Государство

Елена Жукова: В Украине не стоит ожидать сотрудничества налогоплательщика с налоговыми органами

Независимый аудитор и налоговый адвокат Елена Жукова полагает, что отныне практически любую сделку между несвязанными лицами можно будет привести к ко

Независимый аудитор и налоговый адвокат Елена Жукова полагает, что отныне практически любую сделку между несвязанными лицами можно будет привести к контролируемой, что предполагает усиление налогового давления на бизнес.

Насколько наши нормы о трансфертном ценообразовании (ТЦО) соответствуют рекомендациям Организации по экономическому сотрудничеству и развитию (ОЭСР)?

— Мы расходимся в формулировках — разные понятия "контролируемых операций", "связанных лиц".

У ОЭСР они называются ассоциированными предприятиями, а у нас к этой категории отнесены и физлица. Кроме того, ОЭСР эти нормы создавала для внешнеэкономических операций, у нас в эти нормы включили и внутренние сделки.

Но самое главное, что ОЭСР постоянно подчеркивает, что в ТЦО не может быть четких и однозначных ответов, что единственно правильной цены не существует, а значит — должен быть налажен договорной процесс между фискальными органами и налогоплательщиком. У нас этого, к сожалению, ожидать не стоит.

Закон дает определение связанных лиц и их перечень, впрочем оставляет и формулировку "иные возможности". Может ли это негативно повлиять на бизнес?

— Закон предполагает связанность через физлиц: браки, владение уставным фондом. При этом ничего не говорит о том, насколько долгой может быть такая цепочка.

Продлив ее на 10-15-20 звеньев связанных лиц, мы придем к тому, что каждое одно предприятие связано с каждым другим. Получается, что если идет торговля несвязанных компаний на 50 млн грн., фискальные органы могут назвать их связанными либо при помощи "иных возможностей", либо через механизмы вторичной-третичной и т. д. связанности.

Следовательно, обвинить в использовании "обычной цены" можно будет любое предприятие с достаточно большим оборотом (для резидентов есть дополнительные условия) и, соответственно, доначислить налоги, притом что по закону сделка не является контролируемой. Т. е. привести почти любую сделку между независимыми несвязанными лицами к контролируемой.

Готовы ли будут предприятия к таким сюрпризам?

— Нет, в силу отсутствия понимания происходящего и достаточного числа нужных специалистов. И сотрудники налоговых органов здесь им не в помощь: их профессиональный уровень оставляет желать лучшего. Кстати, уже сентябрьские декларации по НДС (подаются в октябре) предприятиям надо будет сдавать с учетом ТЦО, и они не смогут и не успеют этого сделать, допустят ошибки и получат штраф.

Да, но ведь подавать первую отчетность по ТЦО придется только в мае следующего года?

— Вот конкретная компания, сдала декларации по прибыли и по НДС за 2013 год, год закрыт. А к 1 мая 2014 го­да она должна подать отчет по ТЦО. Но этот отчет не имеет статуса декларации.

По сути, в мае компания просто должна уведомить министерство о том, что провела операции пятью месяцами ранее. И вот сюрприз: если предприятие этого не сделает вовремя, то будет оштрафовано на сумму от 2,5 млн грн. Для того, чтобы получить такую крупную штрафную санкцию, компания, не использующая ТЦО, должна была бы уклониться от налогов на 10 млн грн.

А тут — на пустом месте такая жесткая санкция. Тем временем, штраф за более серьезное нарушение — неподачу декларации — составляет всего лишь 170 грн. Такие вещи противоречат духу ОЭСР, которая всегда подчеркивает, что штрафные санкции должны устанавливаться в зависимости от тяжести вины, т. е. должны быть соизмеримы.

Как ТЦО работает в других странах? В чем основное отличие от украинской модели?

— Принцип, используемый в западных странах, — тщательная налоговая проверка идет в течение полугода, может продлеваться. Я знаю, что в Германии, к примеру, все построено на сотрудничестве налоговиков и налогоплательщиков.

Если у инспектора возникают вопросы к цене предприятия, он приходит и говорит: "Я обратил внимание, что вы отгружаете товар в Швейцарию по одной цене. А давайте отгружать по другой". И стороны обсуждают это, сотрудничают, приходят к консенсусу.

Безусловно, применяются и штрафы. Но в тех случаях, когда завышение цены идет в разы, когда абсолютно очевидно, что в цепочке офшор. И уже после того, как налоговики провели проверку, связались с коллегами за рубежом, сверили все показатели.

В Украине, несмотря на то что предусмотрены такие же длительные сроки проверки — не стоит ожидать ее корректности, а также сотрудничества налогоплательщика с налоговыми органами.

Могут ли компании попасть под многократное налогообложение? Что об этом сказано в нашем законодательстве?

— Да могут. В транснациональных сделках это будет как правило, поскольку я не думаю, что в ближайшее время наши налоговые органы смогут наладить нормальную работу со своими коллегами за рубежом. Даже по внутренним операциям будет двойное налогообложение.

Читайте также: Скованные лица. Миндоходов намерено установить новые правила контроля над ценами на товары и услуги, поставляемые бизнесом

Валерия Тарасенко: Крупные компании уже предпринимают действия по реструктуризации операций

Владимир Котенко: "Стремление взять с крупных предприятий налогов как можно больше "здесь и сейчас", может попросту "убить" их мотивацию"