Государство

Денис Олейников: После финансового кризиса усложнилась процедура получения любого убежища

Нюансы предоставления политического убежища всегда являются секретной информацией, но бизнесмен Денис Олейников, год назад эмигрировавший из Украины в

Нюансы предоставления политического убежища всегда являются секретной информацией, но бизнесмен Денис Олейников, год назад эмигрировавший из Украины в Хорватию по политическим мотивам, решил приоткрыть читателям "ВД" некоторые тайны этого дела.

Денис, как и с чем вы бежали из Украины?

— В пять вечера позвонил бывший однокурсник, работавший в органах внутренних дел Украины, и сказал, что видел уже выписанный ордер на мой арест. Мы собрали самые необходимые вещи, взяли имеющиеся у семьи $10 тыс., которых должно было хватить на первое время, и в половине первого ночи уже были в Приднестровье.

Потом в гостинице Молдовы стали думать, куда дальше можно въехать без визы и просить там политубежища. На машине можно было добраться до Сербии или до Хорватии. Решили ехать в Хорватию. Там обратились в милицию за помощью, изложив суть дела.

До окончания следствия и принятия решения нас не имели права депортировать из страны куда-либо. В общем, первые четыре месяца мы приходили в себя. Пробовал судиться с Украиной, но, поняв тщетность намерений добиться правды, решил продать свою квартиру в Киеве и бизнес.

С чем вы столкнулись во время хода следствия в Хорватии по вашему делу?

— Предоставление статуса беженца по времени не регулировано, и в это время вы серьезно ограничены в правах — не можете работать, заниматься бизнесом, выезжать из страны. Это очень большое испытание.

В центрах беженцев ничего приятного нет, и мы, увидев эту огражденную территорию с комендантским часом, отказались там жить, приняв решение снимать квартиру. От получения пособия для беженцев в Хорватии тоже отказались, как и от бесплатного питания на территории для беженцев, субсидий по оплате жилья.

В международном законодательстве прописано, что на пособие может претендовать беженец, который не в состоянии себя обеспечить, а у нас была такая возможность.

Как вас проверяли на предмет политических преследований?

— Главное требование следствия — рассказать правду и ее подкрепить фактами, которые можно проверить. Нет фиксированного списка документов, который надо предоставлять для получения политубежища.

Во время расследования могут задавать любые вопросы. Офицеры выясняют, действительно ли имеет место факт преследования либо же человек просто пытается остаться в чужой стране. По этому делу с нами общались и следователи, и психологи.

Причем за все время расследования я не предоставлял никаких рекомендательных писем следователям, где кто-либо просил бы дать мне политическое убежище.

Что считаете основными трудностями в получении политического убежища украинцами в странах Запада?

— В странах ЕС у беженцев существует большая конкуренция за рабочие места и получение пособий. Поэтому при предоставлении политубежища проводится очень тщательное расследование. Особенно оно тщательное сейчас.

В кризис государства ЕС сокращают все программы, в том числе и по финансированию беженцев, которым надо платить пособия, селить их где-то и в дальнейшем о них заботиться. Если обращается за убежищем человек из страны, где нет войны и беспорядков, то он делает очень серьезное заявление, и далее все факты расследуются в отдельном комитете при внутренних органах страны, куда он обратился.

Читайте также: Беглец для заграницы. Получить политическое убежище за границей становится все сложнее, но это нисколько не смущает некоторых представителей украинского истеблишмента

Михаил Поживанов: Любое передвижение по миру беженец должен согласовывать с министерством иностранных дел страны, давшей ему политическое убежище