Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Угольные ссоры на высшем уровне

Понедельник, 5 Августа 2002, 00:00

На прошлой неделе губернатор Луганской областной администрации Александр Ефремов выступил с инициативой: он предложил образовать отдельное Министерство угольной промышленности, дабы оно не подчинялось Министерству топлива и энергетики. Мол, уголь должен находиться в отдельном ведении. На первый взгляд — рядовое заявление украинского политика, сделанное на фоне последних катастроф, на которое можно было бы и не обратить внимания.

Все казалось бы логично, если бы не одно «но». За этим заявлением стоит достаточно интересный процесс — конфликт двух влиятельных украинских политиков: Виталия Гайдука и Олега Дубины.

До февраля–марта 2002 г. г-н Гайдук и г-н Дубина многими воспринимались как такие себе близнецы-братья. Действительно, существовало множество моментов, которые заставляли их работать в одной связке. Во-первых, накануне выборов необходимо было объединить ресурсы нескольких региональных и профильных лоббистских групп для того, чтобы обеспечить надежную основу для блока «За единую Украину». Во-вторых, реальностью казалось то, что совместные действия дончан (Виталий Гайдук) и сложного конгломерата промышленно-политических сил, репрезентантом которых выступал Олег Дубина, могут обеспечить влияние на процесс принятия решений в окружении Президента и даже на подготовку почвы для воплощения проекта «Преемник-2004». В-третьих, в правительстве г-н Дубина курирует промышленность и энергетику, и связка с министром ТЭК давала в результате мощную промышленно-энергетическую комбинацию, сосредоточение капитала в одном центре, вытеснение конкурентов с энергетического рынка. И, таким образом, вырисовывалась громадная комбинация политиков и предпринимателей, заинтересованных в сохранении этого тандема. И среди них — губернаторы Донецкой, Луганской и Днепропетровской областей, народные депутаты Виктор Пинчук и Валерий Пустовойтенко, бизнесмен Ринат Ахметов и т. д.

Известно, что Виталий Гайдук и Олег Дубина пробовали воплощать ряд совместных проектов. С ними работали одни и те же команды пиарщиков. Для Виталия Гайдука Олег Дубина был еще одной возможностью приблизиться к Президенту. Более того, г-н Гайдук имел возможность диверсифицировать пути влияния донецкой группы на Леонида Кучму. Кроме того, для Виталия Гайдука, одного из тузов в донецкой колоде, было важно поддерживать нормальные отношения с Луганском и Днепропетровском — союз с Олегом Дубиной был своеобразной гарантией, по крайней мере, нейтральных отношений с соседними регионами. Для Олега Викторовича союз с Виталием Анатолиевичем значил обеспечение тылов и возможность быть спокойным за ситуацию в Донецком регионе. В апреле между этими двумя политиками пробежал кот. Сведущие люди говорят, что причиной стало перераспределение украинской сети облэнерго. Мол, на г-на Дубину одна из политических сил начала давить и требовать передать ей в управление акции ряда облэнерго, в то время как г-н Гайдук и стоящие за ним дончане пытались за любую цену не пустить эту пресловутую «политическую силу» на энергорынок.

Так ли это — неизвестно. Но к тому времени политическая конъюнктура поменялась. Выборы прошли. Стало очевидно, что сценарий «Преемник-2004» в донецком варианте вряд ли имеет шансы на успех. Дончане потеряли надежду на то, что пост министра промышленной политики достанется их выдвиженцу, директору Харцызского трубного завода Виктору Пантелеенко (с дальнейшей перспективой возглавить правительство). Из «За единую Украину» никто не собирался создавать единую политическую партию. Дончане почувствовали в себе силы создать свою фракцию...

...В конце апреля в средствах массовой информации прошли сообщения о том, что Олег Дубина собирается в отставку. Говорилось также, что он уже подал заявление на имя Президента и премьер-министра. Опровержения от высших должностных лиц несколько дней подряд не поступали. Более того, народный депутат Украины Дмитрий Табачник, выступая по одному из телеканалов, сказал, что действительно у первого вице-премьера «есть серьезные трения по разным вопросам с одним из министров, входящих в его ведение». Что касается первого вице-премьера, то многие начали говорить об огромном давлении, которое ему приходится испытывать извне. Добавьте еще один фактор — возвышение одного из главных конкурентов дончан, нынешнего главы Администрации Президента Украины Виктора Медведчука, и станет очевидным, что Олег Дубина оказался между молотом и наковальней. Газеты тогда даже пророчили ему близкую отставку и назначение на пост губернатора Днепропетровской области.
Однако все было улажено тихо и мирно. Поговаривают, что примирить (именно примирить, а не помирить) Виталия Гайдука и Олега Дубину удалось. На время. Средства массовой информации убедили в том, что никакого демарша Олега Викторовича не было.

Но вот в парламенте возникла фракция с громким названием «Народный выбор». Ее ядро составили представители Луганской области. Присутствие во фракции, по крайней мере, двух близких к Олегу Дубине людей — директора Алчевского металлургического комбината Энвера Цкитишвили (возглавившего предприятие сразу после г-на Дубины) и директора Новомосковского трубного завода Николая Солошенко — свидетельствует о том, что Олег Викторович имел далеко не второстепенное влияние на создание фракции. При этом не нужно забывать, что дончане рассчитывали, что представители «Народного выбора» будут членами именно их фракции.
Сейчас уже вырисовался треугольник Дубина — Гапочка (лидер фракции) — Ефремов (губернатор Луганской области). При помощи луганчан можно существенно снизить рейтинг и влияние дончан. Александр Ефремов не может понять, чем он хуже Виктора Януковича. Более того, он готов стать таким себе противовесом донецкому губернатору в регионе, ведь известно, что Янукович слишком открыто демонстрирует свою силу и влияние. Александр Ефремов тоже не прочь стать более серьезной фигурой на государственном уровне. И наличие фактора Олега Дубины на первых ролях в правительстве (да и во всей этой новой политической группе) должно сыграть свою роль в возвышении луганской региональной элиты.

Многие аналитики отмечают, что заявление г-на Ефремова вряд ли останется незамеченным. Уже в ближайшее время можно ожидать некоторые оргвыводы. А к осени — к моменту, когда остро встанет вопрос о смене правительства и премьера, — возможен реальный вариант разделения нынешнего министерства и образования на его основе двух конкурирующих структур. И уж тогда можно будет чертить два варианта развития событий, каждый из которых сыграет на снижение влияния Донецка и его политического представительства на общеукраинском уровне.

Вариант первый. Президент отдаст угольную отрасль дончанам, а остальную часть энергетики — представителям Луганска (возможно, и самому Александру Ефремову). В таком случае донецкая группа будет оставлена один на один с проблемами угольной отрасли, со всеми этими устаревшими и закрывающимися шахтами, невозможностью и нежеланием реформировать отрасль, пикетами шахтеров, манифестациями профсоюзов, взрывами метана и прочими «прелестями», которыми сопровождается добыча угля.

Вариант второй. Президент остается верным своей политике сдержек и противовесов и назначает министром угольной промышленности представителя Луганска, а министром энергетики, например, оставляет того же Виталия Гайдука или кого-то еще из Донецка. Таким образом, дончан оторвут, как Антея от земли, от их основы, на которой они стояли и на которой строилось их могущество.