…

С.Г. Да, но я говорю не о лозунгах, а о реальных преобразованиях. От того, что политики играют с реальными ожиданиями людей, но не выполняют обещаний, общественный запрос никуда не девается. Скорее, наоборот, даже повышается.

Одно из основных ожиданий избирателей, поддерживающих оппозицию, заключается в желании видеть все партии демократического лагеря объединенными. «Оранжевые» уже заявили о создании единого списка в мажоритарных округах на выборах. Какие перспективы у этой инициативы?

С.Г. Это мертворожденный проект. Договориться политики могут только тогда, когда цели выходят за рамки их личных корпоративных интересов. А сегодня вся оппозиция — это представители различных корпоративных групп с собственными интересами, не имеющими ничего общего с ожиданиями избирателей. И они имитируют на базе этих личных интересов процесс якобы достигнутых между собой договоренностей. Оппозиция даже не пояснила своим избирателям целей, ради которых идет объединение. И, судя по всему, не собирается этого делать. Я не исключаю, что удастся договориться в отдельных округах. Например, там, где силы власти и оппозиции равны. И в этом случае такое объединение существенно повысит шансы оппозиционного кандидата на успех. Но во многих округах наибольшую поддержку получат независимые кандидаты. И здесь объединение оппозиции просто не имеет смысла. Но стоит ли вообще говорить об этом, если сегодня кандидаты в депутаты сами выбирают партию, от которой пойдут на выборы, как в магазине.

Насколько важным для «Батьківщини» является участие в выборах Юлии Тимошенко? На что вообще стоит сделать ставку этой партии, чтобы обеспечить себе успех?

С.Г. Для «бело-сердечных» в определенном смысле выгодно именно нынешнее положение вещей. Хотя это звучит парадоксально. Вспомните историю Нельсона Манделлы в ЮАР, ставшего впоследствии президентом. Его политическая сила выиграла выборы, когда он сидел в тюрьме. И если что-то и стоит сейчас делать руководству «Батьківщини», то это удовлетворять запрос наиболее верных сторонников партии, раскручивая тему освобождения своего лидера. Но вопрос в том, смогут ли соратники Юлии Тимошенко потянуть без нее избирательную кампанию в организационном плане? Управлять такой большой структурой ни у кого не хватит ни харизмы, ни менеджерских способностей. В итоге видимое преимущество может превратиться в потерю единого руководства и предвыборной кампанией, и партией в целом. Что, несомненно, отразится на конечном результате.

Сейчас президентская команда оказалась меж двух огней: Запад активно настаивает на освобождении Юлии Тимошенко, но если уступить, то в глазах общественности это будет выглядеть как слабость и лишь подтвердит, что судебный процесс был не более чем политической расправой. Как можно выйти из этой ситуации достойно?

С.Г. Посадить несколько сотен коррупционеров, которые принадлежат к партии власти. В этом случае «регионалы» создадут видимость очищения своих рядов, и под этот шум общество может забыть о судебном процессе лидера «Батьківщини» Юлии Тимошенко. К тому же, освободив ее из заключения, власть теми или иными способами может лишить ее партию возможности участвовать в выборах в отдельных регионах. Как это было во время выборов в местные органы власти в 2010 году во Львовской и Киевской областях.