Государство

Что в голове у Путина

Путин не может предложить созданной им системе какого-то образа будущего, он воюет с будущим в любом варианте

Фото: pikabu.ru

Владимир Путин сам стал мишенью для собственной пропаганды. Такое мнение в интервью Slon.ru высказал российский политолог Глеб Павловский.

"Сегодня Кремль - это самая цензурованная территория в Российской Федерации. Он выстроил очень мощную цензуру. Нарративную, как я ее называю, цензуру, когда ты предлагаешь сюжет. Но когда ты запускаешь останкинскую суперпушку в том виде, в каком она работает сейчас, ты первый превращаешься в ее мишень. Она бомбардирует тебя с утра до вечера", - отметил Павловский.

По мнению политолога, в России создана очень мощная фильтрация любых данных о реальности. "И если Путин что-то знает сейчас о мире, то только, может быть, за счет интуиции, воспоминаний", - предполагает он.

Этот "странный поток" разбавляется, скорее всего, доносами его друзей друг на друга. "Он (Путин) ведь поднялся над кругом товарищей. В эпоху управляемой демократии, которую можно теперь вспоминать как золотой век путинизма, он был депонентом и модератором всех договоренностей, сговоров, сделок. Теперь, поднявшись, как он может сохранять центральное место? Только одним способом: когда к нему пришел товарищ Сечин, тут же с одной стороны товарищ Володин, с другой стороны - товарищ Ротенберг и внешний привлеченный эксперт товарищ Кудрин для объективности, напишут ему о том, чем занимается Сечин. А Сечин так же напишет о них. И все это приходит к нему. Естественно, все эти документы существуют в одном экземпляре. Соответственно, ему все их надо читать. Конечно, будь он писателем, это было бы бесценно. Это просто клад для человеческой комедии. Но он президент. И поэтому, просто чтобы освоить это количество информации, ему надо уменьшить усвоение другой. Поэтому в целом, если это суммировать, его мозг выглядит вот так как-то", - считает Павловский. 

При этом он подметил, что Путин не потерял контакт с реальностью: "Это вот такая реальность. Тоже реальность, и в каком-то смысле она достаточно богата была бы для целого сериала, популярного причем".

По мнению Павловского, созданной Путиным системе необходим враг - управляемая демократия защищала от главного внутреннего врага системы, а именно - от массового избирателя, а после того, как его локализировали, системе пришлось выйти за собственные границы, в Украину. "Кто новый противник? Педофилы, атеисты - кого там только не было, агенты иностранные. Наконец, в четырнадцатом году - фашисты, уж куда дальше? Но поиск врагов продолжался, пока не появились санкции... В этом смысле система, как ни странно, укрепилась. Во всяком случае, эту свою зону, зону легитимности, она укрепила. Легитимность она всегда черпала из катастрофы, в данном случае катастрофу ей действительно теперь поставляют. В Россию импортируют катастрофу в виде санкций", - говорит он. Следующей жертвой этой системы, по мнению политолога, будет Беларусь, система "будет торопливо превращать Лукашенко в фашиста".

"Путин действительно так въелся в эту систему, что не будет простого ухода. И, к сожалению, он не может предложить ей какого-то образа будущего. Он ведь воюет с будущим. С будущим временем в любом варианте... Он чувствует, что нет массового доверия. Но ему кажется, что если оно будет выражаться вербально, то вот оно тогда точно будет. Ну и сразу же нанимается актив, который выражает это вербально. Потом этот актив допускают к камерам и громкоговорителям, и дальше он начинает терзать страну какими-то видениями. Это новое явление аудиторного ультравещания, где уже телевидение является промежуточным инструментом, промежуточным средством доставки. Этот новый институт похож в разных отношениях на то, что есть на Западе, на то, что было в тоталитарных странах, но это что-то новое. Эти люди готовы выйти из зала и перейти к собственному действию? Я не исключаю. Кто-то же выходит, едет в "Новороссию" под влиянием телевизора. Будет очень смешно, если под влиянием телевидения у нас пройдет какая-нибудь массовая популистская революция", - резюмировал Павловский.