Государство

Что делать дальше? Десять последствий для страны е-стриптиза власть имущих

После шокирующих финансовых е-откровений госслужащих, занимающих ответственное и особо ответственное положение, пришло время собирать камни. И не какие-то виртуально-электронные, а конкретные и весьма ощутимые

Фото: УНИАН

Мало кто сомневался, что обязательное для чиновников электронное декларирование вызовет отрицательные переживания у всего украинского социума. Кто-то из е-декларантов, конечно, надеялся на лучшее. Мол, защитный механизм у украинцев сработает традиционно в виде повального отрицания политикума с последующим непреодолимым желанием впасть в депрессию и апатию. А нам (то есть им) и дальше «своє робить» с удвоенной энергией. Однако народная сублимация е-деклараций оказалась перенаправленной на достижение социально приемлемых целей с постановкой главного вопроса — что дальше? Вскрытие уже показало всевозможные взаимоотношения в наших современных реалиях: собственности с ответственностью, честности с жадностью, политических перспектив с персональным беспробудным мещанством и многое-многое другое. По сути, мы сегодня наблюдаем как минимум десять реальных последствий, навязанного нам Западом чуть ли не из-под палки «электронного чуда», у которого с каждым днем не закрываются, а, напротив, лишь открываются новые грани.

Первое последствие — сугубо техническое. Вопреки прогнозам о необходимости пролонгации срока подачи деклараций из-за справедливых нареканий на программные сбои отнюдь несовершенного сайта Национального агентства по предотвращению коррупции (НАПК) факт остается фактом: сегодня в Едином госреестре деклараций около 121 тыс. документов. И это только госслужащие высших категорий, занимающие ответственное и особо ответственное положение. В первом квартале 2017 г. к ним присоединятся е-отчеты от руководителей всех государственных и коммунальных предприятий, а также другое чиновничество без статуса VIP, и нет никаких оснований предполагать, что вторая волна е-декларирования будет менее эффективной, чем первая. Все украинцы наглядно убедились в одном: если есть желание и пресловутая политическая воля, реформирование невозможно остановить даже с помощью проблемного интерфейса и авральных условий.

Во-вторых, мы имеем дело с подтвержденным диагнозом. Все подозревали о масштабности болезни, но теперь это подтверждено тысячами чиновничьих «явок с повинной», с которыми может ознакомиться каждый желающий. Другими словами, чтобы начать лечить болезнь, надо о ней не подозревать, а сначала ее распознать в буквальном смысле. И то, что в украинском обществе наблюдается настоящий шок по отношению ко многим финансовым е-откровениям, лишь подтверждает всем известное правило — любой диагноз серьезной болезни всегда шокирует пациента. И коллективный пациент под именем «Украина» не является в этом исключением.

В-третьих, морально-этическая сторона проблемы воровства во власти и воровства вообще обогатилась новыми аргументами. Скептики вопрошают: «Чему вы удивляетесь? Вы не знали о том, что пребывание во власти способствует личному обогащению?» Им ответствуют: «Знали, конечно, но исключительно по слухам и не в таких извращенных масштабах». Теперь в новой реальности необходимо не скатиться к банальным проклятиям и негативистскому тезису «все они одинаковые». А также посмотреть на себя в зеркало с вопросом: а что бы я делал на их месте?

Четвертым последствием станут (уже активно становятся) репутационные потери многих фигурантов, особо оскандалившихся в ходе электронного декларирования. Черные политтехнологи уже потирают руки — потенциальные объекты их разработок, причем на любой вкус, предстали с вывернутыми карманами и всевозможными «скелетами в шкафу» в массовом количестве, на блюдечках с золотыми каемочками из личных коллекций. В партийных штабах уже кипит работа по оценке, нанесенных имиджевых уронов, после чего некоторые известные политики могут как лишиться своей нынешней должности, так и не попасть в проходные списки на предстоящих выборах.

В-пятых, обязательно следует ожидать юридических последствий, сколько бы опытные личные финансовые советники не коптели над процессом е-декларирования и не увещевали своих VIP-клиентов в том, что «комар носа не подточит». Вновь открывшиеся возможности правоохранителей уже озвучил генпрокурор Юрий Луценко: теперь, по его словам, Генпрокуратура совместно с НАПК и ГФС активно займется проверкой задекларированных ценностей госслужащих со всеми вытекающими из этих проверок последствиями в виде уголовных дел. Не скупится на комментарии и НАБУ — в ведомстве готовы приступить к расследованиям по первому соответствующему обращению НАПК либо в ответ на тематические публикации в СМИ, которых, как известно, уже предостаточно. Впрочем, пока все выглядит так, что реально привлекать к ответственности на основании е-деклараций будут точечно и в порядке исключения.

В-шестых, правоохранительная позиция обязательно будет коррелироваться в виду последующих этапов е-декларирования. До 1 апреля 2017 г. всем тем, кто ныне отчитался за прошлый, 2015-й, предстоит аналогичное финансовое откровение уже за нынешний, 2016-й. Опять же со всей наличностью, часами, коллекционной роскошью, шубохранилищами, машинами и квадратурой жилья и земельных участков. Анализируя изменения (а они априори будут — это жизнь, а не полная заморозка или консервация), все будут задаваться вопросами с новой силой. Что и куда ушло или, наоборот, пришло, добавился ли на руке новый Rolex либо исчез предыдущий, каковы были дорогостоящие покупки/подарки, все ли с них уплачены налоги и, наконец, общество опять заглянет под матрас, пересчитывая наличные гривни, доллары и другие валюты.

Седьмым последствием является крушение надежд на амнистию «накопленного непосильным трудом», посему его можно именовать псевдоамнистиционным. Итого: по каждой наличной и банковской копейке, центу, квадрату недвижимости, детали авто или сущей безделушке стоимостью более ста минимальных зарплат нужно держать не только ответ перед «алчным» обществом, но и готовиться к возможной встрече со следственными органами, теряя не только время, но и нервы, которые, как известно, не восстанавливаются.

В-восьмых, следует ожидать, что беспрецедентный уровень публичности в отношении финансового состояния украинских госслужащих обернется внедрением тотального электронного декларирования для всех граждан Украины. По крайней мере, это уже пообещал глава Национального совета реформ и замглавы Администрации президента Дмитрий Шимкив. Насколько быстро это случится, пока никто сказать не может, но внедрение в будущем декларации для всех «посполитых» станет ключевым Рубиконом в решении вопроса детенизации доходов украинцев.

В-девятых, не избежать дипломатических последствий. А именно: как отразится содержание е-деклараций украинских чиновников на общении с европейскими и заокеанскими партнерами. Не ослабит ли это обстоятельство и без того не всегда крепкие украинские переговорные позиции. К примеру, как повлияют раскрывшиеся данные о миллионах наличности той же главы Нацбанка Валерии Гонтаревой в переговорах с главой МВФ Кристин Лагард, живущей хоть и не на скромную, но все-таки зарплату.

Наконец, в-десятых, можно констатировать завершение романтического периода во взаимоотношениях украинского социума со своей нынешней властью, продолжавшийся худо-бедно два с половиной года после победы Революции достоинства. Впереди - либо трудоемкие, каждодневные, но реальные и ощутимые победы над коррупцией, либо быстрая деградация всех политических институтов с государством включительно. Третьего пути, по сути, не дано.