Государство

Глава совета Лаборатории законодательных инициатив Игорь Когут о взаимоотношениях Майдана и оппозиции

Последние решения парламента частично охладили пыл протестного движения. Но достаточно ли этого, чтобы все участники протеста разошлись по домам? Об э

Последние решения парламента частично охладили пыл протестного движения. Но достаточно ли этого, чтобы все участники протеста разошлись по домам? Об этом "ДС" расспросила у политолога Игоря Когута.

Игорь Олегович, как вы оцениваете оперативное решение парламента о назначении внеочередных выборов?

И.К. Только отставка главы государства способна была обеспечить четкое выполнение всех остальных требований протестного движения. Такую систему координат в текущем кризисе задали трагические события минувшей недели, когда погибли десятки наших сограждан в центре Киева. Невозможность дальнейшего пребывания Виктора Януковича на должности номер один было делом принципа.

Большинство активистов Майдана убеждены, что человек, по вине которого страна оказалась в таком хаосе, не может оставаться в кресле гаранта Конституции.Кроме этого, Майдан вряд ли воспримет перспективу выдвижения кандидатуры Януковича для участия в досрочных выборах главы государства.

Насколько важным для снижения протестного градуса является наказание виновных в организации силового сценария?

И.К. Думаю, что это не менее важно, чем отставка Президента. Поэтому, даже если часть демонстрантов, воспринявших произошедшие события как победу, сейчас разойдется по домам, то со временем они вновь могут выйти на протест, если увидят, что оппозиция не делает ничего для торжества справедливости. В этом направлении никаких компромиссов быть не может.

Но хочу подчеркнуть, что главное здесь — быстро наладить работу правоохранительной системы. В первую очередь назначив нового Генпрокурора, главу МВС и руководителей других силовых ведомств. И это должны быть люди авторитетные, пользующиеся довериям большинства, чтобы не возникало сомнений относительно того, что они кого-то укрывают.

Это уже будет сигналом о качественных переменах во власти, после чего можно браться и за институционные реформы. Главное, что в этой связи обязаны сделать лидеры оппозиции, — не допустить судов Линча.

Конечно, гарантировать, что протестное движение вновь не выйдет из-под контроля политических партий, не может никто. Тем не менее мы видим, что все большее влияние на Майдане набирают отряды самообороны. Это уже хорошо организованная сила, так или иначе координирующая свою деятельность с Советом Майдана. То есть нет анархии и самоуправства.

В то же время самооборона играет роль своего рода локомотива, за которым часто приходится следовать и лидерам политической оппозиции. И с ней вынуждены считаться все остальные составляющие и группы Майдана. Кроме того, отряды самообороны сумели наладить тесное сотрудничество с милицией, перешедшей на сторону демонстрантов. А если так, то и вероятность того, что отдельные группы экстремистов начнут свою игру, не так уж велика.

Какую роль в грядущем избирательном процессе может сыграть опыт самоорганизации или отдельные институции Майдана?

И.К. Пока сложно точно прогнозировать что-либо на этот счет. Но думаю, что создавшаяся вокруг протестного движения общественно-организационная и экспертная среда после окончательной победы точно не потеряется в обыденной жизни страны. Тем более если вскоре начнется избирательная кампания.

Уверен, что как минимум часть таких групп возьмутся и за организацию мониторинга и работы оппозиционных сил в Раде, и за подготовку выборов, и наблюдение за голосованием. Хотя в зависимости от региона могут возникнуть вопросы относительно эффективности их деятельности, что вполне естественно. Но главное, что необходимо делать уже сейчас, так это создавать четкую систему координации действий таких групп.

Не исключаю, что именно на Майдане в той или иной форме будет решаться вопрос о выдвижении единого кандидата в президенты от оппозиции, а также утверждаться его предвыборная программа.

Иными словами, Майдан имеет все шансы стать полноценным субъектом в грядущем избирательном процессе. Вопрос лишь в том, в каком формате это будет происходить.