Государство

Крым без воды утопает в свалках и нечистотах

Для российских военных море, как правило, становится единственным бесплатным местом утилизации разнообразного мусора

Фото: sprotyv.info

Аннексировав Крым, Россия приобрела не только новые территории и международные санкции, но и целый ряд застарелых экологических проблем полуострова. Это и сокращение прибрежной полосы Западного Крыма, и крупнейшие промышленные загрязнители в лице ЗАО "Крымский Титан" (Армянск) и ОАО "Крымский содовый завод" (Красноперекопск), и мусорные свалки по всей территории АРК. При новой "власти" проблем стало больше, и решать их оккупанты явно не торопятся.

Военный лагерь

За последние два года полуостров очень быстро начал превращаться в военный лагерь. По состоянию на май 2016 г. тут базировались около 24 тыс. военнослужащих, 613 танков и бронетранспортеров, 162 артиллерийские системы, около 100 боевых самолетов, 56 вертолетов, 16 береговых ракетных комплексов, 30 боевых надводных кораблей и четыре подводные лодки. Естественно, что вооруженные силы всегда стараются минимизировать внешний контроль над своей деятельностью. С другой стороны, собственных экологических служб у российских военных нет, как и денег на нормальную утилизацию боеприпасов и техники. Поэтому для них море, как правило, становится единственным бесплатным местом утилизации разнообразного мусора.

Много проблем создает и проведение учений с применением современных типов вооружений. Так как свободных территорий в Крыму не так уж много, как правило, учения проводятся там, где удобно командованию. Яркий пример - апрельские учения российской армии по управлению ракетными ударами и огнем артиллерии с выполнением боевых артиллерийских стрельб по береговым мишенным позициям, которые были проведены на территории уникального природного заповедника "Опукский".
Наличие большого количества войск в курортной зоне тоже приводит к многочисленным экологическим авариям, которые очень часто перерастают в катастрофы. Сброс нефтепродуктов в Черное море с кораблей (прежде всего в районе Севастополя - основного места базирования Черноморского флота Российской Федерации) в последние несколько месяцев превратился в настоящий бич крымских пляжей.

Водный баланс

Глупый спор крымской "власти" с Украиной относительно необходимости погасить долг за потребленную воду вылился в решение украинской дирекции перекрыть в мае 2014 г. поставку днепровской воды по Северо-Крымскому каналу на полуостров. Это привело к серьезным проблемам прежде всего в степных районах Северного Крыма - Красноперекопском, Первомайском, Джанкойском, Советском, Ленинском, части Сакского, Евпаторийском, Черноморском, которые относятся к зоне рискованного земледелия и где находятся (или правильнее сказать находились) основные площади крымских сельхозугодий.
Оккупанты не нашли другого решения, кроме как пробурить в Северном и Восточном Крыму сотни скважин и проложить с помощью военных трубопроводы, чтобы таким образом подать воду в водохранилища Восточного Крыма. По информации российского министра обороны Сергея Шойгу, военные развернули 48 линий магистрального трубопровода протяженностью 410 км. Кроме того, они обеспечили переброску воды по руслу реки Биюк-Карасу, которая раньше наполняла Белогорское и Тайганское водохранилища, для обеспечения потребностей жителей Керчи, Феодосии и Судака. Так, в прошлом году в Керченское водохранилище было подано 14 млн кубометров воды, в Феодосийское - 15 млн. В результате в начале зимы 2016 г. Белогорское и Тайганское водохранилища резко обмелели: в первом осталось 4,1 млн кубов (18% от общего объема), а во втором - 3,7 млн куб. м (27%).

Всего же на Крымском полуострове находятся 23 водохранилища общим объемом 400 млн кубометров. Причем две трети из них наполнялись речками и подземными водами, а остальные - из Северо-Крымского канала. Попытки решить проблему путем бурения скважин и использования подземных вод только усугубили экологическое положение Восточного и Северного Крыма. Так, уже в марте 2015 г. "заместитель министра экологии и природных ресурсов" полуострова Алексей Яценко заявлял: "Не секрет, что мы закрывали глаза на все, и не только мы, потому что бурил скважины весь Крым, бурили скважины без разрешений, без лицензий, без проектов, без согласований - без ничего. Мы на севере Крыма, в Красноперекопском районе, уже по результатам года наблюдаем существенное увеличение минерализации". Действительно, как отмечают немногочисленные местные экологи, в целом соленость воды только за 2014 г. выросла в 2,5 раза, а за 2015 г. - еще на 50%. В ближнесрочной перспективе это приведет к тому, что крымские артезианские воды могут стать непригодными.

Бедственное положение с водой повышает вероятность долгосрочного прогноза ученых, занимающихся моделированием последствий изменения климата, что через 30-50 лет крымская степь превратится в полупустыню, а полупустыни на полуострове Тарханкут - в пустыни.

Пока же крайними оказались аграрии. По сути, прекращение подачи днепровской воды в Крым дало старт гибели аграрного бизнеса на полуострове, где на орошение использовалось 800-900 тыс. куб. м воды, а орошаемых земель зарегистрировано 406 тыс. га. Особенно пострадали от перекрытия канала такие влаголюбивые культуры, как рис и соя. На данный момент 37 тыс. га рисовых полей из-за отсутствия воды почти уничтожены, а это миллиардные потери в денежном эквиваленте. Речь идет не только о выручке за урожай, но еще об учете будущих расходов на восстановление уничтоженных чеков (заливных полей), где выращивался рис. Что касается сои, то под ее посевы до оккупации отводилось почти 20 тыс. га ежегодно, а сегодня в Крыму она практически не выращивается.

