Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

В Киеве активизировались лотерейщики

Понедельник, 5 Августа 2002, 00:00

Крупные компании, занимающиеся лотерейным бизнесом, вынуждены более активно работать в Киеве. Регионы довольно плотно «закрыты» тамошними лотерейщиками.

Игорный айсберг
Сегодня, по утверждению специалистов, лотерейный бизнес переживает подъем. Так, директор компании «МСЛ» Георгий Ложенко отмечает, что уже три года кряду ежегодные объемы продаж как минимум удваиваются. А, скажем, у «Телефортуны» за это же время продажи выросли в четыре-пять раз — рассказывает маркетинг-директор компании Эдвард Лапкаускас. Эксперты не скрывают своего оптимизма — лотерейный рынок весьма денежный, и емкость его год от года только растет. Руководитель юридического департамента «МСЛ» Даниил Гетманцев говорит, что в настоящее время лотерейщики имеют $0,7 в год с каждого украинца, то есть, по самым скромным подсчетам, на рынке оборачивается порядка $350 млн. Хотя сами лотерейщики считают, что эта сумма — не предел. Сейчас покупают билеты не более 50% потенциальных игроков, причем по сравнению с «коллегами» во всем мире они готовы тратить на свое увлечение слишком мало (для сравнения: в США продажи лотерей достигают $100 на каждого жителя в год). Но положительная тенденция видна и у нас — спрос на лотереи растет.

Одним из наиболее стратегически важных рынков для операторов является Киев. По разным оценкам, его доля в общенациональных продажах составляет 15–50%. В столице работает несколько лотерейных компаний. Это, прежде всего, «большая четверка» — «МСЛ», «Українська нацiональна лотерея», «Телефортуна» и «Патриот». Причем первые две компании контролируют до 80% рынка.
Существующие операторы пытаются заполнить все ниши лотерейного бизнеса. Скажем, «МСЛ» предлагает как числовые лотереи («Мегалот»), так и лото («Забава»), мгновенные лотереи «Українська нацiональна лотерея» работает в этих же сегментах («Кено», «Нацiональна лотерея»). «Патриот» и «Телефортуна» пока сосредоточились в сегменте мгновенной лотереи. Таким образом, операторы пытаются удовлетворить существующий спрос и не допустить к разделу прибылей новичков.

Впрочем, только этих мер явно недостаточно. Лотерейный рынок остается лакомым куском для многих потенциальных инвесторов. Хотя эксперты утверждают, что о «легкости» этого бизнеса могут рассуждать лишь те, кто не знает всех его нюансов. «Лотерейный билет — только вершина айсберга. Со стороны все просто — оператор ничего не производит, а занимается только распределением денег. При этом видимые затраты невелики — стоимость выпуска лотерейных билетов. Однако большая часть этого бизнеса подобно невидимой части айсберга «скрыта под водой», — утверждает г-н Ложенко.

Обратная сторона билета
Во всем мире лотерейный бизнес является объектом пристального внимания государства. И Украина не исключение. Лидирующие компании имеют статус государственной лотереи, что позволяет им работать по всем регионам. Эдвард Лапкаускас считает, что такой способ деятельности — единственно возможный для компании, желающей получать неплохую прибыль. «Лотерея выгодна только при условии массовости. Проводить ее в одном городе или даже регионе неэффективно», — заявляет он. Впрочем, оператор, которого не устраивают узкие рамки отдельного рынка, должен немало потратить, прежде чем инвестиции начнут себя оправдывать. По условиям проведения лотерей, уставный капитал «государственного лотерейного оператора» должен составлять 1 млн евро. Вскоре, по словам Георгия Ложенко, эта сумма будет увеличена до 5 млн евро. Для лидеров рынка столь дорогой «входной билет», без сомнения, выгоден, так как отсекает от лотерейного бизнеса многих желающих. Но даже наличие необходимой суммы не гарантирует допуска к лотерейному рынку. Эксперты, просившие не называть их имен, утверждают, что немаловажную роль играют связи в самых высших кругах.

Другие узкие места в работе лотерейщика — жесткий контроль деятельности со стороны Минфина (в частности, в обязательном порядке от 50% прибыли должно идти в выигрышный фонд). Впрочем, государственный статус имеет и свои преимущества. Среди них, кроме права работать во всех регионах страны, определенный имидж — как показывает практика, игроки больше доверяют таким лотерейным компаниям.

