Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Фонд госимущества простился с полтавским газом

Понедельник, 19 Мая 2003, 00:00

 

На минувшей неделе ФГИ заявил о завершении продажи государственной доли в СП «Полтавская газонефтяная компания» (ПГНК). 33,8% ее акций были проданы за 5,34 млн грн. ($1 млн). Именно во столько оценил стоимость госпакета оценщик (киевское ООО «Центр экономических инициатив»). Акции выкупил второй участник СП — британская компания JP Kenny (контролирующая 66,2%).

По мнению ФГИ, продажа поставила точку в многолетнем конфликте вокруг активов нефтегазовой компании. Однако не исключено, что вместо точки появится многоточие, слишком уж много противоречий накопилось за более чем девятилетнюю историю существования предприятия. Да и сама оценка госдоли вызывает массу вопросов — она оказалась даже меньше номинальной стоимости госпакета ($1,05 млн), то есть треть доли в бизнесе, в который, по данным JP Kenny, внесено более $100 млн, оказалась равна одному проценту этой суммы.

Вообще, когда в 1994 г. образовывалось СП, то мало кто предполагал, что основными новостями, им генерируемыми, будут скандальные. Тогда британцы, вложив $1,52 млн и получив 49%-ную долю в СП, обещали чуть ли не золотые горы. В частности, привлечь новые технологии, провести поисковые и разведывательные работы на 2,5 тыс. кв. км и проч. Контрольный пакет тогда получили украинские госкомпании «Полтавагазпром» (26%) и «Полтаванафтогазгеологія» (25%).

Однако вскоре энтузиазм украинцев заметно ослаб: выяснилось, что практически все разведывательные работы происходят в небольшой (около 100 кв. км) части Ново-Николаевской нефтегазоносной площади, которая уже и до этого была неплохо разведана украинскими геологами. По украинским данным, разведанные запасы в регионе разведки и так составляли по газу 39,4 млрд кубометров, по нефти — 3,2 млн т, по конденсату — 2,2 млн т. Плюс практически сразу начались проблемы с оценкой деятельности британцев. Противоречия резко обострились после создания НАК «Наф-тогаз України». Тогда 26%-ная доля СП, принадлежавшая реорганизованному путем присоединения к НАК «Нафтогаз України» «Полтавагазпрому», была передана ФГИ. Британцы с этим не согласились, считая, что в связи с ликвидацией третьего участника его долю следует разделить между оставшимися. Это автоматически давало им 66%-ную долю в СП.

Последовала серия судебных разбирательств, в ходе которых ФГИ даже пытался исключить JP Kenny из состава учредителей СП. При этом его место должно было занять полтавское ООО «Нефтегазтехнология» (один из ее совладельцев Александр Иоселиани — бизнес-партнер основателя ЗАО «Бринкфорд» Давида Жвании). Впрочем, интерес к происходящему проявляли и объединенные социал-демократы — известно о письме Леонида Кравчука к Президенту. В конце концов, британцы суды выиграли и контрольный пакет получили.

Что касается собственно производства, то в настоящее время ПГНК эксплуатирует три газовых и восемь нефтяных скважин. Газ поставляется потребителям Украины, а практически вся нефть идет на экспорт в Венгрию. Добыча падает, и если по газу — достаточно плавно с 331,9 млн кубометров в 1999 г. до 248 млн в прошлом, то нефть британцам не удалось стабилизировать никакими ухищрениями. Здесь падение двойное: с 102,3 тыс. т в 1999 г. до 48,5 тыс. т в 2002 г. Впрочем, и это немало. И каким образом при высоких прошлогодних ценах на нефть компания исхитрилась задекларировать 3,58 млн грн. убытка — вопрос к ее учредителям. Вообще, финансы компании всегда были для Украины тайной за семью печатями. Британцы обогатили финансовую практику термином «использование на кредитной основе инвестиционных средств», что в переводе означало получение кредитов от материнской компании без конкурса. Кстати, согласно данным гендиректора ПГНК, только за первые пять лет СП израсходовало на услуги иностранных фирм $50,1 млн. Сомнительно, что после продажи госпакета общественность узнает о бизнес-схемах компании больше.

Однако еще неясно, насколько все закончилось. Еще предыдущий глава ФГИ Александр Бондарь заявлял о «начавшемся довольно мощном политическом давлении, запросах народных депутатов, обращении в прокуратуру». Учитывая, что тот же Давид Жвания — ныне народный депутат Украины и входит в комитет ВР по вопросам борьбы с организованной преступностью, то еще все может быть. И все же борьба будет сильно напоминать стрельбу партизан вслед уходящему паровозу. Поцарапать, конечно, можно, а вот взрывать рельсы уже поздно.