Государство

Эрик Найман: Я думаю, что будет проведено расследование и, вполне возможно, часть золотовалютных резервов удастся вернуть назад

В публичных комментариях банковское сообщество позитивно оценило назначение Степана Кубива на должность главы НБУ. Стабилизация работы банковской сист

Управляющий партнер инвестиционной компании Capital Times Investment

В публичных комментариях банковское сообщество позитивно оценило назначение Степана Кубива на должность главы НБУ. Стабилизация работы банковской системы — главное, чего ждут финансисты от чиновника с солидным опытом работы в коммерческих банках.

Остальной бизнес ожидает понятной валютно-курсовой политики. Своими соображениями о том, чего ждать от регуляторной политики Нацбанка, с "ВД" поделился д. э. н. и финансовый аналитик Эрик Найман.

"У нас нет предпосылок для коллапса экономики"

Как вы охарактеризовали бы экономическую ситуацию, в которой новый глава центробанка приступил к своим обязанностям?

— Есть много вопросов по деятельности Нацбанка в течение января и первой части февраля в отношении золотовалютных резервов. Почему они так сильно сократились? ($17,8 млрд по состоянию на 31 января — прим. "ВД"). Я думаю, будет проведено расследование и, вполне возможно, часть резервов удастся вернуть назад.

 На ваш взгляд, сокращение золотовалютных резервов нельзя объяснить интервенциями Нацбанка для поддержания курса гривни?

— В этом случае есть вопросы. Нужно провести аудит, тогда можно будет говорить конкретно.

 С новым главой Нацбанк продолжит "ручное" регулирование курса гривни или таки решится отпустить национальную валюту в "свободное плавание"?

— Главный вопрос — какие задачи сейчас будут поставлены перед НБУ? Ставить задачу сохранения курсовой стабильности, что делается уже больше 20 лет? Либо сохранения покупательной способности гривни — контроль над инфляцией, так называемое инфляционное таргетирование? Лично я думаю, что неизбежен переход ко второй политике и отход от курсовой стабильности. Украинцам придется привыкнуть к "плавающему" курсу национальной валюты.

Есть ли вероятность возвращения во втором полугодии к курсу, заложенному в бюджете, — 8,5 грн./доллар?

— Бюджет однозначно будет пересматриваться. Он не имеет ничего общего с реальностью. Изначально было ясно, что это "бумажка", а не бюджет.

Реально ли украинской экономике обойтись без объявления дефолта? При каких условиях?

— Если будет быстро сформирован новый Кабинет министров, и он сумеет быстро договориться с Западом о предоставлении экстренной помощи, хотя бы в размере $1-2 млрд, тогда дефолта удастся избежать. Если затянется формирование большинства в Верховной Раде и технического Кабинета министров, плюс они начнут тормозить предоставление помощи Западом, дефолт станет реальностью.

Чем дефолт грозит экономике страны?

— Ничего страшного, по большому счету, не произойдет. Все понимают, что это просто технические сложности и дефолт будет носить исключительно технический характер. Это не отказ Украины погашать свои долговые обязательства. Это не предложение Украины инвесторам дисконтировать свои обязательства, как это сделал Кипр по отношению к обязательствам своих банков. Это всего лишь задержка в выплате процентов и обслуживании основного долга. Даже если дефолт произойдет, для экономики это будет не критично.

Вы утверждали, что дефолт Украины будет способствовать оживлению украинской экономики в ближайшее время. Все же, дефолт для Украины это благо или неприятность?

— Дефолт несет негативную психологическую окраску и останавливает инвесторов от вложений в страну, объявившую дефолт. По крайней мере, на некоторое время. С другой стороны, факт дефолта при одновременном изменении в сторону улучшения политической ситуации свидетельствует, что уже достигнуто "дно". Все худшее — позади. Теперь будет улучшение.

Поэтому в страну можно инвестировать. Инвесторы заводят деньги в страну под будущие доходы. Если одновременно с дефолтом начнутся экономические реформы, а также будет реформирована судебная и налоговая система, сократится уровень коррупции, то такой дефолт приведет к стремительному притоку крупных иностранных инвестиций.

Если же дефолт будет идти параллельно со спадом экономики — это, конечно, негативный сценарий, который закончится экономическим коллапсом. Но я не думаю, что в Украине может произойти дефолт по сценарию коллапса, как это было в России в 1998 году, — жуткая девальвация, массовые неплатежи, домино банкротств, увольнения работников.

