Государство

Игорь Уманский объясняет, какие из болезненных реформ неизбежны при новом правительстве

Бывший первый замминистра финансов Украины, исполнявший обязанности министра финансов после отставки Виктора Пинзеныка, объясняет, какие из болезненны

Игорь Уманский, бывший первый замминистра финансов Украины, исполнявший обязанности министра финансов после отставки Виктора Пинзеныка, объясняет, какие из болезненных реформ неизбежны при новом правительстве.

Как вы оцениваете шансы на приход в следующий Кабинет министра финансов от оппозиции?

— Сомневаюсь, что в ближайшее время может прийти министр финансов, как и премьер-министр от оппозиции. На мой взгляд, если правительство будет создано не по логике "партии власти", то это должно быть профессиональное и техническое правительство.

При этом министр финансов, как и все правительство вообще, может быть как от оппозиции, так и от власти. Но это должен быть профессиональный человек. Выход из сложившейся в экономике ситуации возможен исключительно благодаря принятию ряда достаточно жестких и непопулярных мер.

Именно поэтому правительство должно быть сформировано на профессиональной основе. Любая политическая сила будет погребена под необходимостью разгребать проблемы, которые системно накапливались в Украине.

Помимо этого, шансов изменить экономику без возможности опираться на большинство в Верховной Раде, чтобы проводить необходимые реформы на законодательном уровне, попросту нет.

На какие непопулярные меры придется идти следующему министру финансов?

— В первую очередь нужно кардинально пересматривать закон о бюджете на 2014 г. и "резать" часть запланированных расходов, пересматривать и приводить к реальным показателям доходы. При этом придется "резать по живому" и не только по каким-то "хотелкам" и коррупционным схемам. Этого будет явно недостаточно, чтобы перекрыть дефицит. Придется уменьшать выплаты в социальной сфере. А  политику это делать не с руки. Это должен цинично и жестко делать финансист. Без этого, к сожалению, невозможно создать предпосылки к росту и выходу из сложившейся ситуации.

Насколько длительными будут непопулярные меры? Есть точка зрения, что достаточно будет перетерпеть I и II квартал...

— Явно недостаточно. Чтобы кардинально изменить ситуацию в бюджетной сфере, бюджетных и фискальных мер недостаточно. Говорить об усилении налогообложения в настоящий момент — глупо.

Нужен новый фундамент для развития украинской экономики — создание новых рабочих мест. Новые рабочие места — это добавленная стоимость, это налоги на заработную плату. Это доходы в бюджет.

Правительству нужно работать над тем, чтоб пришли инвестиции. Инвесторы должны поверить в реформы, начиная с судебной системы и милиции и заканчивая фискальной системой. Сейчас к нашей системе защите прав собственности нет доверия не только за рубежом, но даже внутри страны. Менять нужно в первую очередь это.

Следовательно, если даже удастся провести необходимые реформы в этом году, то на изменения можно в идеале рассчитывать через один-два года.

Можно ли ожидать смягчения требований МВФ в случае победы оппозиции?

— То, что требует МВФ — это необходимость, в том числе повышение цен на энергоносители для населения. Разница в ценах на газ для населения и предприятий — это точно такой же абсурд, как разная цена на хлеб для мужчин и женщин. Существующая сегодня ситуация в отношении цен на газ политизирована властью и поддерживается с единственной целью — власть на этом рынке, на этом бизнесе зарабатывает.

Им выгодно, чтоб на рынке поддерживались разные цены для предприятий и населения. Мы закупаем российский газ, при этом у нас газ для населения дешевле, чем в России, зато нормы потребления в Крыму выше, чем на Камчатке…

Вопрос социально незащищенных слоев населения на самом деле решается очень просто — компенсацией расходов на энергоносители из бюджета через систему взаимоотношений с поставщиком газа. Как технически сделать так, чтобы ситуация с повышением тарифов не коснулась бедных людей — все прекрасно знают. Власть попросту спекулирует на том, что пострадают бюджетники и пенсионеры.

Это ложь. Единственные, кто пострадает при установлении единых цен на газ, — это газовый бизнес.Но компенсации должны быть для действительно малоимущих людей, а не для всех, как это происходит сейчас.

Придется ли в ближайшее время девальвировать гривню?

— Прошлый год прекрасно показал, что удерживать курс гривни за счет золотовалютных резервов уже невозможно. Эксперты, к слову, давно кричали Нацбанку об этом. Нацбанк к концу года перешел критическую черту уровня золотовалютных резервов (они должны быть не ниже уровня импорта).

В декабре Нацбанк отчитался в увеличении золотовалютных резервов. Но все понимают, что это произошло исключительно за счет поступления кредита из России в $3 млрд. При этом, если Нацбанк говорит, что резервы выросли на $1,4 млрд, то понятно, что в реальности они упали на $1,6 млрд.

В нынешней ситуации удержание курса гривни — это чисто политический момент для поддержания стабильности. Но такая стабильность стоила рецессии в стране. Я не верю статистике Госстата о том, что весь год ВВП падал, а в конце года вдруг вырос на 3,7%. Я не верю, что аграрный сектор мог дать такой прирост экономики.

Вспомните, какой была весна — сначала лежал снег, потом резко потеплело. Земля пересохла, многие аграрии даже не сумели нормально посеяться. Это очередная ложь от правительства Азарова.

Читайте также: Непопулярно, Ватсон! О каких болезненных для бизнеса и населения экономических решениях не говорят политсилы, заявляющие о готовности взять на себя ответственность за формирование правительства

Антон Усов о том, каких действий ожидают международные финансовые кредиторы от нового украинского правительства