За кулисами. Что не рассказал Порошенко о Минске-3

Чемпионат на Кубок зрады. Партии начали спорить, кто из них больше ненавидит Россию

Поскольку выборы на Донбассе отодвигаются в неопределенное будущее, главным яблоком раздора между партиями становится вопрос об украинских санкциях против оккупанта

Фото: УНИАН

Берлинские переговоры «нормандской четверки» при всей гипотетичности их результатов уже дали один немаловажный эффект. Они перетасовали повестку дня внутриполитической жизни Украины.

С августа прошлого года, когда был принят в первом чтении проект конституционных поправок о децентрализации, все партии и депутаты готовились к различным кризисным сценариям. Наибольшими раздражителями стали слова «особый статус», «амнистия», «выборы на Донбассе», а любимой темой масс-медиа —как Запад принуждает Киев выполнить требования Кремля. Именно тогда политическая конкуренция превратилась в чемпионат взаимных обвинений в зраде.

Однако прошел год, и ничего не случилось: ни зрады, ни политического кризиса, ни отмены Западом антироссийских санкций. А уже в сентябре стало очевидно, что все сценарии, связанные с Донбассом, отодвигаются на неопределенный срок. Переговоры в Берлине 20 октября, после которых было объявлено о предстоящей подготовке «дорожной карты», по сути, формализовали и институциализировали это отодвигание.

Тем не менее чемпионат зрады остался. Только теперь его участникам приходится соревноваться не в защите, а в нападении. Раньше считалось главным показать свою неуступчивость давлению Кремля и Запада. Сейчас на первый план выходит способность самим надавить на Кремль, да и на Запад.

Разница тут очень большая. И она способна существенно повлиять на расстановку политических сил.

Прежде всего изменилось положение Петра Порошенко. Два года он отбивался от обвинений в зраде в связи с Минском-1 и затем Минском-2. Теперь осваивает роль мстителя и бьет по Путину новыми санкциями, утвержденными на СНБО 16 сентября и введенными в действие указом от 17 октября. В их числе — запрет в Украине российских платежных систем.

Тема санкций стала дополнительным объединяющим фактором для БПП и «Народного фронта», чьи отношения не раз портились из-за разногласий по вопросу о выборах на Донбассе. 20 сентября парламент принял предложенное пятью депутатами из НФ и БПП заявление о непризнании Украиной легитимности выборов в Госдуму РФ. Кабмин 13 сентября внес в Верховную Раду предложенный вице-премьером от «Народного фронта» Вячеславом Кириленко законопроект, призванный ограничить доступ на украинский рынок российской печатной продукции антиукраинского содержания. Этот проект принят в первом чтении 20 октября.

Тем временем 17 октября четыре депутата из НФ внесли проект постановления о персональных санкциях против 15 физических и 12 юридических лиц. В этих списках очень интересные фамилии — от Бабакова до Медведчука — и еще более интересные названия компаний, в том числе «Роснефть» и Сбербанк.

Фактически началась конкуренция между партиями в вопросе о санкциях. Так, восемь депутатов из «Укропа» 18–20 октября внесли четыре законопроекта на эту тему: о праве Верховной Рады применять санкции; о применении против РФ секторальных санкций в банковской сфере; об обнародовании информации о юридических лицах, связанных со страной-агрессором; о запрете деятельности банков страны-агрессора (включая Сбербанк).

Интересно также сравнить позиции «Батьківщини» и Радикальной партии Олега Ляшко, которые еще недавно выступали единым фронтом против БПП и правительства. Фракция «Батьківщини» в своем заявлении по поводу переговоров в Берлине ни словом не обмолвилась о необходимости каких-либо санкций против России с украинской стороны, зато высказалась за «создание международной комиссии для оценки ущерба, нанесенного вооруженной агрессией России, для последующего возмещения его через международные суды». Сама Юлия Тимошенко в последние месяцы старательно воздерживалась от проявления жесткой позиции по отношению к России, в частности, проигнорировала голосование за непризнание легитимности выборов в Госдуму РФ.

В то же время Ляшко подчеркивает, что его фракция уже более двух лет требует расторжения дипломатических отношений с Россией до полного освобождения Крыма и Донбасса. Также он заявляет, что еще два года назад нужно было вводить визовый режим с РФ. При этом Ляшко троллит Тимошенко: «В Стокгольмском арбитраже рассматривают иск к Украине на $38 млрд по газовому контракту, который подписала Тимошенко с Путиным. Пусть едет туда и защищает украинцев, ведь эти деньги нам придется отдавать. Я ей могу даже с билетом помочь, если денег нет. Она бедная — в декларации одни прочерки».

Еще более радикальную позицию заняла фракция «Самопомочі». В своем заявлении по итогам Берлина она настаивает на том, что Украина должна «разорвать дипломатические и экономические отношения с Россией». Правда, авторы заявления постеснялись конкретизировать, что их требование означает прекращение транзита российского газа через Украину в ЕС, откуда и сами получаем газ. Как следствие, мы останемся вообще без газа, а Евросоюз будет строить «Северный поток-2» и любые другие потоки из РФ в обход Украины, забыв о санкциях.

Но, несмотря на все эти перехлесты, сама конкуренция санкционных идей создает довольно оптимистичное впечатление. В ней есть еще привкус зрады, но больше — предвкушения перемоги.

Киберхунта ломает расклады

Дополнительную сумятицу в умы, разброд и шатание в партийные ряды добавило появление 23 октября на сайте cyberhunta.com двух файлов из якобы взломанной почты помощника президента РФ Владислава Суркова. Споры о правдивости или же фейковости сообщения Киберхунты только способствовали распространению его в соцсетях, а затем и в СМИ. В строгом соответствии с законами жанра Киберхунта через день обнародовала новую порцию содержимого ящика Суркова, включая личные документы Владислава Юрьевича и его семьи, что призвано служить доказательством подлинности первых двух файлов.

В тех файлах говорится о пятой колонне Кремля в Украине, в частности, на Закарпатье. Наибольший резонанс вызвал план «Шатун», который поэтапно расписывает мероприятия для дестабилизации ситуации в Украине в период с ноября 2016-го по март 2017 года. Ведущие роли в этом плане отведены «Оппоблоку», партиям Юлии Тимошенко и Олега Ляшко. Во второй половине ноября они якобы должны организовать «тарифный майдан» всеукраинского масштаба.

Этим и другим фигурантам плана «Шатун», независимо от их собственной оценки его правдоподобности, придется учитывать, что «файлы Суркова» уже стали частью украинской политической жизни и даже фольклора. В первый же день о достоверности выложенных документов заявил народный депутат из «Народного фронта», член коллегии МВД Антон Геращенко, который не скрывает своей причастности к их появлению. 25 октября достоверность некоторых документов, касающихся Закарпатья, подтвердила СБУ. Можно ожидать, что Киберхунта будет добавлять доказательства и еще больше запутывать всех сомневающихся.

Самым интересным нюансом плана «Шатун» является то, что там вообще не упоминается «Самопоміч». Это идет вразрез с версией о том, что план состряпан с целью дискредитировать все силы, оппонирующие правящей коалиции. Разве что Антон Геращенко решил подсобить Андрею Садовому.