Государство

Кому Яценюк отдаст трубу

Главной сенсацией вашингтонского бизнес-форума могут стать негласные договоренности Украины с американо-европейской корпорацией TrailStone Inc. о газовых реформах

На прошлой неделе председатель правления НАК "Нафтогаз України" Андрей Коболев подписал меморандум с представителями американской компании Frontera Resources Inc. относительно дальнейшего развития импорта в Украину сжиженного природного газа. Событие состоялось в рамках первого американо-украинского бизнес-форума и было широко разрекламировано в прессе. Однако реализация договоренностей между Frontera Resources и "Нафтогазом України" - дело совсем не скорого будущего. Для этого Грузии придется не только построить СПГ-терминал в Анаклии, но и справиться с местным грузинским лобби "Роснефти" и ее новым лондонским партнером - Давидом Якобашвили.

До 2014 г. проект аренды танкера-регазификатора, который бы расположился на внешнем рейде порта Южный Одесской области, считался наиболее реальным направлением диверсификации импорта природного газа на украинский рынок. Однако из-за осторожной транзитной политики Турции, не желавшей пропускать танкеры-газовозы через пролив Босфор, этот проект так и не был реализован. Наполнить портфель заказов украинского терминала можно было бы за счет двух альтернатив - принять участие в строительстве нового СПГ-терминала в Грузии или приобщиться к усилиям Турции и Катара по строительству нового СПГ-терминала в Эгейском море. Но средств для участия в этих проектах у "Нафтогаза" долгое время не хватало.

Ситуация начала меняться в 2014 г., когда американская Frontera Resources заявила об успешной разведке крупного месторождения газа на востоке Грузии, перспективные запасы которого были оценены в 200 млрд куб. м. Для нашего терминала в порту Южном, мощности первой очереди которого составляют 5 млрд куб. м газа в год, новый грузинский ресурс выглядел приемлемой альтернативой транзиту сжиженного газа через Босфор. Но в начале прошлого года планы Frontera Resources по эксплуатации нового грузинского месторождения затормозились из-за неопределенности политики официального Тбилиси относительно приоритетов в строительстве экспортного СПГ-терминала. Причина тому - заключенная в 2013 г. сделка российской ГК "Роснефть" по покупке активов компании Petrocast, распоряжающейся нефтяным терминалом грузинского порта Поти. Продавцом терминала выступил британский инвестор Давид Якобашвили, поддержавший в свое время затеянную Кремлем замену режима Михеила Саакашвили в Грузии на пророссийские силы. С помощью этой сделки россияне попытались установить контроль над экспортом энергоресурсов из Азербайджана и Грузии. Но в начале 2015 г. планы Москвы потерпели фиаско. Заинтересованность в использовании грузинского маршрута экспорта СПГ начали проявлять газовые компании иракского Курдистана и Ирана. "Роснефть", стремительно ворвавшаяся в Грузию после смещения Михеила Саакашвили, на такой поворот событий явно не рассчитывала. Ведь принуждать Баку и Тбилиси к использованию терминала Поти - это одно, но требовать того же от Тегерана и курдского Эрбиля - вопрос совсем иного масштаба.

Сферой интересов пока что закрытого от прессы соглашения с TrailStone вполне может стать приобщение этого инвестора к реформированию украинского газового рынка. Он также, вероятно, примет участие в проекте аренды части государственных активов компании "Укртрансгаз"

Падение транзитной привлекательности приобретенных россиянами нефтяных активов в Грузии заставило работающие в регионе компании, в том числе и Frontera Resources, обратить внимание на альтернативные порту Поти площадки для возведения экспортных СПГ-терминалов. Самым проработанным из этих проектов сейчас выглядит строительство терминала в городе Анаклия, недалеко от Поти. Согласно прогнозам экспорт и реэкспорт сжиженного газа в Украину через Анаклию будет идти мимо "Роснефти". Это также позволит обойти проблему транзита танкеров СПГ по Босфору. Однако на реализацию такого проекта потребуются годы.

Более реальные перспективы имеют другие достигнутые на вашингтонском бизнес-форуме договоренности. Среди них - совместные с компанией Cargill планы по строительству нового зернового терминала в том же порту Южный, а также достижение взаимопонимания с корпорацией Westinghouse относительно ускорения перспектив демонополизации украинского рынка топлива для АЭС. Еще быстрее могут быть реализованы планы, которые Арсений Яценюк обсудил с корпорацией TrailStone Inc. (входит в Riverstone Holdings LLC). Эта компания специализируется на энергетической логистике и торговле, инвестициях в добычу нефти и газа, а также управлении активами в энергетическом секторе. В отличие от долгосрочного предложения Frontera Resources появление американо-европейского финансового гиганта TrailStone на украинском горизонте пока не наделало много шума. Правда, руководитель управления евроинтеграции Минэнергоугля Михаил Бно-Айриян заявил, что TrailStone по итогам первого квартала 2015 г. стала третьей по объемам компанией - поставщиком природного газа из Европы в Украину. Судя по этой информации, сферой интересов пока что закрытого от прессы соглашения с TrailStone вполне может стать приобщение этого инвестора к реализации реформы украинского газового рынка. Он также, вероятно, примет участие в проекте аренды части государственных активов компании "Укртрансгаз".

Опубликовано в еженедельнике "Деловая столица" от 20 июля 2015 г. (№ 29/739)