Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Иосиф Винский: Садовод-конспиратор

Пятница, 10 Августа 2012, 13:04
Вот уже четыре года как бывший министр транспорта Иосиф Винский не появляется на экранах телевизоров. Причина "затворничества" банальна: после сканда

Вот уже четыре года как бывший министр транспорта и связи Иосиф Винский практически не появляется на экранах телевизоров, страницах газет и журналов. Причина "затворничества" Винского банальна: после скандального расставания с Александром Морозом и Юлией Тимошенко его попытки создать собственный успешный политический проект пока особого успеха не обрели. Впрочем, последние полгода политик трудится над идеологией новой партии

Человеку, далекому от тонкостей политической конспирации, отыскать офис экс-министра транспорта и связи Украины Иосифа Винского непросто. На огромном особняке, расположенном в одном из тихих уголков столицы, напрочь отсутствуют какие-либо партийные опознавательные знаки. И неслучайно. Дело в том, что Винский уже публично заявил о намерении заполучить не только мандат народного депутата, но и кресло столичного градоначальника.

А поскольку использовать он собирается оппозиционную риторику, привлекать внимание к своей собственности было бы крайне недальновидно. Ведь в противном случае можно лишиться всего. На вопрос, откуда у бывшего социалиста такой шикарный дом, Винский без промедления отвечает, что особняк принадлежит его жене, а он, дескать, лишь "арендует" у нее помещение.

Еще полгода назад здесь размещалась штаб-квартира партии "Народна влада". Однако Винский быстро осознал, что шансов стать заметным самостоятельным игроком у этой организации практически нет, и влил ее в новую партию "Объединенные левые и селяне". Этот проект самонадеянно претендовал на то, чтобы объединить все партии левого толка.

С четырьмя небольшими партиями типа УСДП Дмитрия Андриевского договориться удалось, а вот переговоры с самым желанным партнером, Соцпартией, зашли в тупик. Впрочем, бывший "серый кардинал" СПУ не сдается, и даже готов примириться с теми, кого еще вчера в прессе называл предателями. Одна проблема: если в ближайшее время руководству "Объединенных левых и селян" не удастся найти богатых спонсоров, судьба и этой партии окажется на волоске.

  Идея объединить все левые партии в Украине не нова, и каждый раз терпит фиаско. Вам не кажется, что объединение партий сегодня возможно только вокруг денег, а не вокруг идеологии?

— С идеологией у нас проблем нет. У нас проблема в лидерах и в организации. Этим вопросом я сейчас занимаюсь. Думаю, процесс был бы эффективнее, если бы у Социалистической партии была конструктивная позиция. На переговоры с ними мы потратили полгода, а они приняли решение, что не готовы к объединению. Мы этот процесс продолжаем. Поэтому и на этих выборах, я с вами согласен, нет той левоцентристской организованной силы, которая пробьет частокол сознательно принятого закона о 5-процентном барьере. Но у нас есть понимание, что наши представители могут пройти по мажоритарным округам.

  Если нет шансов преодолеть 5-процентный барьер, зачем вести переговоры об объединении с Соцпартией? Тем более, ранее вы достаточно резко высказывались в адрес лидера СПУ Александра Мороза.

— Политика — это искусство возможного. Я не могу поменять руководителя СПУ — это дело членов Соцпартии. Надеюсь на понимание рядовых ее членов. Речь же не идет о том, что нужно объединяться Винскому, Морозу, Николаенко и так далее. Я сразу сказал, что не претендую ни на какие должности, и уж тем более на роль лидера в этом движении, поскольку понимаю, что это будет использовано для того, чтобы не провести это объединение. Но я утверждаю, что есть идеология, которая востребована 35% населения Украины, а по некоторым вопросам и того больше.

  В бытность вашего членства в СПУ поговаривали, что именно вы заведовали партийной кассой. В партии "Объединенные левые и селяне" на вас возложена та же обязанность?

