Государство

Денис Дзензерский: Сын батарейкина (интервью)

В отличие от большинства героев рубрики "Личное дело" народный депутат Денис Дзензерский на встречу с корреспондентом

Днепропетровский бизнесмен Денис Дзензерский, в прошлом году пополнивший ряды народных депутатов, в бизнес-кругах больше известен как сын родоначальника отечественной аккумуляторной отрасли Виктора Дзензерского.

Зато в Верховной Раде молодой политик успел отличиться без помощи своего отца. После того как он не проголосовал за отставку правительства Николая Азарова, его тут же записали в ряды вероятных "тушек".

С тех пор Дзензерский честно доказывает свою преданность оппозиции. Хотя и не скрывает: если бы выборы были сейчас, от места в списке "Батькивщины" отказался бы, выбрав борьбу в мажоритарном округе.

В отличие от большинства героев рубрики "Личное дело" народный депутат Денис Дзензерский на встречу с корреспондентом "ВД" пришел не сам.

Впервые решившись на интервью для делового еженедельника, 34-летний политик привел с собой помощников. Именно у них Дзензерский то и дело искал поддержки и, получив "одобрямс" в виде кивка головы, уже без опаски продолжал отвечать на вопросы "ВД".

Боязнь ответить невпопад сразу же выдает человека, который лишь начинает наращивать политические мускулы. Зато все это с лихвой компенсируется молодым запалом, с которым Дзензерский взялся за работу в Верховной Раде.

И хотя бурной законотворческой деятельностью он все еще похвастаться не может (все три поданные им законопроекта идут в соавторстве), Дзензерский уверен, что его работу в ВР запомнят.

Придя в парламентский Комитет по вопросам финансов и банковской деятельности, наш собеседник замахнулся на доселе невыполнимую задачу — добиться стабильной работы украинского фондового рынка.

Для этого он уже подготовил несколько законопроектов, одним из которых предлагает часть обязательных пенсионных отчислений инвестировать в фондовый рынок. Вполне возможно, что реализовать эту идею оппозиционному политику удастся, ведь еще со времен занятия бизнесом он научился находить общий язык с любой властью.

Именно за это в кругу оппозиционеров Дзензерского недолюбливают. Его появление в проходной части избирательного списка "Батькивщины" и по сей день у многих вызывает вопросы, а участие президента Виктора Януковича в открытии завода Дзензерского-старшего по переработке аккумуляторов лишь добавило скептицизма враждебно настроенным коллегам по оппозиции.

Потому-то Дзензерского и записали в неформальные списки самых вероятных кандидатов на выход из фракции "Батькивщина".

Когда вас включили 34 номером в список "Батькивщины", ни у одного из политических экспертов язык не поворачивался назвать вас стопроцентным оппозиционером. За какие заслуги вам дали столь высокое проходное место в списке?

— Я не знаю, высокое это место или нет. Если считается, что высокое, это даже в какой-то мере лестно. Но номера себе я не просил, его присваивали партийные руководители. Если они посчитали, что я должен получить именно такой номер, значит, они так решили.

А что касается того, почему и откуда я появился в политике, да еще и в оппозиции, то я, будучи молодым человеком, хотел видеть нашу страну более красивой, более цветущей и еще более совершенной, чем она есть. И в некоторых аспектах я не соглашался с политиками. Так как считал, что можно активнее реформировать и запускать экономические процессы в государстве.

Более того, у меня сложились очень хорошие приятельские отношения с Арсением Яценюком. На его предложение пойти в политику в команде молодых людей, которые сейчас начинают с оппозиции, но потом, возможно, будут во власти, я ответил: "Да, мне это интересно".

Вы до прохождения в парламент были крупным бизнесменом. Почему не захотели бороться по мажоритарному округу?

— В Днепропетровске пойти по "мажоритарке" от "Батькивщины" было бы очень непросто. Если бы выборы были сейчас, я, наверное, пошел бы по мажоритарному округу.