Эксперты говорят, что ощутимая расходная статья в лотерейном бизнесе — разработка новых проектов. Особенно дорого обходятся числовые лотереи, так как игра предусматривает наличие дорогой электронной аппаратуры. Вместе с затратами на рекламу, производство телепродукции (многие операторы проводят розыгрыши тиражей в эфире) новый проект может тянуть на несколько миллионов долларов. При этом сроки их окупаемости составляют от одного до трех лет и более.

Лотерейный оператор может быть и негосударственным. В этом случае стоимость старта как минимум в 10–20 раз ниже (как правило, предприятие просто получает лицензию, причем чтобы уменьшить затраты и контроль властей, некоторые регистрируют не продажу лотерей, а проведение игры). Коммерческие лотерейные структуры находятся под юрисдикцией местных властей. Даниил Гетманцев говорит, что на местах контроль намного мягче — отследить, сколько напечатано и продано билетов, сколько выплачено выигрышей, очень сложно. Таким образом, если у государственного оператора рентабельность бизнеса составляет 5–15%, а некоторые проекты пока являются убыточными и смогут приносить прибыль лишь в перспективе, коммерческие компании могут уже сегодня зарабатывать хорошие деньги. По самым скромным оценкам, рентабельность частной лотереи достигает 100%. Даже работая в отдельном регионе, частный оператор чувствует себя неплохо. Доходы же тех, кто позволяет себе обойти закон (что сделать совсем несложно), позволяют им на равных конкурировать с лидерами лотерейного бизнеса.

Игра без правил
В столице частные лотерейщики не работают, опасаясь жесткого контроля со стороны государства и конкуренции. Зато в регионах лотерейные магнаты вращают немалыми капиталами. Особенно развит этот бизнес в восточных регионах — Донецкой и Днепропетровской областях. Георгий Ложенко говорит, что местные компании серьезно теснят национальные и, что интересно, пользуются в регионах большим доверием населения.

Столичные лотерейщики утверждают, что конкурировать с региональными «коллегами», играющими не по правилам, им очень сложно. И хотя лидеры все-таки сохраняют свое присутствие в регионах, многие планируют увеличивать объемы продаж преимущественно за счет киевских игроков. Поэтому именно на столицу направлена львиная доля усилий лотерейщиков — формирование разветвленной сети дистрибьюторов (сегодня лотерейные билеты можно купить не только в специализированных точках, но и в некоторых банках, отделениях почтовой связи, пунктах приема коммунальных платежей, магазинах, ресторанах), массированная рекламная кампания, разработка специальных «столичных» проектов, созданных с учетом предпочтений киевлян.

Однако несмотря на небольшое количество операторов, конкуренция в Киеве не менее жестка, чем в провинции. Например, противостояние «МСЛ» и «Української нацiональної лотереї» уже давно вышло за пределы лотерейного рынка и стало достоянием широкой общественности (в «МСЛ», в частности, утверждают, что конкуренты несанкционированно запатентовали их проект — лотерею «Спортлото», которую компания использовала многие годы). «Новому потенциальному игроку закрепиться на столичном рынке очень сложно. Поскольку нет закона о лотерейном бизнесе, регулирующего правила игры, чужаку пробиться на рынок непросто», — говорит г-н Лапкаускас.

Если говорить о рыночных методах конкуренции, то наиболее важными являются наличие новых интересных проектов, имидж оператора (насколько вовремя он выплачивает выигрыши и есть ли они вообще), доступность лотереи (сеть дистрибуции) и, конечно, умение сделать из игры красивое шоу (скажем, на многие телерозыгрыши приглашают известных актеров, кроме непосредственно денежного розыгрыша игрокам вручают призы и др.).

Кто сорвет джек-пот?
На сегодняшний день лотерейные компании работают, по их выражению, на «сумбурном рынке». До сих пор не принят закон о лотерейном бизнесе, который, как считают операторы, мог бы упорядочить рынок и заставить всех играть по одним правилам. Хотя принятие такого закона активно лоббируют лидеры рынка, и эксперты практически не сомневаются, что он будет в первую очередь выгоден им.

Однако не исключено, что государство ограничит количество лотерейных операторов (как это сделано, например, в Венгрии, где на всей территории государства работает всего лишь одна компания, или Германии — в каждой федеральной области есть только один оператор). При таком варианте развития событий «борьба на выбивание» развернется уже между самими лидерами. Причем исход этой борьбы будут решать не столько рыночные факторы, сколько симпатии государства.

 

загрузка...