Государство

Эдуард Багиров: До недавнего времени начальник любого подразделения милиции считал, что он сам и есть закон

Правозащитник и председатель правления "Международной лиги защиты прав граждан Украины" рассказал

Правозащитник и председатель правления "Международной лиги защиты прав граждан Украины" рассказал "ВД", почему сотрудники правоохранительных органов не бойкотируют выполнение преступных приказов, и есть ли шансы наказать превысившего полномочия "беркутовца".

В последнее время часто звучит требование отправить в отставку министра внутренних дел Виталия Захарченко в связи с разгоном Евромайдана и многими другими событиями. Рядовые сотрудники правоохранительных органов, которые выполняли приказы, могут остаться безнаказанными?

— Нет. Дело в том, что есть такое понятие как преступные приказы, в результате которых совершаются уголовно наказуемые действия. В этом случае наказание предусмотрено для всех участников: и для руководителя, который отдал приказ, и для исполнителя. Но поскольку власть у нас часто меняется, козлами отпущения, как правило, делают рядовых милиционеров.

К сожалению, наши правоохранительные органы не защищают права граждан Украины. У нас милиция — как цербер, трехглавая собака, которая охраняет вход в "подземное царство" — Администрацию президента, Верховную Раду и другие госструктуры. И не важно, какие фамилии у президента и министра внутренних дел — Ющенко и Луценко или Янукович и Захарченко.

События, связанные с Луценко, не стали для нынешней власти примером. Если бы Юрию Витальевичу в его бытность министром задали вопрос о том, в какой камере он будет сидеть, чиновник рассмеялся бы в лицо. Потому что за ним была политическая сила, представители которой думали, что они вечные.

Со временем Луценко привлекли к ответственности. Законно или нет — сейчас речь не о том. Важен сам факт: в свое время министр посмеялся бы, как сегодня могут смеяться нынешние представители власти.

Почему, на ваш взгляд, рядовые сотрудники правоохранительных органов не игнорируют преступные приказы?

— Этих людей убедили в том, что они в любом случае останутся безнаказанными. До недавнего времени начальник любого подразделения милиции считал, что он сам и есть закон. Но отношение у рядовых сотрудников правоохранительных органов изменилось. Некоторые из них по старой привычке все еще выполняют любые приказы, но не массово.

Я уверен, что в спецколонии в ближайшие два-три-пять лет будут находиться как минимум 60 сотрудников спецподразделения "Беркут", участвовавших в избиении людей на Евромайдане.

Недавно от ряда оппозиционных политиков прозвучал тезис о том, что Евромайдан разгоняли сотрудники самого жестокого из существующих в Украине подразделений "Беркута", расположенного в Днепропетровске. Действительно ли в разных регионах уровень подготовки этих бойцов отличается?

— Это зависит от того, насколько руководитель подразделения в том или ином регионе адекватен, законопослушен. Вот эта самоуверенность, которая у них есть, выражается в стиле подготовки подчиненных, и эта подготовка выражается непо­средственно в результате их работы по разгону демонстраций.

Не все "бойцы", которых вывели на Евромайдан, могут применять силу к протестующим. К примеру, внутренние войска такого права лишены. Как вышедшие на главную площадь страны демонстранты могут определить, кого опасаться?

— По шевронам, расположенным на рукаве с левой стороны. У сотрудников внутренних войск на шлемах есть номера, а у "беркутовцев" — нет. "Беркут" действительно имеет право разгонять демонстрации, если их участники нарушают общественный порядок или создают реальную угрозу жизни, здоровью.

Мне ужасно не хочется, чтобы приходилось разбираться, кто из сотрудников милиции совершил большее преступление в отношении своих граждан.

Если участник протеста понимает, что может пострадать от поведения сотрудника правоохранительных органов, по каким признакам он может запомнить обидчика, чтобы потом попытаться наказать его?

— Это очень сложно: они одинаково экипированы. Можно запомнить разве что рост, телосложение, возможно, голос. Нужно, чтобы министр внутренних дел Виталий Захарченко приказал прикреплять всем номерные знаки, чтобы потом можно было определить нарушителей.

Читайте также: Птицы в погонах. Участие спецподразделений милиции для разгона мирных акций протеста балансирует на грани закона. При этом главной ударной силы власти — "Беркута" — де-юре не существует

Виталий Ярема: Подразделение милиции "Беркут" не является ни спецмилицией, ни подразделением особого назначения, потому что такое подразделение вообще законом не предусмотрено