— Нет. За это отвечает глава партии (экс-министр образования и науки Станислав Николаенко — прим. "ВД"). Я отвечаю только за организационный блок. За материальные и технические вопросы отвечают другие люди.

  Кто является спонсором партии?

— Прямых спонсоров, которые финансируют партию, у нас нет. К сожалению, вопрос финансирования на сегодняшний момент не решен, и поэтому мы очень мало представлены в медийном пространстве.

  Однако среди заместителей главы партии, да и в составе политсовета много бизнесменов.

— Да, есть люди, которые занимаются бизнесом, но они не такие крупные бизнесмены, чтобы содержать партию. У нас нет того объема финансовых ресурсов, который мог бы конкурировать на уровне, например, таких проектов, как у Кличко, Королевской, Яценюка, Партии регионов или коммунистов. Мы собираем по частям отовсюду, какие-то свои деньги тратим.

  И все же без солидного финансирования политический проект обречен на провал. Отдаете себе отчет в том, что без крупного капитала не обойтись?

— У нас принцип — олигархов к финансированию не приглашаем. Мы хотели бы опереться на средний бизнес, но, к сожалению, сегодня он в том состоянии, что найти таких бизнесменов сложно.

  Коммунистов, к примеру, крупные бизнесмены поддерживают, и они при этом прекрасно себя чувствуют. Почему не была реализована идея объединения с ними и участия единым списком на парламентских выборах этой осенью?

— С коммунистами мы объединяться не готовы, потому что не считаем коммунистов левыми. Мы считаем их людьми, которые лишь используют леворадикальные лозунги. Но как может быть левой партия, которая работает в сегодняшнем большинстве?!

  Кого же вы видите вашими союзниками?

— Это партии, которые ближе к центру: демократы, социал-демократы, национал-демократы. Все те, с которыми у нас есть общий знаменатель. Ну, например, Европейская партия Катеринчука, НДП, "Громадянська позиція" Гриценко, "Батьківщина", наверное. Судя по той программе, которую принял "Фронт Змін" и вся объединенная оппозиция, скажу, что и с этой программой на 90% я согласен.

  Почему же вас до сих пор нет в их списках?

— Потому что нас не приглашают, хотя наши предложения у них есть. Но ведь мы не можем зайти в чужой дом.

В обиде на Кучму

Как и многие партийные функционеры старой закалки, Иосиф Винский не любит говорить о собственных бизнес-проектах, из-за чего только страдает. Излишняя скрытность в этом вопросе породила в СМИ множество слухов о капиталах нашего героя. В том числе о контроле над сетью АЗС в Хмельницкой области, которую он якобы "подмял" под себя, будучи министром транспорта и связи. Однако г-н Винский все отрицает: "Это как раз тот случай, когда дым — без огня! Действительно, был такой месседж, что я являюсь владельцем каких-то АЗС, но это полная чепуха".

Впрочем, основной капитал Иосиф Винский сколотил все же благодаря транспорту. В начале 1990-х он создал предприятие ООО "Подиллятехагро", которое занималось продажей и ремонтом сельскохозяйственной техники. Благо, еще со времен Союза, когда Винский был занят на комсомольской и партийной работе, у него остались хорошие связи с руководителями колхозов. Именно они стали главными заказчиками продукции его фирмы. Это и обеспечивало стабильность в работе компании. Но около 10 лет назад, в период президентства Леонида Кучмы, бизнес Винского пережил серьезный прессинг контролирующих структур, и с тех пор вслух о компаниях своей семьи он предпочитает не говорить. А если уж и говорит, то уверяет, что все активы проданы.

  Большинство депутатов, попадая в парламент, лишь формально продают или переписывают свои активы на жен, детей или родителей. Де-юре уже не свой бизнес они по-прежнему продолжают контролировать. Неужели вас миновал этот соблазн?

— Можете как угодно это воспринимать, но таки миновал. Я один из тех немногих "белых ворон", которые выполнили требование Конституции. Поэтому у меня на сегодняшний день нет ни одного предприятия и ни одной акции ни в одном украинском или иностранном предприятии.

