Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Этика революции. Почему погром суда над Коханивским - это продолжение "юлькиной задницы"

Вторник, 24 Октября 2017, 10:30
Посты Олега Ляшко о "юлиной заднице", махания ногами Владимиром Парасюком и погром суда соратниками Николая Коханивского - явления одного порядка

Фото: .facebook.com/Bohdan Kutiepov

17 октября лидер "Батьківщини" Юлия Тимошенко во время согласительного совета Верховной Рады назвала лидера "Радикальной партии" Олега Ляшко "бобиком" и "чихуахуа". В ответ лидер радикалов опубликовал фото, на котором в обнимку со своими ротвейлерами, и пообещал: "Мои "чихуахуа" хотят попробовать Юлькину задницу".

Политическая жизнь в стране бьет ключом. Вот только иронизировать по этому поводу совсем не хочется. Нет ничего смешного в том, что переход на личности, троллинг, громкие заявления, не имеющие никакого отношения к происходящим в стране событиям, стали основными инструментами украинской политической борьбы. Желая "приблизиться к электорату", политики постепенно понижают уровень политического дискурса. Однако маргинализация народных масс - это не такой безобидный процесс, как может показаться на первый взгляд.

Задача элит - формировать общественные нормы, быть концентрированным выражением общественного мнения и наглядным примером истории успеха. Когда люди, достигшие вершин социальной пирамиды, образованны, корректны, выдержаны, когда их дела не расходятся с теми моральными принципами, которые они декларируют, - общество получает посыл: "Учись, мечтай, стремись". Когда же вместо обсуждения политических идей, программ или иных общественно значимых моментов политики обкладывают друг друга эпитетами, - гражданин начинает воспринимать происходящее как приемлемую модель поведения и невольно копирует ее. Все эти "бобики" и "пятые точки" становятся для людей политическим процессом.

Политические дискуссии, в которых вместо идей обсуждаются персоны оппонентов, не редкость. Подобной практикой в той или иной мере пользуются все украинские политики. Давайте вспомним, как всегда выдержанный Аваков поговорил "о судьбах родины" с Саакашвили с помощью нашумевшего "бе-бе-бе". Хамство, помноженное на статус спикера, наносит Украине не меньше, а возможно, и больше ущерба, чем российская пропаганда. Оно опускает нашу общую политическую планку и задает искаженные стандарты.

Достаточно послушать заседания Верховной Рады под руководством Ивана Плюща, чтобы понять, как крепкое парламентское словцо деградировало за каких-нибудь 25 лет. С легкой руки современных политиков в нашу общественную норму входит публичное рукоприкладство. Нога Парасюка тут мало чем отличается от стула, опущенного "регионалами" на голову Олеся Дония в 2012 г. То, что идеологическая подоплека побоев в двух случаях совершенно разная, нисколько не отменяет того факта, что парламентарии все чаще подменяют политическую позицию демонстрацией физического насилия. Потому что это нравиться публике. Однако у всего этого есть и другая сторона. Вместо того чтобы создавать систему права в стране, политики дают обществу право на силу. А дальше этот процесс становится необратимым. И вот уже вечный интеллигент Егор Соболев бьет на камеры митингующего, называя его провокатором. Не вызывает милицию или другим способом устанавливает личность, а просто лупит, пока соратники держат "задержанного" за руки. Еще полшага - и уже благодарные граждане бьют депутата Лозового на встрече с избирателями. Не замечать, что элитарное насилие уже выливается на улицы и становится нормой для украинцев, дальше просто невозможно.

Классическим примером того, как элиты своим поведением разрушают стандарты цивилизованного поведения, можно назвать применение оружия лидером ОУН Николаем Коханивским. 21 октября он был задержан сотрудниками полиции Киева за то, что ранил из травматического пистолета экс-командира одного из взводов "Правого сектора" Руслана Качмалу с позывным "Рэм". На первый взгляд банальная "бытовуха". Жена Коханивского рассказала "Громадському", что стрельба произошла после ссоры и драки, когда они с мужем возвращались с поминок. Но уже на следующий день сам Коханивский заявил, что стрельба с его участием состоялась из-за того, что из общежития около станции метро Академгородок принудительно выселяют жильцов. Мол, он пришел защитить людей и подвергся нападению, поэтому вынужден был применить оружие. Так ссора между двумя представителями крайне правых политических сил превратилась вдруг в дело о защите невинно пострадавших. За Коханивского поспешили вступиться Олег Ляшко и Егор Соболев, представив задержание как политические репрессии. И вот уже вместо того, чтобы разбираться в суде о законности применения травматического оружия во время бытовой ссоры, общество громит отделение суда и строит баррикады.

Выстрел больше не ассоциируется в коллективном сознании украинцев с самообороной. Он - символ. Либо справедливости, либо произвола власти. Если бы, к примеру, кто-то из родственников погибших в Харькове пешеходов расстрелял водителя "Лексуса" Зайцеву прямо в зале суда, можно не сомневаться, что украинское общество вознесло бы его в ранг героя. Если "хороший человек" стреляет в "плохого" - это справедливо, что бы по этому поводу не было написано в законе. Нормы, права, правила, границы и законы - все не имеет значения, когда невинно пострадавший получает возможность "восстановить справедливость". Отодвигая границы разрешенного, демонстрируя обществу в качестве политической или правовой дискуссии черный юмор, взаимные оскорбления, драки и стрельбу, люди, буквально выделяющиеся из общей массы, провоцируют массы к необдуманным действиям. Исаак Бабель - автор "Одесских рассказов" - описывал в своих дневниках, как в 20-е годы красноармейцы, проверявшие у пассажиров поезда Одесса-Москва документы, застрели на его глазах молодого одесского учителя, только потому что он "контра в очках". Насилие, которое становится нормой общественных отношений, угрожает всему обществу. И элитам, и массам. Это тот джинн, которого будет невозможно загнать в бутылку, если он вырвется на улицы.

Когда представители элит стреляют в граждан по поводу и без, а граждане, помня опыт расстрела Майдана, громят полицейские участки и суды - это путь в никуда. Ответственность за то, что в глазах украинцев суд Линча становится более справедлив, чем Соломенский суд, лежит все же на политиках, которые пиарятся на громких темах, вместо того чтобы восстанавливать справедливость с помощью украинской системы правосудия. Оголтелый популизм убивает. Он фактически легализируют насилие и подталкивает общество все ближе к пропасти. Именно с этой позиции стоит воспринимать сообщения о "бобиках", "Юлиных задницах", ногах Парасюка и общежитиях Коханивського. И тогда нам всем станет не до смеха.

Больше новостей о политической жизни Украины читайте в рубрике Государство