Государство

Кремль приказал творить зверства в Донбассе

Главная задача новой военной тактики Кремля - спровоцировать наших военных на ответный террор

За последние дни антитеррористической операции, которую украинская армия, Нацгвардия и спецподразделения ведут на территории Донецкой и Луганской областей, стала очевидна важная вещь. Во время лобовых боевых столкновений с нашими силовиками террористы, несмотря на современное российское вооружение, непременно проигрывают и несут колоссальные потери. Поэтому теперь российские диверсанты действуют исподтишка, подло и по-зверски. И это не от отчаяния - такая тактика боев без правил санкционирована на самом кремлевском верху.

Фактически первым примером этой зверской тактики на практике стали события под райцентром Волноваха Донецкой области в ночь на 22 мая, когда диверсионная группа напала на батальон 51-й механизированной бригады 13-го армейского корпуса ВС Украины, в результате чего, по данным Минздрава на вечер 23 мая, погибли 17 военнослужащих, еще пятеро находятся в тяжелом состоянии. Можно долго говорить о преступной халатности, которую допустило командование подразделения при организации блокпоста, но район Волновахи ранее не принадлежал к горячим точкам АТО, и отстрел нашего батальона велся с особой жестокостью.

Ответственность за преступление тут же взяли на себя террористы из ДНР, растиражировав информацию о своем командире по кличке Бес (в миру подполковник российского ГРУ Игорь Безлер, находящийся в подчинении другого ГРУшника Игоря Гиркина по кличке Стрелок, плотно зажатого силами АТО в Славянске). Бес и его команда "отличились" и на следующий день. Ранним утром 23 мая добровольческий батальон "Донбасс" попал в засаду, организованную "бесноватыми" возле доселе более-менее спокойного села Карловка. Большинство бойцов с боем вырвались из окружения, но часть "донбассовцев" осталась в здании, которое окружили террористы. Командир батальона Семен Семенченко предложил диверсантам обмен пленными, но ему позвонил лично Безлер, заявив, что все пленные расстреляны.

Подобные военные преступления явно подпадают под компетенцию Гаагского трибунала, но Путина это мало волнует. Более того, его задача - с помощью продуцирования зверств российских диверсантов вызвать такой же симметричный ответ со стороны украинских военнослужащих, справедливо жаждущих отмщения за смерти своих товарищей и побратимов. При первом же обнародованном случае любых нарушений общепризнанных в мире законов и обычаев войны активно запустится вся информационная и дипломатическая машина России с воплями о "бесчеловечности Киева во время карательной операции на юго-востоке Украины".

Если этого не произойдет, переодетые в форму "Правого сектора" пророссийские военные могут сами вырезать какое-нибудь село. Это мы уже проходили в 40-х годах, когда переодетые чекисты вырезали целые села в Западной Украине. Кстати, ряд эпизодов преступлений против человечности, совершенных российскими террористами в Донбассе, кремлевская пропаганда уже пыталась связать с несуществующими фашистами из мифического "Правого сектора", но пока совершенно безуспешно. Как только появятся факты ответного террора украинцами по отношению к любому из террористов, хоть тому же Бесу или Стрелку, Кремль станет "давить на жалость" (сравнение нас с бывшей Югославией станет общим местом) и требовать от ООН начала на территории Украины миротворческой операции. Тем более что многотысячная армия "миротворцев" в Брянской, Курской, Белгородской, Воронежской и Ростовской областях РФ уже наготове.

Поэтому задание наших силовиков во время АТО усложнилось донельзя. С одной стороны, необходимо действовать четко по уставу, не теряя бдительность, но упорно наводя порядок и мир в Донбассе. С другой - нужно не поддаться на кровавые провокации врага, жестко останавливая среди бойцов любые намеки на военные преступления даже легкой тяжести. А параллельно правоохранительным органам следует скрупулезно собирать все факты нарушений со стороны российских диверсантов законов и обычаев войны, преступлений геноцида, а также против человечности, тем самым приближая Гаагский трибунал над режимом Путина.