  Хотите сказать, что добровольно распрощались с бизнесом исключительно благодаря своей сознательности?

— Ну, не только благодаря этому. Действительно, было требование Конституции, но была и вторая причина. Меня пригласили в налоговую, где сообщили, что Леонид Кучма дал команду забросать проверками мои предприятия. Чтобы не подставлять людей, я нашел бизнесменов и продал им свой бизнес. Причем сделал это законно, через нотариуса.

  Чего хотели добиться люди Кучмы?

— Это был самый натуральный прессинг на мой бизнес, который я очень хорошо запомнил. Меры тогда в отношении меня были предприняты по-настоящему драконовские. А задача была одна: заставить меня бросить Мороза. Но тогда я отказался это делать. Естественно, начались угрозы. Помню, руководитель серьезного уровня в центральном офисе Налоговой администрации мне сказал совершенно четкую фразу: "Иосиф, на тебя поступил приказ — закрыть". Тогда Мороз был кандидатом в президенты и я, по сути, из-за него понес бизнес-потери.

  Вам приходилось на этот счет разговаривать с Александром Морозом?

— Эту тему я с ним никогда не обсуждал. Считаю, это был мой личный выбор и моя личная позиция.

  Уже около четырех лет вас не видно в большой политике. Разве человеку с такими связями, как у вас, не приходило в голову снова заняться бизнесом?

— Мне поступало много предложений после ухода из министерства. Вы же прекрасно понимаете, что человек, который руководил таким министерством, для любой коммерческой компании — серьезное усиление на уровне менеджмента. Особенно для компаний, которые заняты, например, в транспортном сегменте. Но я для себя определил четкую позицию, что буду заниматься только политикой, откуда и уйду на пенсию.

  Какие источники обеспечивают ваше нынешнее безбедное существование?

— После продажи предприятий, которые у меня были, безусловно, определенный финансовый ресурс у меня остался.

Фартовый портовый

Чтобы у Иосифа Винского испортилось настроение, достаточно в его присутствии упомянуть Ильичевский морской торговый порт. Война за контроль над этим госпредприятием развязалась за несколько месяцев до отставки Винского с должности министра транспорта и связи в 2009 году. После того как наш герой издал приказ об увольнении начальника порта Геннадия Скворцова, трудовой коллектив предприятия обвинил министра в лоббировании интересов иностранного капитала.

Суть обвинений сводилась к тому, что министр якобы собирался отдать на "кабальных для порта условиях" причалы в аренду "Укртрансконтейнеру" — дочерней структуре российской "Национальной контейнерной компании". Ответ со стороны Винского не заставил себя долго ждать. Он заявил, что пытается ликвидировать коррупционную схему работы Ильичевского порта. При этом "Укртрансконтейнер" якобы оказался едва ли не единственным предприятием, готовым работать прозрачно.

Претензии Винского к порту сводились к тому, что под видом совместной деятельности частные компании проводили теневую приватизацию госпредприятия. Ответственность за это он возложил на начальника порта Геннадия Скворцова. Но неоднократные попытки уволить нерадивого подчиненного вызвали лишь новую волну информационных атак против Винского. Дошло до того, что министра обвинили в получении $15 млн за решение вопроса в пользу "Укртрансконтейнера".

Ситуацию подогревала позиция премьера Юлии Тимошенко, которая вместо того, чтобы поддержать министра, протянула руку помощи уволенному начальнику порта. Именно по ее поручению Скворцова восстановили в должности. Ну а Винский вскоре был вынужден покинуть кресло министра.

  Владельцем "Национальной контейнерной компании" является председатель Ассоциации морских портов России Виталий Южилин — российский бизнесмен, депутат Госдумы РФ. По сути, вас обвинили в сдаче государственных интересов бизнес-структуре другого государства. Не находите, что обвинения все же имеют под собой почву?