В такой ситуации дефолт, конечно, будет шоком. Повторюсь, у нас нет предпосылок для коллапса экономики. Речь идет исключительно о некоторой паузе в платежах по внешним кредитам.

Согласятся ли украинские финансово-промышленные группы с объявлением дефолта? В этом случае их активы стремительно теряют в цене.

— Если мы посмотрим на котировки украинских еврооблигаций — они уже на дефолтном уровне, как будто бы Украина уже объявила дефолт. Хуже однозначно не будет. Да и не интересует особо наших владельцев "заводов и пароходов" текущая стоимость их активов. Их интересует доходность. Бизнес должен приносить прибыль — только это для них важно. Если временно произойдет падение стоимости украинских активов, для олигархических групп это скорее хорошая возможность прикупить себе что-нибудь еще в стране.

Одна из характеристик преддефолтных экономик — высокая инфляция. Между тем в Украине инфляция минимальна, а в конце прошлого года даже была отмечена дефляция. С чем связан такой парадокс?

— Украина в прошлом году активно "печатала" гривню, поэтому теоретически у нас должна была быть высокая инфляция. Проблема в специфике украинской экономики. В нормальных экономиках, когда происходит эмиссия национальной валюты, эти средства попадают в бизнес и к населению.

Это, в свою очередь, приводит к увеличению уровня потребления, что вызывает рост цен, который и определяет коэффициент инфляции. В Украине эмитированная гривня попадала в руки очень узкой группы лиц, что приводило лишь к сокращению золотовалютных резервов НБУ. Простые люди этих денег не увидели. В Украине коэффициент инфляции — это "средняя температура" по больнице.

Большая часть экономики стагнирует, доходы не растут. А у маленькой группы лиц — "кипяток". Вся инфляция сосредоточилась в "Межигорье" и еще нескольких подобных местах.

То есть в ближайшее время рост потребительских цен нам не грозит?

— Определенная инфляция в текущем году будет. Девальвация приведет к повышению цен на энергоносители, что по цепочке приведет к увеличению цен на прочие товары и услуги. Не стоит забывать, что одним из требований МВФ является повышение коммунальных тарифов и тарифов на газ для населения, что к концу года также приведет к инфляции.

Плюс к этому, ресурсы сейчас в меньшей степени будут концентрироваться в одних руках, чем это было при предыдущей власти. Поэтому последующая эмиссия будет "распыляться" по экономике и приводить к усилению инфляции.

"То, что происходит сейчас с банковской ликвидностью — для банковской системы в принципе выгодно"

20 февраля, когда на Майдане были убиты десятки человек, население Киева массово ринулось в банкоматы и досрочно разрывать депозиты. Как эта ситуация сказалась на банковской системе?

— Действительно, многие физлица обратились в банки с требованием досрочного расторжения депозитных договоров. Но уже в субботу, как мы знаем, была встреча руководства Нацбанка с правительством, по результатам которой Нацбанк принял постановление (Постановление №86 от 21 февраля 2014 г. — прим. "ВД"), уменьшающее вдвое нормы резервирования для коммерческих банков (уменьшение части обязательных резервов, которая формируется банками на отдельном счету в НБУ, с 40% до 20% от их объема, сформированного за предыдущий отчетный период резервирования — прим. "ВД"), чтобы возобновить нормальную работу банкоматов, обслуживание текущих счетов и возврат депозитов.

НБУ прекрасно понимает необходимость и важность своей работы. Если отсутствие работы Министерства внутренних дел и СБУ в первые дни мы вряд ли почувствуем, то отсутствие деятельности НБУ почувствовали бы все сразу — это остановка магазинов, банкоматов, всей повседневной жизни вообще.

В принципе, это и произошло после 19 февраля?

— Не совсем. Проблемы, которые возникли в дни силового противостояния, были связаны с единственной причиной — банки очень быстро превысили все лимиты. Никто не мог ожидать, что среди физлиц возникнет ажиотажный спрос на наличные деньги. Если все одновременно бегут в банк — возникает "затор" в банковской системе. К примеру, мы видели ажиотажный спрос на АЗС на топливо. Но подвести бензовоз к заправке очевидно намного легче, чем загрузить наличные в банкоматы.

