Государство

Борьба с теневой экономикой может вылиться в социальный кризис, - эксперт

Правительство непрестанно твердит о необходимости вывода бизнеса из тени. Для борьбы с теневой экономикой планируют задействовать все возможные способ

Алексей Лещенко о том, почему борьба с теневой экономикой может вылиться в социальный кризис

Правительство непрестанно твердит о необходимости вывода бизнеса из тени. Для борьбы с теневой экономикой планируют задействовать все возможные способы — от амнистии капиталов и всеобщего декларирования до ограничения наличных расчетов. Об эффективности кампании по детенизации экономики и рисках ее проведения во время кризиса "ДС" рассказал вице-президент Института им. Горшенина Алексей Лещенко.

Алексей, оцените масштабы отечественной теневой экономики. Действительно ли наша страна входит в число мировых лидеров по этому показателю?

А.Л. Точных данных об объеме теневой экономики нет. Это неудивительно: закрытость является одним из условий ее существования. Есть несколько методик оценки теневого сектора. Недавно Минэкономразвития подсчитало, что его объем составляет 34% от ВВП, или около 500 млрд грн. Оценка Миндоходов еще оптимистичнее — 350 млрд грн.

Иностранные исследователи, например Ф. Шнайдер из Боннского института, считают уровень тенизации украинской экономики самым высоким в Европе и оценивают его в 44% ВВП, или 647 млрд грн. Думаю, что можно говорить о диапазоне в 40–50% ВВП.

Такой показатель выводит Украину в "ведущую" десятку в мире, ставя ее в один ряд с такими странами, как Перу, Боливия, Уругвай и Таиланд.

Кстати, еще совсем недавно, в 2007 году, первое место в этом рейтинге занимала Грузия. Но благодаря экономическим реформам и упрощению условий ведения бизнеса теневой сектор там в значительной степени трансформировался в белый сегмент.

Обладает ли украинский теневой сектор уникальными особенностями, которые не свойственны серым экономикам других стран?

А.Л. Специфика нашей неофициальной экономики в том, что наряду с традиционно теневыми сферами, такими как торговля, недвижимость, финансовый сектор и сельское хозяйство, существенная доля тени приходится на промышленность. Уровень тенизации довольно высок в таких отраслях, как сбор и переработка металлолома, нелегальная добыча угля.

Другая важная особенность украинской неофициальной экономики — ее роль буфера, своеобразной смягчающей подушки. Именно неформальная экономика спасла страну от коллапса в 1990-е годы.

Люди самостоятельно находили себе источники для выживания. Причем в большинстве случаев это была легальная деятельность — торговля, сфера обслуживания и так далее, хотя и не находящаяся на государственном учете.

Поэтому борьба с тенью в Украине чревата острым социальным кризисом или даже бунтом.

Какие сегменты национальной экономики сейчас наиболее тенизированы?

А.Л. Это торговля, общепит, сервисные услуги (ремонт автомобилей, строительство, ЖКХ). Удельный вес неофициального сектора также велик в недвижимости, промышленности.

Что касается зарплат "в конвертах" и других способов неофициальной оплаты труда — они характерны для всех отраслей. Это один из примеров того, что теневая экономика — адекватная реакция реального сектора на неадекватные решения и действия правительства.

Государство установило слишком высокие начисления на заработную плату — предприятия нашли способ их обойти. Возможно, это прозвучит крамольно, но даже коррупция, которая является средой, в которой формируется теневая экономика, иногда является спасением для украинского бизнеса.

Часто взятка спасает предпринимателей от разорения. Им проще откупиться, чем заплатить штрафы за нарушение регулирования и так далее. Но это не значит, что коррупция благо. Она деформирует мораль, искажает правила конкуренции и бьет по официальной экономике.

Коррупцию, теневую экономику, как и уголовную преступность, невозможно полностью искоренить. Государству необходимо довести их размер до уровня, безопасного для общества. В США, например, теневой сектор экономики составляет менее 10% ВВП.

Как экономический спад отражается на неофициальной экономике?