Попытки предложить решение водной проблемы полуострова, которые сейчас обсуждаются в российской прессе и научных кругах Крыма и РФ, весьма далеки от реальности. Чего стоит, например, предложение опреснять морскую воду или обеспечить переброску воды с Кубани через Керченский пролив. Также рассматривается возможность полива сельскохозяйственных земель с помощью очищенных сточных вод. Недавно Сергей Аксенов заявил: "Изучаем самые современные технологии, которые есть в мире. Наш министр сельского хозяйства в частном порядке ездил в Израиль. Посмотрели опыт израильтян с точки зрения сбора дождевой воды, использования сточных вод, которые проходят определенную очистку, чтобы осуществлять мелиорацию на полях".

В общем, восстановление поставки воды по Северо-Крымскому каналу представляется безальтернативным вариантом решения проблемы, который, однако, требует решения на политическом уровне. Чем быстрее это поймут оккупанты, тем большего числа катаклизмов удастся избежать Крыму, ведь пока канал не функционирует, он постепенно разрушается, как любое подобное сооружение. Уже сейчас возобновить его работу в короткие сроки будет довольно сложно, а через несколько лет простоя полуостров вообще потеряет возможность вернуть себе днепровскую воду.

Отходы жизнедеятельности

Еще одной крайне серьезной крымской проблемой является наличие большого числа стихийных свалок, причем за последние два года их количество резко увеличилось.

По информации СМИ, по состоянию на 2015 г. насчитывалось 269 стихийных свалок твердых бытовых отходов, где скопилось более 53 млн кубометров мусора. Хотя официально в Крыму разрешено сваливать отходы лишь на 28 мусорных полигонах.

Как бороться со стихийными, "власть" не представляет, связывая их закрытие с окончанием так называемого переходного периода, который не так давно был продлен до 2019 г.

Не все в порядке и с выбросами канализационных стоков в море, прежде всего это касается Севастополя. Так, введенный в строй еще в советское время комплекс очистных сооружений "Южный" неспособен качественно очищать их, поэтому купание в море на севастопольском побережье не является безопасным. По словам местного эколога Маргариты Литвиненко, "в море сбрасывают условно очищенные стоки, которые не проходят основные эффективные этапы очистки - физико-химическую дезинфекцию. А в Балаклаве не производится даже механическая очистка". Наиболее загрязненные места - Карантинная бухта, Балаклава, пляжи "Золотой" и "Серебряный", а также центр города. Как это влияет на качество морской воды, доподлинно неизвестно. Можно оперировать только оценочными данными, поскольку после аннексии Крыма данные по мониторингу прибрежной полосы и загрязнения вод Черного моря стали недоступными (если их вообще кто-то собирает). Украинская сторона не имеет возможности заниматься мониторингом, а россияне игнорируют саму постановку проблемы ("крымнаш").

В то же время эксперты утверждают, что ответственность за сохранение крымской природы несет не только Россия, но и Украина, которая должна не на словах, а на деле подтверждать, что Крым - это ее территория. Украинские эксперты уверены, что официальный Киев для начала должен воссоздать на материковой части страны природоохранную прокуратуру АРК и через суды требовать от России компенсации за экологические убытки. "Создание отдельной природоохранной прокуратуры по Крыму сегодня является вопросом, который должен быть решен. Все органы прокурорского надзора должны быть восстановлены пока что на материковой Украине, потому что экологическое состояние не вписывается в рамки общих действий прокурорского надзора и МВД", - полагает политолог Тарас Березовец. "Россия уничтожает наши земли, а мы не имеем рычагов, чтобы повлиять на экологическую ситуацию", - заявил не так давно министр экологи и природных ресурсов Украины Остап Семерак. Думается, пора от абстрактных жалоб переходить к реальным делам.

За электричество расплатятся экологией

После отключения электричества с материковой Украины Кремль заявил о программе строительства энергомоста и новых электростанций в Крыму. По словам экспертов, РФ планирует достичь полной энергонезависимости полуострова к 2018 г. В ходе реализации этой программы экологии полуострова будет нанесен очередной ущерб. За последний год оккупационные власти смогли нарастить около 600 МВт за счет использования мобильных газотурбинных электростанций и дизель-генераторов для резервного производства электроэнергии, а до конца текущего года запланировано введение в эксплуатацию еще одной ветки энергомоста для перетока электроэнергии из Ростовской области. Кроме того, на протяжении следующих трех-четырех лет предполагается строительство двух ТЭЦ на газу и необходимой энергетической инфраструктуры. То есть оккупанты делают ставку на традиционную энергетику, а строительства новых мощностей "зеленой" энергетики нет даже в планах.

Между тем до оккупации Крым был самым продвинутым регионом с точки зрения альтернативной энергетики - свыше 30% энергообеспечения давали ветряки и станции на солнечных батареях. По этому показателю АРК даже опережала некоторые европейские страны, а энергетические проекты активно финансировались европейскими структурами. После введения санкций возможности поддерживать соответствующую инфраструктуру на достойном уровне уже нет.

Опубликовано в ежемесячнике "Власть денег" № 7-8 за июль-август 2016 г.