Государство

Чем полезен для Украины конфликт между Турцией и РФ

Турецкие активы российских компаний, особо отличившихся при аннексии Крыма, могут стать потенциальными объектами для ареста по украинским искам в международные суды

26 ноября совет министров РФ разработку комплекса "специальных экономических мер и гуманитарных мероприятий относительно Турции", который будет принят в ответ на инцидент с бомбардировщиком Су-24, сбитым турецкими ВВС.  "Решение будет принято на основании закона от 30 декабря 2006 года о специальных мерах. Закон этот, по сути, рассчитан для подобных ситуаций, и касается вопросов обеспечения нашей безопасности", - заявил российский премьер Дмитрий Медведев. Принять документ правительство должно всего за два рабочих дня. Ведь уже 30 ноября Путин должен встретиться с президентом Турции Таипом Эрдоганом в Париже на Всемирном саммите климатической безопасности, куда прибудут лидеры 138 стран  мира.

Глава Минэкономразвития РФ Алексей Улюкаев разъяснил, что в рамках упомянутого закона РФ может ограничить или даже запретить вход в порты и воздушное пространство страны судов и самолетов Турции. Но еще до принятия этих мер МИД РФ успел дать рекомендацию воздержатся от поездок в эту страну российским туристам, число которых в 2014 году превышало 4 млн.  После этого российские турагенства начали массовый отзыв заранее оплаченных туров на следующий сезон. Вслед за МИДом стала действовать российская Федеральная таможенная служба. Она полностью заблокировала для товаров из Турции единственный пограничный переход с Грузией, который служит для импорта большинства автомобильного турецкого импорта.

Свою лепту в санкции против Турции вложило российское Минобороны, заявив о приостановке всех соглашений с турецкой стороной в военно-технической сфере. Большинство этих соглашений были заключены больше десяти лет назад. К настоящему времени почти все "товарные" соглашения провалились, за исключением так называемых "бонусных" договоров. Причина в том, что РФ хотела сначала вывести на турецкий рынок российские системы вооружений, а уже потом сбалансировать это стратегическими бонусами для Турции. Но Анкара настаивала, чтобы было наоборот - сначала бонусы, потом гарантия допуска на местный рынок российских товаров. Самой дорогой поставкой обещал стать вертолет с украинским двигателем Ка50-2 "Эрдоган", который еще в 1997 году был разработан специально для Турции. Объем поставок должен был превысить $1 млрд. Но на турецкий рынок они так и не попали. Окончательный крест на проекте поставило эмбарго на поставку двигателей и гидравлики в РФ из Украины, который наша страна ввела из-за аннексии Крыма. Похожая судьба постигла и остальную товарную линейку вероятного российского экспорта в Турцию - от проекта поставки противотанковых ракетных комплексов до интеграции некоторых моделей ЗРК. Все они были провалены по срокам из-за неуступчивости Москвы в ракетостроении.

Украина может сосредоточить усилия на аресте зарубежного имущества российских компаний, которые незаконно используют госактивы нашей страны в Крыму. И не входящая в ЕС и неотягощенная международной бюрократией Турция станет надежным союзником Киева в этом вопросе

К 2015 году упрямое нежелание РФ развивать бонусные соглашения с Турцией в ракетостроении привели к противоположному результату. Еще с середины 90-х годов страны имели договор о совместном создании оперативно-тактического комплекса (ОТРК), который Москва не желала выполнять до того, как турки начнут покупать российское оружие. Такие качели  закончились тем, что Турция без участия РФ к 2007 году с помощью технологий КНР поставила на вооружение серию ОТРК собственной разработки. Этой серией стали ракеты  J-600T Yildirim II с радиусом действия до 300 км при весе боеголовки в 0,4 т. И еще в 2014 году Анкара абсолютно перестала ждать выполнения РФ ранее заключенных "бонусных" соглашений.  Они давно свернулись, так что их нынешний разрыв стал простой фигурой речи.

Для такого разворота были веские причины - оккупация Крыма и последовавшая после этого  милитаризация Севастополя. В Анкаре это расценили как нарушение РФ  ряда международных соглашений об ограничении режима сокращения обычных вооружений в Европе, а также как нарушение режима запрета ракет средней дальности. Это позволило Турции приступить к испытаниям нового поколения ракет - комплекса  Yildirim III с дальностью 900 км, и крылатых ракет наземного базирования дальностью более 600 км.

