Государство

Что скрывается за молчанием Порошенко

Мирный план Президента является удобной ширмой для многосторонних международных и внутриполитических торгов

Заявление Петра Порошенко об одностороннем прекращении огня в ходе антитеррористической операции в Донбассе стало для многих украинцев громом среди ясного неба. Они ожидали немедленного введения на Донетчине и Луганщине военного положения, а не передышки в АТО до 27 июня, за время которой террористы вполне могут укрепить свои силы. Впрочем, 14 пунктов мирного плана Президента, который тот представил на своей встрече с политической и бизнес-элитой двух охваченных войной областей, не включали в себя ничего нового в сравнении с ранее озвученным. Хотя на полях было дописано и учреждение совместно с Евросоюзом фонда в размере 1,5 млрд евро для сохранения и создания в Донбассе новых рабочих мест, и намерение Киева оставлять на местах 25% налога на прибыль. В результате в плане добавился пункт №15. А тем временем силовики неофициально объявили о начале третьей стадии АТО, когда военные уже не ведут переговоры с террористами, а ставят им ультиматумы. Если они не выполняются, то боевиков попросту уничтожают.

Миротворчество для внешнего пользования

Изначально было понятно, что по первому призыву Порошенко о реализации мирного плана российские террористы не сложат оружие, не освободят всех заложников и захваченные здания, а также не двинутся стройными колоннами по коридору в сторону российской границы. Но для мирового сообщества это был хороший знак, что Украина предпочитает невоенное урегулирование сложившейся ситуации на востоке страны, за что украинский Президент получил всеобщее одобрение западных лидеров. Для пущей важности в демонстрации своих мирных намерений Петр Алексеевич назначил президентским уполномоченным по мирному урегулированию конфликта в Донбассе не какого-нибудь "терминатора", а нардепа от "УДАРа" Ирину Геращенко. Даже Владимир Путин в телефонном разговоре с Порошенко выразил поддержку усилиям по деэскалации ситуации в Донецкой и Луганской областях, процессу прекращения огня и реализации украинского мирного плана, одним из пунктов которого предусмотрено создание десятикилометровой буферной зоны на украинско-российской границе.

Верить словам президента России, безусловно, было бы наивно, но российская дипломатия в переговорах на высшем уровне теперь теряет аргумент о

Порошенко хочет, чтобы все лавры победителя в перезагрузке власти достались ему и его партийному проекту

провоцировании войны со стороны Киева. То, что боевики не пошли на прекращение огня, - их проблема, ведь уже общепризнанно, что шаг им навстречу украинской властью был сделан. В реальности мы получаем мировой карт-бланш на продолжение АТО, завернутую теперь в красивую обертку мирного плана. Как это происходит на практике, можно было убедиться на примере недавнего освобождения украинскими военными ключевых подступов к эпицентру терроризма в Славянске - населенных пунктов Краснолиманского района Донецкой области. Ночью над террористами рассыпали листовки с требованием сдаться, а утром начался штурм.

Единственная проблема заключается в том, что, увлекшись миротворческими информационными разработками для внешнего пользователя, команда Порошенко напрочь забыла об интересах внутриукраинской целевой аудитории. Простых украинцев решено было не посвящать в реальные цели и задачи огорошившего многих президентского мирного плана, хотя пиар-машине Банковой было по силам развеять все подозрения и домыслы за считанные часы. Играться с общественными настроениями народа, требующего скорейшего завершения успешной АТО, очень опасно, тем более что опора на чаяния украинского общества является одним из элементов внутриполитической стратегии Президента.

Ловушка для парламента

В своей работе с Верховной Радой Банковая продолжает упирать на то, что более 70% украинцев желают парламентских перевыборов. Но вместо того чтобы просто развалить существующую коалицию путем выхода из ее состава фракции "УДАР" (напомним, ближайшего союзника Порошенко на президентских выборах), что даст возможность главе государства воспользоваться своими конституционными полномочиями и через 30 дней распустить ВР, затеяна более сложная игра на полнейшую дискредитацию всего парламента. Первым этапом оказалась регистрация проекта о самороспуске ВР, поданная лидерами фракций "Батьківщина", "УДАР" и "Свобода" с примкнувшим к ним внефракционным Олегом Ляшко. Вторым этапом станет голосование за это постановление, запланированное на 1 июля. Тем, кто поддержит парламентский самороспуск, уготованы лучшие стартовые позиции на предстоящих перевыборах, но Банковая вовсе не рассчитывает на результативное голосование по этому вопросу - иначе сорвется третий этап ее плана. А на третьем этапе "УДАР" таки развалит коалицию, спровоцировав долгожданный президентский указ о политической смерти Верховной Рады седьмого созыва, и при этом лавры победителя достанутся исключительно Порошенко и его партийному проекту, куда, возможно, войдет еще один виновник торжества - "УДАР".

Знают ли об этом плане соратники по коалиции Юлия Тимошенко и Олег Тягнибок? Конечно, знают, но любые их попытки помешать этому пока не имеют ощутимого результата. Что подтвердили в том числе успешные голосования в ВР 19 июня по кадровым вопросам президентской квоты, когда назначение Виталия Яремы Генпрокурором, Павла Климкина министром иностранных дел и Валерии Гонтаревой главой Нацбанка поддержало конституционное большинство нардепов. Смирились ли со скорым завершением своей депутатской карьеры нынешние и бывшие "регионалы", литвиновцы и прочие "тушки"? Безусловно, нет, и своим голосованием по кадровым вопросам они в очередной раз продемонстрировали Президенту свою верноподданную готовность служить. А если не удастся убедить Порошенко в сохранении нынешнего парламента, то представители парламентского большинства времен режима Януковича намерены сорвать изменения избирательной модели в пользу пропорционалки с открытыми списками, оставив прежние схемы. И вот здесь возможности для маневра у Банковой довольно ограничены. Зато как раз в сохранении нынешней смешанной системы с ее широкими возможностями для фальсификации выборов кроется потенциал для контрреволюции даже после парламентских перевыборов.