Государство

Дана Дидковская: Негативные персонажи носят имена моих нелюбимых студентов

Благодаря профессиональному логическому мышлению романы с четким сюжетом мне наиболее близки. Ведь на самом деле любой сюжет строится как конструктор.

Преподавателя математики и экономики в Национальной академии руководящих кадров культуры и искусств Дану Дидковскую на репетиторских сайтах не найти. Ей в отличие от коллег дополнительный заработок приносит написание книг. О том, как в течение 12 лет можно совмещать преподавательскую деятельность и создание детективов, писательница рассказала "ВД".

Благодаря профессиональному логическому мышлению романы с четким сюжетом мне наиболее близки. Ведь на самом деле любой сюжет строится как конструктор. Свой первый роман я писала на конкурс "Золотой Бабай".

Так вышло, что у меня тогда сломался телевизор, и я все вечера проводила за литературной работой. Это был, кажется, 2001 год. Тогда же я начала свою преподавательскую деятельность. А в следующем, 2002 году, который мне, кстати, запомнился, потому что одинаково читается с двух сторон, я получила за роман литературную премию.

Если говорить о тайм-менеджменте, то кто-то берет себя в руки и идет в спорт­зал или садится на диету, я же даю установку, что должна писать по две страницы. Мой день начинается очень рано: я отвожу детей в школу, а сама направляюсь на лекции.

Поэтому пишу обычно по ночам. Только так появляется текст, с которым потом можно работать. Такого, чтобы муза прилетела и села на плечико, не бывает.

Я могу точно проследить, откуда взялся образ. Собирательный образ — это тот же конструктор. Перед тем как отправлять роман "Загублена мама Веселої", я его перечитала и поймала себя на том, что негативные персонажи носят имена моих нелюбимых студентов. И наоборот.

Я, конечно, поправила. Но иногда люди узнают себя не там, где надо. Было пару таких моментов, когда говорили: ты про меня написала! А это был просто собирательный негативный образ.

Достаточно тяжело выйти на рынок киносценаристики. Я в свое время прошла сценарную школу СТБ и еще раз убедилась, что базисные знания нужны. Сценарий, который я отправляла еще на "Коронацию слова", увидел режиссер Балаян. Он как раз хотел снимать телемувик.

Но, к сожалению, для того чтобы чего-то добиться в этой сфере, нужно иметь временной лаг. А я современная женщина, которая сама воспитывает двоих детей и ходит на работу. Это был тот случай, когда я не смогла вписаться в дедлайны, и жалею об этом.

Эротические сцены продают книги — такая позиция редакторов вызывает протест. Например, редактор-женщина, которая работала со мной у братьев Капрановых, мне лично говорила: эротические сцены нужны.

Я не против секса в литературе, но это уместно, например, в любовных романах. Однако современным авторам, которые работают совсем в иных жанрах, тоже часто приходится идти на компромисс.

С четырех лет я была участником творческой лаборатории при Союзе журналистов, публиковалась в "Вечернем Киеве". Я всегда что-то писала. Сейчас я преподаю в творческом вузе, но точные науки. В этом есть свой парадокс, но он мне нравится.

В профессиях писателя и преподавателя есть одно общее — ты должен заинтересовать. Самое приятное, когда тебе начинают задавать вопросы. Хотя, конечно, есть такой студенческий прием, когда вопросы задаются студентом для того, чтобы его запомнили. Но если вопросы уточняющие, по сути — это классно.