Это развязывает руки?

— Не думаю. Как депутат-списочник, так и мажоритарщик голосуют по воле фракции. Если какие-то решения принимаются, то они обязательны для выполнения всеми депутатами фракции, вне зависимости от того, как они прошли в парламент. Что касается моего желания в будущем идти по "мажоритарке", то я считаю, что списков быть не должно.

Вы ощущаете себя оппозиционером?

— Еще год назад я себя не в полной мере ощущал оппозиционером в плане каких-то возможностей. Сейчас же, учитывая мой статус, мне не так просто договариваться с властью.

Вас называют одним из самых вероятных претендентов на выход из фракции "Батькивщина". Что могло бы подтолкнуть вас к такому решению?

— Сначала, как только я попал в избирательный список "Батькивщины", были заявления, что я обязательно перейду в Партию регионов, но меня радует, что эта риторика меняется. Я не собираюсь никуда уходить. Меня абсолютно все устраивает в "Батькивщине". Мы находим общий язык как с коллегами, так и с руководством фракции, и тот курс, которым идет партия, меня полностью устраивает.

Действительно ли депутаты уходят из "Батькивщины" из-за деспотичного Яценюка, который ни к чьему мнению не прислушивается?

— У нас заседание фракции проходит очень демократично. Поскольку я много общаюсь с коллегами из других фракций, то сделал вывод, что в других фракциях дисциплина жестче. У нас же каждый имеет возможность высказаться и каждый будет услышан. Поэтому я не думаю, что по этой причине кто-то может уйти.

Из-за того, что фракцию "Батькивщины" покинули ряд депутатов, атмосфера внутри команды была очень напряженной. Что происходит сейчас?

— Мне кажется, все поуспокоилось. Напряженной атмосфера была из-за того, что начался непростой процесс объединения партий "Фронт Змин" и "Батькивщина". Сейчас люди уже раззнакомились, где-то сдружились. Когда они были не знакомы, атмосфера нагнеталась.

Регионал Владимир Макеенко, возглавляющий Комитет ВР по депутатской этике, заявлял о том, что Партия регионов планирует создать внефракционную группу из числа депутатов, которые выйдут из оппозиции. Они должны будут голосовать синхронно с ПР. Кто-нибудь предлагал вам выйти из "Батькивщины"?

— У меня на этот счет даже разговоров ни с кем не было. Да, вопросы задавали, мол, нет ли давления со стороны власти на бизнес моих родственников, но никаких предложений я не получал. Да и зачем ПР создавать внефракционную группу? На мой взгляд, голосов им и так хватает, а с дисциплиной у них и вовсе все хорошо.

В СМИ есть информация, что Турчинов дал добро на смену руководства областной организации партии "Батькивщина" в Днепропетровске, которую возглавляет тетя Юлии Тимошенко Антонина Ульяхина. На ее место прочат именно вас, не так ли?

— Это неправда. Вопрос так не стоит. Я знаю Антонину Ульяхину много лет. По-человечески у меня с ней сложились нормальные отношения. Ни в коем случае я бы не стал претендовать на ее место.

Но за последние годы результаты "Батькивщины" на выборах в Днепропетровской области катастрофические. Разве в этом нет вины г-жи Ульяхиной?

— Я вообще никого не хочу обвинить. У нас достаточно сложный регион для нашей политической силы. Если мы пойдем в Донецк, в Луганск — там результаты еще хуже.

Действовать в регионе, который не является твоей базой, в котором доминирует совершенно другая политическая сила — с этим нужно уметь жить. И в таких условиях нужно работать.

Батарейки на фондовых биржах

Основной капитал семьи Дзензерских сосредоточен в сфере производства аккумуляторных батарей.

Корпорации "ВЕСТА", в которой до прихода в парламент наш собеседник занимал должность первого вице-президента по финансово-экономическим и коммерческим вопросам, занимает более 30% отечественного рынка производства аккумуляторов.

