Государство

Короли антирейтинга. Аваков и Лещенко дадут дорогу выскочкам

По мере повышения антирейтинга наиболее известных политиков растут шансы на успех выскочек с туманной программой и неопределенным политическим лицом

В сообщении генпрокурора об открытии уголовного дела против министра внутренних дел главный герой не Юрий Луценко и даже не Арсен Аваков, а председатель правления Центра противодействия коррупции (ЦПК) Виталий Шабунин. Именно по его обращению ГПУ открыла уголовное производство против Авакова, что стало очередным раундом в длительном конфликте между главой МВД и группой политиков, включающей помимо Шабунина также народных депутатов Сергея Лещенко, Сергея Каплина и ряд других более или менее известных персон.

На этом обстоятельстве заострила внимание и пресс-секретарь генпрокурора Лариса Сарган. "Обвинения против нынешнего министра внутренних дел могут трактоваться как предмет воображения, что не может быть основанием для преследования министра. А что касается уголовных производств по заявлениям кляузников, то они были и будут. К сожалению, для кого-то это профессия, а в постсоветском обществе — и способ дискредитации, — написала Сарган на своей страничке в Facebook. — Достаточно вспомнить уголовные производства для проверки заявлений Каплина, которые не подтвердились".

И хотя, как уже заявила та же Сарган, дело закрыто, новый скандал не пройдет для Авакова бесследно — его антирейтинг снова вырастет, как это бывало каждый раз после предыдущих обвинений его в коррупции. Но можно не сомневаться и в другом: в скором времени в информпространстве появятся новые разоблачительные материалы, дискредитирующие и Шабунина, и того же Лещенко, который поддержал последние обвинения руководителя ЦПК в адрес главы МВД. Таким образом, антирейтинги будут расти у обеих сторон конфликта.

И тут интересна не судьба Авакова, которая почти намертво связана с политическими перспективами "Народного фронта", а судьба так называемых молодых политиков, эксплуатирующих антикоррупционную тему и строящих сейчас большие планы.

Шабунин осенью 2014 г. пытался попасть в парламент, будучи в первой пятерке списка партии "Гражданская позиция" Анатолия Гриценко, а теперь ищет других партнеров. Лещенко вместе со своими друзьями — народными депутатами Мустафой Найемом, Светланой Залищук и Викторией Пташник — в июле этого года вошел в состав руководства партии "Демократический альянс".  

Некоторое время эти политики, вместе взятые, выглядели как достаточно серьезный претендент на роль новой политической силы, способной составить конкуренцию нынешним крупнейшим партиям.
Однако сейчас эти восходящие звезды украинской политики, похоже, идут к закату, так и не насладившись пребыванием на вершине успеха и в зените славы. Причина тут именно в росте антирейтинга.

Сам по себе антирейтинг не означает автоматически ничего фатального. Более того, если вспомнить борьбу за президентский пост между Леонидом Кравчуком и Леонидом Кучмой, между Виктором Ющенко и Виктором Януковичем, а затем между последним и Юлией Тимошенко, то антирейтинг каждого из участников этих поединков был огромным. Когда сталкиваются две антагонистические силы, многие избиратели голосуют за одну из них не потому, что она им нравится, но ради того, чтобы не победила другая, на их взгляд, более отвратительная.

Высокий антирейтинг опасен прежде всего для тех, кто претендует на роль так называемой третьей силы. В самом деле весь цимес третьей силы в том и состоит, чтобы выглядеть белой и пушистой на фоне двух главных конкурентов, смешивающих друг друга с грязью в ожесточенном поединке без правил. А чтобы остаться белой и пушистой, нужно держаться подальше от гряземетов и уж точно не вызывать огонь на себя. Поэтому успешные "третьи силы" всегда имели туманную программу в духе "за все хорошее, против всего плохого" и неопределенное политическое лицо, которое позволяло им затем, не теряя лица (поскольку его и не было), вступить в союз с любым из главных конкурентов.

После революции очень удачно применил эту тактику Петр Порошенко, чей антирейтинг был во много раз меньше антирейтинга и Юлии Тимошенко, и бывших союзников Януковича Сергея Тигипко и Михаила Добкина. Это был тот (вообще-то говоря, редкий) случай, когда третья сила неожиданно оказывается первой. Затем на осенних парламентских выборах довольно талантливо сыграла роль третьей силы партия "Самопоміч", которая через год сравнительно хорошо выступила и на местных выборах, построив свою кампанию на том, что она дает дорогу (места в своих региональных списках) независимым, но перспективным местным политикам. В основном это были коты в мешке, но именно потому они не имели заметного антирейтинга.

Сейчас "Самопоміч" утратила возможность быть третьей силой, поскольку ассоциируется уже прежде всего со скандалами типа мусорного и со скандальными политиками типа Семена Семенченко, феерически провалившего выборы в Кривом Роге. По причине скандальности не может стать третьей силой и партия "Хвиля", создаваемая под опекой Михеила Саакашвили. У нее другая функция — "партии-обманки", которая привлечет электорат ярким лидером (если действительно ее главным публичным лицом станет Саакашвили), а затем будет тихо-мирно договариваться о сотрудничестве с президентом.

Однако общественный запрос на третью силу никуда не делся. И он будет расти по мере роста антирейтинга нынешних наиболее известных политиков, включая тех же Авакова, Лещенко и Саакашвили. Поэтому можно ожидать появления на политическом небосклоне новых восходящих звезд, которые постараются как можно дольше оставаться котами в мешке. Вообще говоря, обновление политики — это всегда хорошо, как застой — это всегда плохо. Но вот коэффициент полезного действия у тех усилий, которые затрачиваются обществом на обновление, может быть разным. Чтобы нынешние усилия не оказались холостыми, нужно заставлять любых котов в мешке показывать свое лицо еще до выборов.