По нашим данным, банки не отказывались от досрочного расторжения депозитных договоров, но откладывали выдачу наличных на три-четыре рабочих дня. Означает ли это, что настоящий отток ликвидности из банков еще впереди?

— Банки не могут отказать гражданам в досрочном расторжении депозита. Это их конституционное право. Но в будущем власти, так или иначе, придется отменить это право. Ни в одной развитой стране у вкладчика нет права досрочно разорвать депозитный договор. Это пережиток социализма в банковской системе. От него однозначно нужно отказаться.

Банковская система не может работать стабильно при наличии возможности досрочного разрыва депозитных договоров. Украинцы хотят получать процентные ставки как в случае долгосрочного размещения средств, но иметь возможность забрать свои деньги в любой момент.

Во всем цивилизованном мире это называется текущий счет, и вознаграждение банком выплачивается соответствующее — до 2% годовых. Либо делайте долгосрочные вложения, либо кладите свои деньги на текущий счет, где они доступны в любой момент.

Не приведет ли отток депозитов в нынешней ситуации к коллапсу банковской си- стемы?

— То, что происходит сейчас с банковской ликвидностью — для банковской системы в принципе выгодно. Естественно, ликвидность сократилась. Можно оценить, что спрос на деньги со стороны граждан составил около 10 млрд грн.

В то же время свободная банковская ликвидность составляет лишь 20 млрд грн. Нацбанк уже отреагировал на это, и постепенно все желающие получат свои деньги. Более того — через пару дней они их понесут назад в банки.

И тут как раз банки выигрывают — при досрочном разрыве депозита вкладчик теряет свои, уже ранее начисленные проценты. Фактически банк воспользовался его деньгами бесплатно. Потом люди, которые получили свой гривневый депозит, мчатся покупать доллары.

Но тут вступают в игру ограничения НБУ на продажу валюты физлицам. Да и не обязаны финучреждения продавать валюту. Поэтому вкладчики "помыкаются" со своей гривной под подушкой, увидят, что политическая ситуация стабилизируется, Евросоюз и МВФ готовы помогать, да и курс гривни уже упал, и снова понесут свои сбережения в банки.

Точно также, как уже сошла на нет паника на АЗС и в продуктовых магазинах, так очень скоро прекратится паника в банковской системе. Это вопрос нескольких дней.

Но в 2008 году паника затянулась на месяцы, из-за чего банковская система была на грани коллапса...

— Тогда были совсем другие обстоятельства. Сейчас основная причина паники — это нестабильность в политике. Да, в ее основе лежат определенные экономические проблемы — "дыры" в бюджете и т. д., но это совсем не те проблемы, которые были в 2008-м. Кроме того, тогда девальвация еще не была фактом. Сегодня девальвация уже факт — возврата на курс 8.0 уже никто не ожидает.

В последние дни раздаются призывы создать комиссию во главе с Лешеком Бальцеровичем для реформирования украинской экономики или пойти по греческому сценарию выхода из кризиса. Как вы относитесь к подобным идеям?

— Стопроцентной модели, которую можно было бы взять и применить для украинской экономики, в мире не существует. Украина во многом отличается от постсоветской Польши. Тогда "шоковая" политика была оправдана. Сейчас… я не думаю, что украинцы слишком много получают от государства.

Если говорить о чрезмерно высокой пенсионной нагрузке на бюджет — то это в большей мере вопрос высоких пенсий силовиков, прокуратуры и прочих привилегированных слоев. Отличается ситуация и от греческой. В Греции была большая долговая нагрузка. Размер долгов по отношению к ВВП был неподъемный для страны. Мы успели "затормозить" практически над обрывом. Еще несколько лет политики, которую проводил предыдущий Кабмин, — и мы бы оказались в ситуации Греции.

Пока наша главная проблема — это коррупция, банальное воровство из бюджета. Сколько в такой бюджет ни собирай налогов и сборов, в нем всегда не будет хватать денег. Постоянно нужны будут средства для "залатывания" дыр.

Поэтому наши первоочередные задачи — уменьшить масштаб коррупции и сделать страну привлекательной для инвесторов. Увы, по этим направлениям работы непочатый край. По всем фронтам. От политики Нацбанка, Министерства экономики, Госрезерва до реформирования системы здравоохранения, образования и силовых ведомств. Там везде завалы.