А.Л. Кризис — лучшее время для теневой экономики во всем мире. Связано это с тем, что на данном этапе государство усиливает свое вмешательство, чрезмерно регулирует рынки, а они реагируют уходом в тень.

В Украине во время кризиса неофициальный сегмент больше всего увеличивался в финансовом секторе и строительстве. Мы также увидели рост фиктивного экспорта для получения возмещения НДС и так далее.

Насколько эффективны нынешние меры по детенизации экономики Украины?

А.Л. Их эффективность близка к нулю. Все запреты легко обойти. Решили взять под контроль наличный оборот и перевести расчеты в безналичную форму, под контроль банков (НБУ ввел ограничение — нельзя за наличные покупать товар дороже 150 тыс. грн.). И что же?

За автомобиль стоимостью 750 тыс. грн. по-прежнему платят кэшем, но уже в рассрочку — в пять заходов по 150 тыс. грн. Наиболее эффективные меры всегда связаны с упрощением правил, устранением лишних процедур, уменьшением фискального давления. Я затрудняюсь вспомнить действия правительства, которые бы были направлены на это.

Кроме того, для легализации теневого сектора нужно радикально изменить подходы по двум ключевым направлениям. Первое — защита прав собственности. Второе — независимое правосудие.

Коррупция — благоприятная среда для развития теневой экономики. Если ситуация останется неизменной, любые меры по борьбе с тенью будут неэффективными.

Можно ли говорить, что сейчас, в непростое для экономики время, власть не должна мешать тенизации?

А.Л. Вряд ли власть сейчас в состоянии этому помешать. Есть известное правило: за год до выборов реформы прекращаются и начинается популизм.

Мало у кого хватает духу что-то радикально менять в такое время. Возможно, испытывая проблемы с наполнением бюджета, правительство попробует мобилизовать средства из теневой экономики. Но мне кажется, что в нынешних условиях это чревато последствиями и социальный взрыв — это еще минимум того, что может произойти.

Попробуйте, например, ввести кассовые аппараты на рынке "Барабашово" в Харькове или на Калиновском рынке в Черновцах. Предприниматели могут смириться с взятками, воровством, плохими дорогами и плохими условиями труда. Но любые попытки государства залезть к ним в карман вызовут бунт и жесткий протест.

Значит, нужно принять тот факт, что 50% экономики не подконтрольны государству?

А.Л. Это деликатная сфера. Сначала нужны правила и законы, по которым живет теневая экономика. По нашим сведениям, прослойка среднего класса составляет в Украине порядка 9,5%. По официальным данным, около 35% населения (а по неофициальным — больше 50%) живут за чертой бедности.

К характеристикам среднего класса относится не только уровень образования, дохода, но и ценности, которые исповедует человек. Например, демократические ценности — это приоритет среднего класса, он за них готов бороться.

Очень бедным не нужна демократия, им нужен порядок, сильная рука. Очень богатым (порядка 2% в нашей стране) демократия тоже не нужна, поскольку лишает их сверхприбыли.

Таким образом, демократия, демократические стандарты и нормы, прозрачность и открытость в Украине нужны только одной десятой части населения. И размер теневой экономики подтверждает, что заказа на легализацию тени нет.

Как могла бы меняться неофициальная экономика в случае развития евроинтеграционных процессов в Украине и какой будет ее специфика при движении в Таможенный союз?

А.Л. Очевидно, с переходом на евростандарты уменьшилась бы коррупция, а значит, ухудшились бы условия ведения бизнес-деятельности в тени. С другой стороны, переходный период, который займет семь–десять лет, будет очень непростым и для официального сектора экономики.

Так было в период адаптации к правилам ЕС и в Польше, и в других странах Восточной Европы. Это означает, что работа в неофициальном сегменте некоторое время сохранит свою привлекательность. Но в любом случае устранение коррупции — благоприятной среды для развития теневой экономики — приведет к сужению тени.

Однозначно европейские правила, стандарты, процедуры станут ударом для тени в энергетическом секторе, торговле, строительстве и недвижимости, в сельском хозяйстве. Что касается Таможенного союза, то развитие в этом направлении будет создавать по-прежнему благоприятные условия для процветания теневой экономики.