Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Последние украинские рубежи

Суббота, 6 Декабря 2003, 00:00

Двадцатый раунд переговоров с Румынией о госгранице позволил наконец закрепить status quo в румынско-украинских отношениях. Решение же проблемы рубежей с Беларусью стоит $50 млн.

Украинские дипломаты горды собой. 17 июня, когда в Черновцах президенты Леонид Кучма и Ион Илиеску подписали договор о режиме госграницы, наша страна поставила жирную точку в процессе правового оформления рубежей с соседями. Румыния была последним рубежом, после которого мы можем сказать: на всей протяженности сухопутных границ Украины, а это более 6 тыс. км, фактически нет участка, который бы кем-либо оспаривался. Теперь это касается и тех 608 сухопутных км, которыми Украина соприкасается с Румынией.

Договор сроком на десять лет с дальнейшим автоматическим продлением фактически вечен и не подлежит денонсации. Документом оговорен порядок использования приграничных вод, дорог и коммуникаций, и как только парламенты ратифицируют его, техническая комиссия приступит к долгожданному обустройству границы.

Парадоксально, но речь шла о status quo: стороны лишь подтвердили границу 1961 г., установленную между Румынией и СССР и подтвержденную договором пятилетней давности. И вот на это решение потребовалось 19 раундов переговоров, которые растянулись на пять лет. Причина, почему элементарная техническая процедура проходила с таким треском, проста: пресловутый остров Змеиный (он же по-румынски Шерпилор), аннексированный Красной Армией в 1940-м.

В 1997 г., под нажимом НАТО, требующего от всех претендентов на вступление утрясти приграничные диспуты с соседями, Бухарест признал остров нашим, потребовав от Киева обещание не размещать там наступательных вооружений и прекрасно зная, что на острове длиной 615 м и шириной 560 м довольно трудно что-либо разместить. Исходя из этих логичных предпосылок, Бухарест постановил, что Змеиный — никакой не остров, а скала. Конечно, Румыния и думать не думает отрицать принадлежность Змеиного, да только из-за того, что это не остров, он не может учитываться, когда речь пойдет о линии разграничения континентального шельфа и исключительной экономической зоны. Речь, кроме прочего, идет о разработке месторождений нефти и газа.

Чтобы разрешить давнюю проблему, политики намерены в сентябре встретиться в Румынии. Они будут размежевывать континентальный шельф от установленной нынешним договором точки №1439 — расположенной в море, на 12-мильном расстоянии от берега, крайней точки нашей сухопутной границы. «Соглашение о делимитации континентального шельфа и исключительных экономических зон в Черном море» — вот как будет называться следующая высокая цель нашей дипломатии. У румынской стороны по этому поводу своя позиция. И у нас, и у них следующий год — год выборов. Но для румынских избирателей проблема Змеиного намного чувствительнее. Вот почему румынские власти затеяли игру: Западу они лицемерно предъявят подписанный договор о госгранице, а патриотичным согражданам — свою неуступчивость в вопросе Змеиного, хотя бы до выборов. Сгладить эту подпольно-воинственную позицию способно лишь одно обстоятельство — то, что американский президент Джордж Буш во время прошлогоднего визита попросил Бухарест быть мостом между НАТО и постсоветским пространством. Возможно, осознание этой высокой миссии сделает наших соседей уступчивее. Из маловероятных вариантов — обращение за помощью в Международный суд в Гааге.

Ну а пока нам остается довольствоваться удачами на сухопутном участке. Удачами — потому что хотя договор и был чистой формальностью, подготовка его занимала у украинских дипломатов уйму времени, и теперь они наконец-то смогут сосредоточиться на других, более существенных делах.

Итак, беглый взгляд на наши рубежи. Мы ратифицировали договор о границе с Беларусью и ждем того же от нее. Но не дождались даже обещания. Одновременно с румынской дипломатией Леонида Кучмы премьер-министр Виктор Янукович посещал Беларусь, где встречался с коллегой Геннадием Новицким и президентом Лукашенко, причем не с лучшими результатами. Давняя проблема долгов наших предприятий белорусским так и не разрешилась: если мы оцениваем задолженность в $50 млн, в Минске говорят о сумме вдвое большей. Киев называет это ошибкой, связанной с тем, что белорусы выдвигают счет на продукцию не поставленную, а произведенную. И пока согласия нет, президент Лукашенко категорически отказывается решать вопрос о границе.

Все пограничные вопросы с Россией сняты, за исключением одного — статуса Азовского моря (несмотря на решение 11-летней давности о внутреннем море, украинское руководство поменяло позицию и теперь настаивает на «международном озере»). Зато Киев согласовал делимитацию границы с Молдовой и уже приступил к демаркации.