Фото: topwar.ru

Подобные шаги Турции формально могут выглядеть нарушением международных конвенций. Но только не в случае, когда с одной стороны ей угрожают баллистические ракеты Ирана, а с другой Москва, невзирая ни на какие договоры, превратила оккупированный Крым в платформу для размещения всех видов вооружений. Российская армия и авиация, например, уже год как используют отобранные  у Украины полигоны на мысах Опук и Чауда для того, чтобы запускать ракетные вооружения в сторону турецкого побережья. А большинство турецких политиков далеко не из тех, кто оставляет подобное без адекватного ответа.

Украина в 2015 заключила широкий пакет соглашений с Турцией в сфере ракетостроения и мирного освоения космоса, надеясь заполнить давно назревавший вакуум в этой сфере. Но дивиденды Киева от нынешнего охлаждения между Анкарой и Москвой далеко не ограничатся этой отраслью. Еще одной сферой приложения усилий Украины может стать перспектива ареста зарубежного имущества российских компаний, которые на незаконных основаниях начали использовать госактивы нашей страны в Крыму после оккупации полуострова. Не входящая в ЕС и неотягощенная международной бюрократией Турция может стать надежным союзником Киева в этом вопросе. Ведь, как правило, арестованное через международные суды имущество в конце-концов продается и попадает в руки местного бизнеса, а такая перспектива выглядит выгодной туркам. Ведущими российскими прямыми инвесторами в Турции являются компания "Газпром", специалисты которой принимали участие в конфискации активов украинского ПАО "Черноморнефтегаз", и компания "Интер РАО", участвовавшая в конфискации активов НЕК "Укрэнерго".  Первая из них в 2009-12 годы за $170 млн. приобрела газораспределительную сеть Стмабула Bosphorus Gas, чтобы перекрыть поставки в Турцию газа из Азербайджана и иракского Курдистана. Вторая компания в 2012 году  купила за $65,7млн. 75% акций ТЭС Trakya Elektrik. Цель этой инвестиции также не выглядит особо привлекательной для турков - компания - оператор этой ТЭС через несколько  лет сможет стать оператором строящейся в Турции частной российской АЭС Аккую и занять монопольные позиции на турецком рынке. Параллельно с проектом российского "Росатома", проекты строительства еще двух АЭС в Турции реализуют корпорации КНР и Японии. И они выиграют от  кризиса в российско-турецких отношениях  не меньше, чем Украина с ее планами наказания провинившихся в Крыму российских компаний, и амбициями широкого военно-технического альянса с Турцией. 

Недалеко от Крыма построят космодром

Именно отобранные у Украины ракетные полигоны могут стать главным острым моментом в ныне замороженном военном сотрудничестве Турции и РФ. Дело в том, что из всего проваленного пакета российско-турецких договоров на 2014-15 годы в реальной работе оставались всего два "бонусных" соглашения между странами. Это, во-первых, намерение турецкой стороны закупить у РФ технологии производства одного из двух военных спутников дистанционного зондирования земли, которые Турция намерена запустить на орбиту до 2018 года. Во-вторых - план по заказу в РФ услуг по подготовке пилотируемых программ запуска космических ракет-носителей и персонала наземных станций слежения. Последнее соглашение необходимо для начатой в 2014 году масштабной турецкой программы строительства основного и запасного космодромов на территории Турции в 2015-22 годы. До оккупации Крыма договоренности по этим соглашения предусматривали, что Турция разместит свои стартовые площадки не на побережье Черного моря, а в центральной части страны. По всей видимости, так рекомендовала сделать российская сторона. Подписывая соглашения, Москва явно сомневалась, что ПВО российских военных баз в Крыму и Севастополе способны контролировать все, что может "упасть с неба" в коридоре отделения ступеней турецких ракет. Если основным космодромом Турции станет площадка в центре страны, диагональ падения ступеней будет иметь длинный коридор в сторону Дуная. Если же он будет располагаться на прибережном ракетном полигоне турецкой армии близ Синопа, коридор падения ступеней будет коротким. Синоп расположен всего в 200 км от Севастополя. Но из-за высокой сейсмической опасности центральной Турции надежнее использовать прибережную площадку. Применяя этот аргумент, турецкая сторона вполне может оставить запасной стартовый стол ракетодрома к югу от Анкары, а основной - развернуть на черноморском побережье. И отныне, когда РФ заморозила все военно-технические соглашения с Турцией, такой перспективе уже вряд ли что-то помешает.