Государство

Кому выгодно "конспирологическое цунами" вокруг убийства Шеремета

Количество желающих попиариться на трагедии, как обычно, превысило допустимые пределы. Но прямой выгодополучатель — один

Фото УНИАН

Убийство украинско-российско-белорусского журналиста Павла Шеремета в центре Киева — вызов для власти, не менее опасный, чем обострение ситуации на востоке Украины, навязчивых страшилок о якобы неизбежном введении военного положения или проваленного конкурса по приватизации ОПЗ. В потенциальных угрозах для страны разбиралась «ДС».

Шапка горит

Итак, какова была информационная обстановка в день преступления? Официально генеральным прокурором Юрием Луценко озвучены всего две версии убийства: профессиональная деятельность и попытка дестабилизации в Украине. Глава Нацполиции Хатия Деканоидзе заявила, что ее ведомство рассматривают «абсолютно все версии». И лишь советник министра внутренних дел Зорян Шкиряк предложил три варианта: профессиональная деятельность, личная неприязнь и «российский след».

Не может не броситься в глаза, насколько оперативно в самой РФ отреагировали на факт убийства. Высокопоставленные комментаторы — от Пескова и Захаровой до глав профильных комитетов Госдумы и Совфеда — вбивали два тезиса: Украина — самая опасная страна для журналистов и права на свободу слова; российский след — это бред и попытки «сделать невозможным диалог» между странами.

Оставим в стороне рассуждения о том, как на ком шапка горит, и запредельном цинизме. Есть факт: Павел Шеремет был гражданином РФ. И формально это дает повод российским властям комментировать его убийство. Естественно, в выгодном для себя ключе.

Плохая новость для Украины заключается вот в чем: если «российский след» действительно имел место, то шансы на раскрытие преступления крайне низкие. Опыт ФСБ (КГБ) и ее умение заметать следы и улики — высокие. И не стоит забывать о количестве все еще не выявленной и не разоблаченной агентуры спецслужб Кремля в Украине и, признаем очевидное, ее силовых структурах.

Европейские друзья

Еще худшие последствия в том, что Украина попала под мощный прессинг Запада. Заявления по поводу убийства Шеремета сделали представитель ОБСЕ Дуня Миятович (давняя «подруга» Украины), Внешняя служба ЕС, МИД Франции... Европа требует скорейшего проведения расследования и поиска виновных. Европейские и международные структуры уже выразили, как принято говорить, «высокую степень озабоченности проблемами свободы слова в Украине».

Не так и сложно прогнозировать, что произойдет, если расследование затянется. Скорее всего, о безвизовом режиме придется забыть. Евроскептики всегда найдут способ объяснить, почему ЕС не предоставит безвизовый режим стране, где в центре столицы убивают журналистов и не могут найти исполнителей и заказчиков преступления. И можно не сомневаться, что вся мощь российской агентуры в Европе: от оплачиваемых Кремлем ультраправых партий до «независимых экспертов» и просто «полезных идиотов», присоединится к хору голосов, требующих повременить со сближением с Украиной.

Не исключено, что профессиональные борцы за свободу слова припомнят Украине и убийство Георгия Гонгадзе, при расследовании которого так и не удалось установить заказчиков, и убийство Олеся Бузины, где аргументы обвинения рассыпаются.

Украину будут торопить и параллельно... топить. Даже если окажется, что убийство исполняли не агенты Кремля, сам Кремль отработает данную ситуацию в свою пользу и по полной программе — и уже начал.

А что с нашей стороны?

Противопоставить этому давлению извне можно только идеальную работу правоохранителей. А с этим есть проблемы.

Во-первых, в рядах самого МВД кадровый голод. Увлечение внешней стороной полицейской реформы — созданием патрульной полиции, привело к тому, что в стране остро не хватает оперативных и следственных работников. Добавим не всегда профессионально проведенную аттестацию и создание новых антикоррупционных органов — из системы МВД были вымыты профессиональные кадры: кого-то уволили, кто-то перешел на работу в более перспективный в карьерном плане правоохранительный орган. Но, к сожалению, ни НАБУ, ни САП помочь в расследовании дела Шеремета не смогут. Апеллирование к западным силовикам в данном случае выглядит, мягко говоря, странным.

Во-вторых, даже имеющиеся ресурсы МВД рискуют задохнуться в потоке версий о причинах убийства.

Вот эту мысль стоит пояснить особенно подробно. Буквально за шесть часов после совершения преступления количество конспирологических версий убийства превысило разумные пределы.

В социальных сетях, эфирах телеканалов и на новостных сайтах были озвучены самые разнообразные мотивы. Например, что за всем стоит Константин Григоришин (потому что журналисты «Украинской правды», где работал убитый, встречались с олигархом в ресторане). Или о том, что Шеремет расследовал какие-то очень темные дела в Одесской области (и все вопросы следует адресовать Михеилу Саакашвили). Озвучены уже версии, что причину следует искать в историях вокруг несостоявшейся приватизации ОПЗ и уголовных производствах против руководства предприятия. И о том, что на месте убийства подозрительно оперативно оказались журналисты «не того телеканала».

И тут важный момент — эффект от конспирологов даже не нулевой, а отрицательный. Правоохранителям придется проверить каждую из озвученных версий. У МВД, ГПУ и СБУ просто не будет выбора — хоть одну не проверь, расследователи-аматоры, пользуясь своим положением «лидеров общественного мнения» и «популярных блогеров», буквально заклюют силовиков, обвинив их в глупости и продажности.

Но в том-то и дело, что проверка каждой такой версии — это дополнительные допросы десятков и сотен человек, расшифровка записей с тысяч камер наблюдения и телефонных разговоров, sms и сообщений по способам связи через Сеть.

И тогда надеяться на скорое расследование не придется. И к вящей радости Кремля (который, не исключаем, и организовал фактический теракт в центре Киева) Украина в очередной раз рискует превратиться в страну с более чем нехорошей репутацией. Потеря дипломатической поддержки при условии нового обострения на Донбассе — это как раз то, что нужно Путину.