Государство

Исполнительный директор «Transparency International Украина» о том, когда наконец начнется системное истребление коррупции

Алексей Хмара рассказал о том, можно ли в нашей стране сломать "систему воровства"

Фото: sockraina.com

"ДС" Сейчас в обществе возлагается много надежд на Национальное антикоррупционное бюро (НАКБ). Дескать, как только оно заработает, сразу же все перестанут давать и брать взятки. Но что сможет сделать один орган власти, если все остальные, и в первую очередь суды, в антикоррупционных переменах не заинтересованы?

А.Х. Миссия бюро заключается в привлечении к ответственности лишь высокопоставленных коррупционеров (бывшие президенты, а также премьер-министр, министры, руководители областей или отдельных отраслей). Следить за основной массой чиновников, а их около 300 тыс., будут Государственное бюро расследований (ГБР) и Национальное агентство по вопросам предотвращения коррупции (НАВПК). И если НАКБ и ГБР создаются как сугубо карательные органы и их главная задача - доказать вину чиновника, добиться заключения в тюрьму и конфискации наворованного, то основная функция НАВПК - предотвращать коррупцию. То есть это отслеживание конфликтов интересов у чиновников, соответствие задекларированного имущества тому, чем они реально владеют, и т. д.

Но сколько бы ни было институтов, и тут вы правы, любое дело упирается в суд. А там часто "растворяются" все доказательства или выбираются самые мягкие наказания тем, кто сумел "договориться". Но НАКБ имеет шанс добиться того, чего не удавалось ранее ни одному органу власти, - соблюдения принципа неизбежности наказания. Для этого деятельность бюро должна быть максимально публичной и понятной гражданам, что в итоге может обеспечить этому органу власти серьезную общественную поддержку.

Командой камикадзе на сегодняшний день является не правительство Арсения Яценюка, а будущий состав Национального антикоррупционного бюро

"ДС" Можно ли в принципе бороться с коррупцией, пока не очищены основные органы власти? Ведь если новые антикоррупционные ведомства будут запущены в старых условиях, то уже скоро они могут быть дискредитированы...

А.Х. Никто и не говорил, что это легкая миссия. Конечно, все будет зависеть от профессионализма сотрудников, например того же НАКБ. Что должны представлять собой работники такого бюро? Это не супермены с оружием наперевес, а "головастики", умеющие работать с базами данных, реестрами и банковскими счетами. При этом процесс получения такой информации должен занимать минимум времени. А время - самый ценный ресурс при поиске активов высокопоставленных чиновников, хорошо умеющих прятать нажитое имущество и деньги.

Сотрудникам НАКБ придется в кратчайшие сроки наладить коммуникацию с другими органами власти, от которых изначально можно ожидать саботажа. Кроме судов, это и представители Генпрокуратуры, которые, согласно закону, будут координировать следствие, проводимое НАКБ. В целом сотрудникам бюро придется одновременно выполнять сразу три важные функции: выстраивать партнерство с другими властными структурами, готовить железобетонные аргументы по каждому конкретному делу, чтобы их невозможно было разбить в суде, и заслуживать доверие людей, ожидающих "крови" чиновников. Поэтому командой камикадзе на сегодняшний день является не правительство Арсения Яценюка, а будущий состав НАКБ.

"ДС" Когда, собственно, заработает НАКБ, учитывая, что конкурс на должность главы ведомства длится уже два месяца? А еще предстоит создание с нуля организационной структуры, поиск избранным главой замов, руководителей подразделений и председателей территориальных управлений...

Фото: "ДС"

А.Х. Процесс создания ведомства идет по графику. В марте будет избран его руководитель. Примерно в августе НАКБ получит офис и завершится формирование команды. В ноябре надеемся услышать о первых делах, направленных на рассмотрение в суд. То есть раньше ноября каких-то конкретных результатов бюро дать не сможет. И неповоротливость нашей бюрократической машины здесь ни при чем. Институт создается с нуля, и его необходимо правильно запустить. Поэтому надо еще немного подождать, тем более что до этого мы ждали появления настоящего антикоррупционного фронта более 20 лет.

"ДС" По итогам исследования "Индекс восприятия коррупции-2014" от "Transparency International Украина" остается в компании тотально коррумпированных стран, занимая 142-е место из 175. Но корректно ли возлагать ответственность за это только на новую власть?

А.Х. Конечно, примерно половина источников полученных данных касаются периода правления Виктора Януковича или периода формирования новой власти, то есть первой половины 2014 года. По-
этому высокий коррупционный рейтинг Украины - это не столько бездействие новой власти, сколько негативные показатели их предшественников. А вот при подсчете нового индекса будут учтены итоги работы уже исключительно действующей власти.

"ДС" Как, по вашему мнению, изменилась система коррупции в Украине после бегства Януковича?

А.Х. Во время его правления все коррупционные потоки были сведены в одну большую реку, на которой бывший президент соорудил контрольную "греблю", получая львиную долю улова. Действующая правящая команда эту греблю разрушила, и единая коррупционная река превратилась в большой бесформенный водоем. Но количество "воды", то есть коррупции, осталось прежним. Хотя глубина продажности чиновников на отдельных направлениях уменьшилась и именно за счет упомянутого "растекания".

Инфографика "ДС"

Меньше стали платить на местном уровне. Ведь раньше деньги шли снизу по вертикали в Киев. Все знали, что где-то там сидит Янукович и с ним надо делиться. Теперь многие отказываются платить прежний размер коррупционной ренты, понимая, что деньги остаются на местном уровне.

Процветает коррупция в прифронтовых населенных пунктах, поскольку тамошние чиновники понимают, что они при власти ненадолго: если придет ДНР, то всех их сметут, если же украинские власти удержат территорию и начнут наводить порядок, то сметут тем более. Поэтому пытаются наворовать как можно больше, пока еще есть возможность.

"ДС" Насколько в целом украинские граждане стали платить меньше взяток после победы Евромайдана? Есть ли региональные отличия?

А.Х. Новых исследований на эту тему пока не проводилось. Но, по нашим экспертным наблюдениям, как и раньше, самый высокий уровень коррупции сохраняется в наиболее благополучных и в самых бедных регионах. В первом случае коррупционную традицию поддерживают представители бизнеса, поскольку так им проще и быстрее решать свои вопросы. Во втором - бюрократы устанавливают обязательную плату буквально за каждую услугу, чтобы удовлетворить свои минимальные материальные запросы.

Опубликовано в еженедельнике "Деловая столица" от 23 марта 2015 г. (№12/722)