Ее главный отечественный конкурент — компания "ИСТА" — тоже детище Дзензерских, однако в 2001 году она была продана структурам Петра Порошенко.

Эта сделка дала старт активной работе по строительству Дзензерскими нового аккумуляторного завода. А поскольку все недостатки батареек "ИСТЫ" на то время им были хорошо известны, компания "ВЕСТА" сделала ставку на аккумуляторы нового типа.

Благодаря этому корпорация Дзензерских за считанные годы выбилась в лидеры, став самым крупным производителем батареек в Украине с годовым оборотом порядка $220 млн.

Три года назад Денис Дзензерский рискнул перекроить карту продаж аккумуляторов "ВЕСТА". И не прогадал. Если раньше практически 100% экспорта компании приходилось на страны СНГ, то сегодня этот показатель составляет лишь 40%.

В свете недавней торговой войны с Россией такая экспортная переориентация оказалась настоящей удачей, а прозорливость Дзензерского подстегнула менеджмент компании искать самые невероятные контракты.

Один из них — на поставки аккумуляторов шведскому автомобильному концерну Volvo — сейчас проходит стадию активной проработки. Ну, а завершающим ярким аккордом сольной партии Дениса Дзензерского в качестве первого вице-президента компании "ВЕСТА" стал вывод акций корпорации на Варшавскую фондовую биржу.

Какие компании являются главными конкурентами корпорации "ВЕСТА" на рынке аккумуляторных батарей?

— Это американские корпорации, которым принадлежат крупнейшие американские компании по производству аккумуляторов. Они монополизировали рынок Европы и нескольких азиатских стран.

Выходит, после подписания Украиной договора об Ассоциации с ЕС, в рамках которой заработает зона свободной торговли, вашим компаниям, торгующим аккумуляторами, придется туго. Ведь на монополизированный рынок Европы вам будет очень сложно пробиться, а на нашем рынке конкуренция станет еще жестче, не так ли?

— Три года назад к нам пришло понимание, что мы не должны зависеть только от рынка стран постсоветского пространства. Поэтому за последние три года на рынке Европы корпорация "ВЕСТА" достигла большого успеха.

Сейчас в таких странах, как Германия, Испания, Италия функционирует сетка дилеров "ВЕСТА". Корпорация ориентируется и на другие направления — Китай, Северную и Южную Америку.

Если раньше условно все 100% продаж аккумуляторов "ВЕСТА" приходилось на территории стран СНГ, включая Украину, то сейчас 40% приходится на страны Таможенного союза, 60% — на все остальные.

С какими проблемами вы столкнулись, выходя на европейский рынок?

— Главная проблема — недоверие, выстроенное на стереотипах, которые нужно поломать. Первый стереотип — в Украине не могут производить что-то хорошее. Поэтому мы возили людей в Днепропетровск.

Когда они видели современные заводы, роботов, они очень удивлялись. Потом проверяли качество и начинали торговаться. Нам говорили, что заводы хорошие и качество продукции неплохое, но цены просили ниже, чем в Болгарии и Румынии.

Мы спрашивали: "Почему?", а в ответ получали: "Ну, они же в ЕС, а вы — нет". Со временем, конечно, стереотипы ломаются.

В 2012 году вы вышли на Варшавский фондовый рынок, где продали 25% акций компании "ВЕСТА". С того момента цена акций упала в три раза. Каковы причины?

— Цена упала даже больше, чем в три раза. Причины разные. Во-первых, кризис, во-вторых, отношение инвесторов к Украине. Очень сложно преодолеть тот негатив, который сформирован последствием каких-то стереотипов.

Мы должны были убедить всех инвесторов в том, что у нас отсутствуют политические риски. Ведь они всегда задают один и тот же вопрос: "Что вы — экспортер — будете делать, если возникнет проблема с возмещением НДС, о которой все знают?".

