Государство

Когда Савченко заявит про один народ и два языка

Несмотря на продолжающуюся войну с Россией, язык вражеской страны продолжает отвоевывать позиции у государственного

Фото: e-news.pro

В Украине все чаще случаются скандалы, связанные с ущемлением прав граждан, разговаривающих на украинском. Последний такой пример — конфликт, возникший между посетителем и администрацией одного из харьковских ресторанов сети McDonald's. Вопрос об использовании государственного языка возник недавно и в столичном «Охматдете». Часто жалуются в соцсетях на нежелание обслуживать их на родном языке в разных магазинах и заведениях и десятки других граждан. В итоге складывается впечатление, что общество в целом после резкого патриотического всплеска в 2013–2014 гг. возвращается на более привычные для него постсоветские традиции. И что самое опасное, этому не препятствуют власти. Ведь за два года так и не появилась столь необходимая программа мягкой украинизации страны.

На первый взгляд случай, имевший место в харьковском общепите, где персонал отказался обслуживать посетителя на украинском языке, а также другие похожие примеры носят бытовой характер. Дескать, у официанта или продавца в магазине было плохое настроение, и он просто выместил свою злобу на клиенте. Вполне возможно, так оно и было. Тем не менее такие примеры отображают отношение начальства этих заведений, для которого, судя по всему, язык общения клиентов значения не имеет, — «поймут и на русском». А здесь уже начинается компетенция государства, в обязанности которого входит контроль соблюдения Конституции и законов, направленных на защиту прав потребителей. Вот только никакие меры в отношении бизнеса, обижающего своего потребителя, никто не применяет. Сами предприниматели кивают на законы работы рынка, дескать, если человеку не нравится, что сайт продавца не переведен на украинский язык, то он может там не покупать. А особо напористых клиентов, прямо требующих от бизнеса предоставления сервиса на государственном языке, просто футболят, называя «упоротыми». Именно так недавно поступил сотрудник одной из самых больших торговых сетей с звучным электронным названием. И это притом что вот уже три года администрация этого предприятия обещает своим клиентам запустить украинскую версию сайта.

Причин, почему Украина возвращается к постсоветскому безразличию в языковом вопросе, можно выделить несколько. Во-первых, тем, кто и до этого разговаривал на русском, просто лень переходить на украинский, поскольку никаких стимулов для этого нет. Во-вторых, многие украиноязычные граждане в силу своего безразличия мирятся с тем, что их обслуживают, в том числе и в государственных органах, на русском. Дескать, итак все понятно, зачем скандалить без причины.

В-третьих, языковой вопрос постепенно отошел в повестке дня властей на десятый план, поскольку «есть более важные дела, например война». Более того, отдельные представители власти продолжают игнорировать требования закона о знании и использовании государственного языка в работе, например глава МВД Арсен Аваков.

В-четвертых, запущенная в начале 2014 г. информационная кампания, в которой, среди прочего, был прописан и лозунг «Два языка — одна страна» сыграла злую шутку против государственного языка. Многие патриоты решили, что язык общения, обслуживания или в целом коммуникации, особого значения не имеет, если ты волонтер, жертвуешь на АТО или сам служишь в зоне боевых действий. В 2014 г. эта тема действительно не имела значения, поскольку необходимо было объединить все здоровые силы общества для борьбы с оккупантом. Но сейчас, когда Украине необходимо уделять больше внимания не только огневой, но и информационно-смысловой обороне, именно роль украинского языка выходит на первый план.

И здесь мы возвращаемся к конкретным примерам, где ущемляются права государственной речи в разных сферах жизни. Практически во всех похожих ситуациях другая сторона конфликта акцентирует внимание на том, что это надуманная проблема и ее можно игнорировать. И вполне логично, что сторонники соблюдения законов и своих прав с этим не соглашаются. Поскольку в отведении роли украинского языка второстепенной роли и кроется главная опасность не только для мовы, но и для национальной безопасности в целом. Даже если эта второстепенность не продиктована агрессивным настроем конкретных граждан против украинского. Напомним, что граница АТО сейчас проходит по условному кордону наиболее русифицированных регионов Украины, включая оккупированный Крым. Поэтому связь очевидна.

О реальной опасности говорит уже тот факт, что бытовые конфликты на языковой почве снова стали повседневной реальностью, и их становится все больше. Что рано или поздно используют отдельные политики. Например, Надежда Савченко, уже и так без умолку повторяющая ключевые месседжы Кремля.