Государство

Карл Волох: Сумеет ли Саакашвили найти нормальное место в украинской политике

На днях товарищ сказал мне: "Рейтинг Саакашвили начал падать. Ты это предсказывал ещё несколько месяцев назад - можешь радоваться"

Фото: facebook.com/karl.volokh

Радоваться? Я? Как же плохо окружающие понимают подчас мою мотивацию.

Долгое время Миша был моей едва ли не иконой. Дело в том, что я глубоко убеждён: борьба с системной коррупцией является самым сложным испытанием для любого реформатора. А если учесть специфику менталитета жителей советской и постсоветской Грузии - практически неисполнимым. Люди, слабо понимающие тамошнюю специфику, говорят: "Да сколько там той Грузии - жалких четыре миллиона человек? Разве это задача того же уровня сложности, что в Украине?". Все это верно, но с точностью до наоборот. Маленькая страна, где до любого министра или прокурора можно добраться в одно-два рукопожатия, а в ментальности неписаные законы Кавказа (с их культом мужской дружбы, семейных и соседских связей) гораздо важнее писанных государственных, была населена людьми, которые к началу третьего тысячелетия в вопросе законопослушности отличались от украинцев не меньше, чем украинцы от швейцарцев. И все-таки Миша справился. И потому я считал, что для Украины и всего постсовка он сделал не меньше, чем самый выдвющийся национальный политик - доказал, что справиться с коррупцией можно в кратчайший срок.

А потом он переехал сюда, пошёл в украинскую политику - и обосрался. Должен сказать, что сомнения в разумности его решения взять губернаторство у меня были изначально - разве реально проводить радикальные реформы в одном регионе? Но кто я, чтобы сомневаться в решениях великого Саакашвили? Тем более, я же не знаю, какие обещания при этом ему дал президент. "Наверняка получил карт-бланш, - думал я. - И Одесса будет теперь испытательным полигоном для главных реформ и антикоррупционной борьбы". Впрочем, последнюю мысль можно было проверить без труда: в Одессе живёт и много лет успешно её грабит Сергей Кивалов. Более того, он контролирует в том регионе несметное количество коррумпированных судей и прокуроров, так что, любая работа по изменению региона должна была начаться именно тут. И я решил проверить свои мысли с Зурабом Адеишвили - главным помощником Михеила по вопросам юстиции.

- Получили ли вы "добро" от президента на Кивалова? - спросил я при встрече.
- У нас сейчас главный приоритет - кредит на строительство дороги, - уклончиво ответил Зураб.

И я понял (ещё тогда, летом), что ни шиша они не продумывали и не просчитывали, никаких карт-бланшей не получали, а Миша банально прыгнул в омут с головой. И что вся эта затея с Одессой обречена на неуспех. Что вскоре и подтвердилось: мало реальных достижений, зато много пиара и популизма.

Соответственно, вхождение в национальную политику в качестве регионального триумфатора провалилось. Пришлось компенсировать это повышенным уровнем популистичности и пиара, в чем, что правда, Миша не имеет себе равных. Вообще, его инстинкты "политического животного" (это не оскорбление, а американский термин) слишком сильны, чтобы позволять ему долго оставаться на вторых-третьих ролях. И в этом, вероятно, на данный момент его (и наша с ним) главная проблема.

Я совершенно не исключаю, что в роли президента с серьёзными полномочиями (или большой фракцией в парламенте, как у Порошенко), он мог бы обеспечить перелом в борьбе с коррупцией и внедрении реформ. Но такое ему точно пока не светит. А на вторых ролях он отчётливо деструктивен, тем более, что нынешнюю властную команду точно его единомышленниками не назовёшь. Сумеет ли Миша найти в этих условиях своё нормальное место в украинской политике, не знаю. Пока вижу только, что его опыт борьбы с коррупцией нам не помогает. И мои оппоненты вновь могут утверждать, что она в Украине на этом этапе неискоренима и я напрасно растрачиваю свои годы и усилия на попытки с ней бороться.

Источник: facebook.com