И тогда нужно было объяснять, что к чему. Причем главное — это вводить инвесторов в курс дела эмоционально. Появилась, например, информация, что между Россией и Украиной теоретически могут возникнуть какие-то споры, у инвесторов сразу же начинается паника. Им нужно объяснять, что это все — политика.

Вообще, бумага и бизнес живут совершенно разной жизнью. Инвестор, вложив деньги в бумаги, инвестирует не в возможность получения дивидендов, а в возможность перепродать эту бумагу в дальнейшем. Рынок же все равно растет, вне зависимости от того, с убытками компания или нет.

Складывается впечатление, что вы знали о падении стоимости акций после их продажи. Неужели это была сознательная удачная спекуляция в хорошем смысле этого слова?

— Нет, по правилам биржи этого делать нельзя. Если, например, собственник или главный акционер хочет купить акции, он должен вынести вопрос на рассмотрение всех акционеров, и тогда они принимают решение, какую цену готовить. Сделать через инсайд это невозможно.

Как статус оппозиционера влияет на семейный бизнес?

— Пока о каких-то сигналах я не слышал. Бизнес развивается своими темпами. Сказать, что статус оппозиционера как-то повредил бизнесу семьи — нет, я не могу так сказать.

Это правда, что вы можете найти общий язык с любой властью?

— До сих пор как-то находил. Я вообще считаю, что люди должны друг с другом находить общий язык вне зависимости от того, какой идеологии они придерживаются. Я и до сегодняшнего дня находил со всеми общий язык и считаю, что так нужно делать и дальше.

Миллионы в асфальт

Самый громкий скандал, связанный с именем Дениса Дзензерского, пришелся на 2009 год, когда власти Днепропетровска в виду приближающегося футбольного чемпионата "Евро-2012" решили за государственный счет построить дорогу к новым таможенным складам.

Цель определили благую — разгрузить центр города от потока грузовых машин, из-за которых Днепропетровск постоянно находился в заторах. И все бы ничего, да только склады, к которым решено было строить дорогу, принадлежали частной структуре — компании семьи Дзензерских.

Те кивали в сторону областного и городского советов, уверяя, что строить дорогу за государственный счет никого не заставляли, а решение депутаты принимали самостоятельно.

Но пикантность ситуации состояла даже не в том, что дорогу построят под "Евро-2012", ни одного матча которого в Днепропетровске так и не сыграют.

Самым неприятным моментом оказалась стоимость работ. На 1,6 км дороги потратили 30,5 млн грн. — практически все деньги, выделенные на ремонт дорог всей области.

Как вы оказались в списке инвесторов строительства таможенных складов, к которым за счет бюджета построили скандальную дорогу?

— Дорогу строил Облавтодор, деньги были взяты из бюджета, но мы никоим образом не имели отношения к их распределению.

Это решение было принято на сессиях городского и областного советов. Решение принималось не нами как частными инвесторами. Мы действительно подали заявку в городской совет и облсовет, в которой указали, что благодаря этой дороге мы сможем снять поток грузовых автомобилей с центра города и направить их вокруг Днепропетровска.

После этого начали всякие статьи появляться, но ведь дорога же осталась у города! Никаких денег себе мы не брали.

Но ведь дорогу прокладывали к складам, которые строились все-таки за счет вашей фирмы?

— Там были кредитные деньги. Это вообще была реализация отдельного проекта по строительству крупного таможенного и лицензионного терминала, который должен был разгрузить транспортную систему города.

Были заявления экспертов, что в Днепропетровске складов и так хватает. Зачем же строить новые?

— Это бизнес-решение. Может, эксперты знают, сколько аккумуляторов нужно выпускать? Мы посчитали, что найдем, чем загрузить эти склады, поэтому и начали инвестировать в этот проект деньги. Соответственно, это было исключительно наше решение.