— В тех обвинениях, которые были выдвинуты в мой адрес, я не вижу своей связи с российским бизнесом. Я поставил им такое же требование, как и всем: они должны выйти из совместной деятельности и перейти на инвестиционный договор, вложить реальные деньги в это предприятие. Такое условие я ставил всем фирмам, и большинству приходилось соглашаться. Все проблемы в этом порту связаны с тем, что существовавшая там коррупционная схема с моим уходом так и не ликвидирована. Считаю, что совместная деятельность — это теневая приватизация порта, где одна сторона зарабатывает миллиарды, а порт почти ничего не получает.

  Но ведь вы не можете отрицать, что лично встречались с г-м Южилиным, когда были министром транспорта и связи?

— Один раз он был у меня на приеме. Я ему объяснил, что надо делать. Больше я с ним не встречался. Мой месседж был следующий: я сторонник инвестиций в украинские порты, и любая компания, которая эти инвестиции внесет, будет заниматься реальной деятельностью, будет мною поддержана. Мое предложение было четкое: переходи на инвестиционный прозрачный договор и занимайся тем, чем ты занимался. Никаких препятствий я создавать не собирался.

  Обвинения в ваш адрес полетели сразу же после того, как вы уволили начальника успешно работавшего порта Геннадия Скворцова. Каковы были мотивы увольнения, если не лоббирование интересов иностранной бизнес-структуры?

— Начальник предприятия сознательно не выполнял приказы министра о борьбе с коррупцией и злоупотреблениями в этом порту. По этому поводу есть даже соответствующее заключение КРУ.

  Тем не менее, попытку уволить г-на Скворцова вы предпринимали неоднократно. Возможно, такая настойчивость связана с обещанным вознаграждением в 15 миллионов долларов, которые вам, как поговаривали, должны были заплатить россияне за решение данного вопроса?

— Никаких обещаний вознаграждения ни от кого я никогда не принимал. Это ложь, которую сознательно распространяли те, кто зарабатывал на государственном порту и с кем я боролся.

  Геннадий Скворцов заявлял, что прямого контакта с министром, то есть с вами, у него не было. Из каких соображений вы не хотели с ним общаться лично?

— За время своей работы я общался с ним не менее шести раз. Кроме того, в Минтрансе около 500 предприятий, и министр не общается каждый день со своими подчиненными. Для этого есть заместители, есть отраслевые службы, которые этим занимаются. Однако начальники таких крупных портов не могут жаловаться на то, что я их не принимал. Это не так.

  Вы лично отдавали приказ о захвате порта сотрудниками спецподразделений милиции?

— Вообще-то я не руковожу милицией, но там была ситуация, когда назначенный мною новый начальник порта не был пропущен на свое рабочее место людьми, вооруженными арматурой! Что я должен был делать?! Государство министру дает прямое право назначать и увольнять руководителя предприятия. Это моя прерогатива! Я назначил другого человека. Кто имеет право его не пустить на свое рабочее место? Это вопрос нашей правовой системы. Более того, на рассмотрение ВР я вносил даже законопроект, который Тимошенко, кстати, не поддержала. Я хотел, чтобы депутаты внесли изменения в трудовое законодательство и разрешили бы министру увольнять директоров государственного предприятия беспрепятственно.

  И все же ваш приказ об увольнении начальника порта был отменен судебным решением. Выходит, оснований его увольнять не было, не так ли?

— Да он "купил" судью! А тот вынес неправомерное решение. Потом мы доказали, что это решение было неправомерное. Судья прятался почти полгода после того, как мы обратились в соответствующую инстанцию по поводу этого судебного решения.

  Тем не менее, не только судья был на стороне уволенного вами начальника порта, но и ваш непосредственный руководитель — тогдашний премьер-министр Юлия Тимошенко. Именно она обязала Турчинова подготовить приказ о восстановлении Скворцова в должности. Чем для вас в тот момент было ее решение?

— Для меня это был один из сигналов, что в нашей команде, пришедшей к власти, стало твориться что-то неладное. Ведь одно дело говорить, когда ты в оппозиции, а другое — когда ты во власти. Я понял, что мои инициативы по наведению порядка, к сожалению, не находят поддер­жки, когда дело доходит до реальных вещей.

