Государство

Игорь Колиушко

Поиск выхода из затянувшегося общественно-политического кризиса внезапно уперся в содержание конституционных правок

Поиск выхода из затянувшегося общественно-политического кризиса внезапно уперся в содержание конституционных правок. На минувшей неделе власть и оппозиция договорились согласовать компромиссный вариант новой редакции Основного Закона и рассмотреть его на внеочередной сессии Рады.

О том, какой вариант решения проблемы является оптимальным для страны, "ДС" расспросила у эксперта конституционного права Игоря Колиушко.

Оппозиция настаивает на том, что только возврат к Конституции 2004 года способен разрешить текущий кризис. Но действительно ли проблема в распределении полномочий? Ведь депутатского большинства в парламенте у оппозиционный фракций все равно нет…

И. К. Предлагаемый оппозиционными лидерами вариант изменения Конституции необходим только для одного: обеспечить формирование нового правительства, независимого от президента. Возврат к редакции Основного Закона 2004 года позволяет это сделать, а действующие правила — нет.

Если сегодня оппозиция согласится взять на себя ответственность за создание Кабинета Министров, то никаких гарантий его сохранности, например, даже на протяжении следующего месяца не получит. Президент может отправить премьера или любого министра в отставку, когда ему заблагорассудится.

Также вариант Конституции 2004 года подходит тем, что реализовать его можно в кратчайшие сроки. И сделать это можно либо через Конституционный суд, который и отменил ее действие в 2010 году, либо через парламент. Что же касается отсутствия большинства голосов у оппозиции, то этот вопрос также связан с вопросом реанимации Основного Закона образца 2004 года.

Если в лагере "сине-белых" найдутся депутаты, готовые поддержать эту инициативу, значит, оппозиция сможет на них рассчитывать и в процессе формирования нового правительства. Поэтому в первую очередь работать надо в этом направлении.

Допустим, появится новое большинство, которое пойдет по предложенному оппозицией пути. Что это изменит в конечном итоге? Ведь, согласно редакции Конституции 2004 года, кандидатуру премьера для утверждения в Раде, как и сегодня, вносит президент. Следовательно, в любом случае без его участия не обойтись…

И. К. Переговоры и достижение компромисса с президентом необходимы в любом случае. Если его не будет, любое решение одной стороны без учета интересов другой способно привести к эскалации конфликта.

Если Конституция 2004 года годится только для формирования временного правительства, то Украину неизбежно ждет новая политическая реформа. Сейчас и власть, и оппозиция делают вид, что активно занимаются этим вопросом, готовя согласованный проект изменений, хотя конкретных результатов пока нет. Какой вариант мог бы устроить всех?

И. К. И европейский, и наш собственный опыт государственного строительства показывает, что достойной альтернативы смешанной парламентско-президентской системы пока не существует. К чему приводит президентская форма правления (хотя формально она считается президентско-парламентской моделью) в условиях молодой демократии, мы можем наблюдать сейчас.

Это и узурпация власти, и рост уровня коррупции, и тотальное нарушение прав человека. Думаю, что участники конфликта с обеих сторон уже поняли: чрезмерная концентрация полномочий у одного человека в итоге становится причиной недовольства населения, что провоцирует начало массовых волнений и порождает в государстве угрозу гражданского кровопролития.

До парламентской республики в чистом виде Украина пока также не доросла. Поскольку эта модель предусматривает наличие двух ключевых условий. Во-первых, авторитетная и стабильная партийная система, которой граждане готовы доверить всю полноту власти. Во-вторых, такая же авторитетная и независимая судебная система, выступающая сильным противовесом парламентскому большинству.

В нашем государстве сейчас нет ни того, ни другого. Поэтому необходимо возвращать парламентско-президентскую форму правления образца 2004 года, но при этом исправлять ряд ее недостатков.

В первую очередь это ликвидация двойного подчинения правительства парламенту и президенту. Кабинет Министров, в том числе и Министерство внутренних дел, должны контролироваться исключительно парламентом.

И главе государства нельзя предоставлять право увольнять премьера или отменять отдельные акты правительства. К чему это может привести, четко показал опыт противостояния Юлии Тимошенко и Виктора Ющенко в 2008–2009 годах.

В действующем парламенте сегодня первую скрипку играют депутаты, подконтрольные финансово-промышленным группам от партии власти. Они должны понимать свой собственный интерес в проекте изменений к Конституции, иначе просто не дадут голосов в его поддержку. Какой проект мог бы устроить, к примеру, команду Рината Ахметова или Дмитрия Фирташа?

И. К. Необходимо понимать, что это прежде всего люди, за которыми стоит бизнес, и уже потом — власть. И если текущий политический кризис продолжит усугубляться, то именно бизнес ждут самые большие потери.

Ведь основная часть отечественных олигархов так или иначе зависит от западных рынков сбыта. А на этом направлении уже всерьез обсуждается перспектива введения персональных санкций по отношению к украинским чиновникам и влиятельным персонам, действия или бездействия которых привели к кризисной ситуации.

Поэтому основное внимание олигархов "сине-белого" лагеря должно концентрироваться на том, чтобы найти выход из конфликта, а не на манипуляциях с Конституцией.

Но ведь пока "регионалы" не спешат голосовать предложение оппозиции о возврате к Конституции 2004 года. Значит, что-то их сдерживает...

И. К. Безусловно, большинство из них устроило бы сохранение действующей редакции Основного Закона. Поскольку эта система обеспечила ключевым персоналиям Партии регионов контроль регуляторных органов и правоохранительных ведомств и доступ к нужным ресурсам. Поэтому возврат к парламентско-президентской системе означает для них урезание аппетитов.

Но это самый оптимальный вариант выхода из кризиса. А если страна пойдет по этому пути, то олигархи будут первыми, кто должен выступить в поддержку установления честных и прозрачных правил в экономике и действенных защитных мер от коррупции. Только такой подход обезопасит их от давления власти, в которой завтра могут оказаться оппоненты.

Поэтому нельзя сейчас ставить вопрос о том, что и какой группе влияния выгодно. Наш горький опыт показывает, что этот подход неправильный. То, что выгодно сегодня, может стать невыгодным завтра. Нельзя менять Конституции в зависимости от того, где ты находишься — во власти или в оппозиции. Это путь в никуда.