Надеюсь, вы не будете отрицать, что в тот момент у вас были прекрасные отношения с тогдашним губернатором Днепропетровской области господином Бондарем. Есть мнение, что именно по этой причине он так активно лоббировал строительство дороги к вашим складским помещениям за государственный счет, разве не так?

— У меня хорошие отношения были и остаются с господином Бондарем. Когда он пришел в статусе губернатора, ему было достаточно непросто проводить какие-то решения. Он как глава администрации вроде и мог что-то предпринять, но за любым подтверждением его решений приходилось обращаться к облсовету или городскому совету, где большинство было сформировано Партией регионов. То есть говорить, что он мог как-то продавить наш вопрос, язык не поворачивается.

И все же дорогу построили в ваших интересах, разве это не очевидно?

— Я считаю, что это нормально. Если государство будет помогать бизнесу создавать инфраструктуру для развития промышленных производств — это же здорово! Если государство будет помогать развивать собственную промышленность — это тоже прекрасно!

Грибник-каратист

Лучший отдых для Дениса Дзензерского — вылазка с детьми на природу за грибами. Ну, а если с погодой не повезло, политик спешит в спортзал, где с удовольствием тягает пудовые гири, а также играет в настольный теннис.

Магическую тягу к спорту Дзензерский ощутил еще в детстве, когда вместе с ребятами гонял мяч во дворе. Тогда же появилось желание стать профессиональным футболистом.

Правда, мечте юного Дениса не суждено было сбыться. Вместо футбола наш собеседник попал в секцию карате, а сегодня является почетным президентом украинской федерации одного из ответвлений этого восточного единоборства — киокушинкай.

 Вы возглавляете Национальную федерацию Украины по киокушинкай карате. Как вы попали в этот достаточно экзотический вид спорта?

— Когда я вырос, то познакомился с президентом федерации киокушинкай карате России Михаилом Слипенчуком. Он пригласил меня на открытый чемпионат мира киокушинкай. Потом я очень загорелся этим, а Слипенчук обещал познакомить меня с японцем, который является президентом мировой конфигурации киокушинкай.

Они мне сказали, что помогут развивать киокушинкай в Украине. Я согласился, после чего провел открытый чемпионат Европы в Украине в 2003-2004 году. Это было очень зрелищно и красочно.

 Вам приходится материально поддерживать федерацию?

— Да, но это было раньше — до того, как я стал народным депутатом.

Что вам дало занятие карате?

— Карате, как, впрочем, и любой другой вид спорта, помогает развивать лидерские качества, закаляет характер — развивает выдержку, упорство, учит не сдаваться и не останавливаться на полпути к намеченной цели. Спорт — это как привычка, образ жизни. Я до сих пор ежедневно уделяю два часа занятиям в зале — фитнес, плаванье, теннис.

Как часто сами выходите на татами?

— Сейчас, к сожалению, у меня нет на это времени. Но я всячески поощряю занятия спортом и здоровый образ жизни подрастающего поколения. Я бы хотел, чтобы и мой сын тоже занимался спортом. Спорт помогает думать, делает нас тверже, развивает силу духа.

Перспективы

Политическое будущее Дениса Дзензерского зависит от того, насколько точными окажутся прогнозы некоторых парламентариев о его выходе из фракции "Батькивщина". Если политик выстоит и все же останется в рядах оппозиции, на следующих выборах у него есть шанс снова зайти в парламент.

В противном случае доверие избирателей к нему пропадет. Учитывая, что в будущем наш герой собирается идти по мажоритарному округу, нелицеприятное клеймо "тушка" может сыграть роковую роль.

Что же касается бизнеса, то в него Дзензерский готов вернуться в любой момент. Благо, идей по развитию семейной корпорации "ВЕСТА" у него предостаточно. Одна из них — создание отечественного электромобиля. И если для этого придется бросить политику, вполне вероятно, что наш собеседник на это решится.