Государство

Игорь Беллер: Можно из любой точки планеты менять базы госорганов Украины, сливать информацию куда угодно

Директор частной фирмы "Энтер-ком" (Одесса), которая занимается поставками компьютерной техники и программным обеспечением, рассказал

Директор частной фирмы "Энтер-ком" (Одесса), которая занимается поставками компьютерной техники и программным обеспечением, рассказал "ВД", как в 2009 году ему "посчастливилось" выиграть тендер на разработку программного обеспечения для Госкомпредпринимательства.

На данный момент Игорь находится под следствием. Его история — пример того, что госорганы, имея возможность приобретать программное обеспечение в собственность, отказываются это делать в пользу аренды программных продуктов на крайне затратных и рискованных условиях.

Игорь, почему вы решили вступить в конкуренцию с фирмами, у которых госорганы уже давно арендуют программное обеспечение?

— Наша компания "Энтер-ком" заключила партнерский договор с российской фирмой "Летограф", на системе которой построен документооборот в гос­органах стран СНГ. "Летограф" используется на уровне правительства России, Казахстана и Украины. В 2009 году в Одесской госадминистрации работал мой компаньон, который создал программную систему на базе "Летографа" — презентовал ее на различных форумах.

Нас с ним пригласили поучаствовать в тендере, проводимом госпредприятием "Информационно-ресурсный центр" ("ИРЦ") — на базе "Летографа" мы создавали всеукраинский реестр физических и юридических лиц-предпринимателей. На тот момент реестр велся на программе от 2006 года компании "Арт-мастер", которая находилась в аренде и за нее выплачивали роял­ти в размере почти 1 млн грн. ежемесячно.

В 2009 году украинское правительство приняло решение, что все компьютерные программы гос­органов должны принадлежать государству. "Арт-мастеру" предложили передать ту программу в госсобственность и спросили, сколько он за это хочет денег, а "Арт-мастер" отказался. (И. о. директора ООО "Арт-мастер" Алексей Ковальский сообщил "ВД", что не располагает точными сведениями об условиях предлагавшегося ранее выкупа программ: "Я тогда не участвовал в переговорах и не знаю, почему отказались. Мы готовы сейчас продать за экономически обоснованную цену. И никто им не мешает эксплуатировать не наше, а другое программное обеспечение".)

И потому объявили тендер на разработку нового ПО, который мы выиграли. С нами заключили договор о разработке и внедрении Автоматизированной информационной системы ведения Единого государственного реестра юридических и физических лиц-предпринимателей и Реестра документов разрешительного характера.

Как события развивались дальше?

— Во время тендера компании "Арт-мастер" и "3-Т" не прошли на стадии постановки техзадания. Но когда мы выиграли тендер, "Арт-мастер" подал на "ИРЦ" в суд с требованием признать тендер недействительным, хотя Минэкономики признало его проведенным правильно. Мы на "ИРЦ" тоже подали в суд за бездействие по заключению договора и выиграли, но "Арт-мастер" с 2009 года продолжал обращаться в суды.

Наша программа стоила 9,8 млн грн., ГП "ИРЦ" расплачивалось с "Энтер-комом" за нее поэтапно, по мере разработки, но последний этап — внедрение этого ПО и передача его в полную собственность государству — проходил уже после смены правительства в 2010 г.

Поменялось руководство "ИРЦ", новое руководство во главе со Светланой Коваль решило, что программу менять не надо, а следует продолжать работать с "Арт-мастером" и платить им по миллиону в месяц, а не выплачивать "Энтер-кому" оставшийся миллион за выполненную работу и внедрить нашу программу.

На последнем судебном слушании, где ответчиком являлся "ИРЦ", это предприятие просто отстранилось от участия в процессе, заявив в ходе заседания, что программа им не нужна. И суд принял окончательное решение в пользу "Арт-мастера".

В чем подозревают вас?

— Меня сегодня обвиняют в том, что "Энтер-ком" ничего не разработал, и требуют от нас вернуть деньги. В милиции говорят, что на сервере, который был изъят в "ИРЦ" для прове­дения экспертизы, наше программное обес­печение не обнаружено. Мы неоднократно ходатайствовали о том, чтобы без нашего присутствия экспертизу программы не проводили, но нам отказывают.

Я готов доказать, что программа существует, а нам не назначают экспертизу надлежащим образом. В июне 2013 года меня перевели в статус подозреваемого, в августе милиция пришла по адресу моего проживания в Одессе, провела обыск, арестовала, привезла в Киев и поместила в изолятор временного содержания, на следующий день повезли в Печерский суд.

Там было принято решение выпустить меня под залог 458 тысяч 850 гривен — теперь часто езжу в Печерский суд. У меня забрали даже гражданский паспорт, я сейчас вообще без документов.

Вы обвиняете компании, у которых госорганы в Украине арендуют программное обеспечение, в коррупции. В чем она состоит?

— Полностью готовый программный продукт, передаваемый в собственность государству, стоит, в случае с "Энтер-комом", порядка 9,8 млн грн., а за аренду такой же программы выплачивается 12 миллионов в год. И если что-то менялось в законодательстве Украины и необходимо было изменять и программу, то "Арт-мастеру" еще выделяли на это дополнительно деньги.

Отмечу, что разработчик ПО, имея доступ к программам, может управлять ими из любого места, если программное обеспечение у него арендуют. То есть теоретически можно из любой точки планеты менять базы госорганов Украины, сливать информацию куда угодно.

Если фирмам, у которых арендуются программы, не выплачивают какой-то месяц роялти, то они могут запросто заблокировать систему. А при передаче в собственность государству доступ разработчика к программам прекращается. И любая попытка несанк­цио­ни­рованного доступа будет рассматриваться как взлом системы.

Читайте также: Хозяева данных. Кто на самом деле контролирует базы данных в Украине?

Ксения Ляпина: Разработана схема, когда ведомства закупают программы через государственные предприятия, и разоблачить руководство ведомств становится невозможно