Миролюбивый охотник

В отличие от большинства современных политиков и бизнесменов, без разбору "клюющих" на всевозможные новомодные увлечения, в отдыхе Иосиф Винский весьма консервативен. Вечера он предпочитает проводить в обществе книг, зачитываясь специализированной литературой об идеологах уровня Сталина, Гитлера, Муссолини.

Когда же в Украине открывается сезон охоты, вместе с друзьями Винский тут же отправляется стрелять уток и зайцев. Причем на вопрос "не жалко ли вам убивать животных?" политик без тени смущения отвечает, что "охотник не убивает, а берет добычу" и в этом, дескать, — вся разница. Впрочем, есть у нашего героя и куда более миролюбивое занятие. Винский обожает выращивать овощи и фрукты.

  Что такого вы вырастили, что могло бы удивить каждого?

— Это помидор, который я вырастил у себя на огороде несколько лет назад. Его вес составлял 480 граммов. Для меня это было и до сих пор остается рекордом.

  Среди выращиваемых вами растений есть какие-нибудь экзотические, которые по своей необычности могли бы конкурировать с помидором-тяжеловесом?

— Нет, я выращиваю самые обыкновенные растения. Понимаете, я не люблю в садоводчестве никакой экзотики, потому что считаю, что выращивать нужно то, что растет у нас естественным образом. Вся эта экзотика рано или поздно пропадает, поскольку против природы и погодных условий не попрешь. Поэтому я занимаюсь яблоками, грушами, две сливы у меня есть, абрикосы, черешни, вишни. Винограда только нет. Как правило, я беру районированные для Киева и Киевской области сорта и их выращиваю. Бывает, конечно, промахи. В этом году, допустим, абрикос у меня вымерз. Пришлось полностью выбросить. Значит, будем искать более морозоустойчивый сорт.

  Садом занимаетесь только вы или вам кто-то помогает?

— В основном, все делаю сам. У меня есть книжки для этого, я активно пользуюсь интернетом. Есть еще и собственное понимание этих вещей, ведь у меня же первое образование — аграрное.

  Пытались жену привлечь к этому делу?

— Она больше огородом занимается и цветами. Петрушка, кабачки, перец, баклажаны — это все на ней. Словом, жена занимается всем, что для стола нужно, а я больше садом — тем, что нужно для души.

  Слушая о рекордном помидоре, невольно задумываешься о том, что ваше хобби можно было бы превратить в успешный бизнес. Помидоры или вишни от Винского, полагаю, расходились бы "на ура". Как думаете?

— Нет-нет, я бы их не продавал… Это было бы несколько нелогично. Я детям даю, знакомым, сами кушаем. Да у меня же и не такие большие объемы, чтобы торговать.

  Как часто вас можно увидеть за работой в саду?

— Летом я там каждый день. Как правило, просыпаюсь в пять утра, иду на улицу, смотрю деревья, кусты, в теплицу захожу. Где-то жена подправит, где-то прополет, а я смотрю, что нужно подрезать, где растениям дать подкормку и так далее.

Перспекивы

Политическое будущее Иосифа Винского всецело будет зависеть от результатов парламентских выборов этого года. Самостоятельно его партия "Объединенные левые и селяне" шансов пройти в ВР не имеет, поэтому наш герой попытает счастья в одном из мажоритарных округов Хмельницкой области, откуда он родом. Если попытка будет удачной, Винский наверняка истребует для себя место в бюджетном комитете ВР, членом которого он был в парламентах двух предыдущих созывов.

Смеем предположить, что "под куполом" г-н Винский также рискнет организовать собственную депутатскую группу из числа мажоритарщиков. А поскольку держаться особняком в парламенте без солидной финансовой поддержки практически невозможно, выбор, скорее всего, падет на тех народных избранников, кто имеет солидный счет в банке.

загрузка...