Государство

Крым оказался на пороге катастрофы из-за советского химоружия

Программа поиска и обезвреживания остатков химического оружия в Черном море была свернута с показателем выполнения менее 50%

Программа поиска и обезвреживания остатков химического оружия в Черном море была свернута с показателем выполнения менее 50%. Кабмин не стал ее продлять, несмотря на то, что на популярных крымских пляжах в воде были обнаружены следы распада боевых отравляющих веществ, пишет ZN.UA.

Непринятие Украиной мер по утилизации захороненного на дне Черного и Азовского морей химического оружия дают основание говорить о реально существующей угрозе экологической катастрофы в регионе. Об этом свидетельствуют документы, имеющиеся в распоряжении издания.

Украине химическое оружие досталось со времен Второй мировой. Контейнеры и боеприпасы с ипритом, люизитом, зарином и зоманом затоплены практически по всему крымскому побережью Черного моря, есть и в Азовском. В 1941 г., перед оккупацией Крыма немецкими войсками, советское командование приняло решение: боеприпасы с ОВ (отравляющими веществами), уже тогда бывшие под запретом нескольких конвенций, "спрятать" в море. В настоящее время Россия располагает координатами всех мест затопления, но предоставить данные украинской стороне отказывается, поэтому поиски затопленного химоружия Украине пришлось вести своими силами.

Технология обезвреживания проста: контейнер (как правило, металлические бочки) омоноличивают (помещают в саркофаг — железный каркас, который заливают специальным бетоном), а затем перезатопляют на больших глубинах, не менее 130 метров. В 1996 г. Кабинет министров своим постановлением №1415 утвердил Программу поиска и обезвреживания остатков химического оружия, затопленного в исключительной (морской) экономической зоне Украины. Изначально необходимые работы планировалось выполнить в течение 1997—2002 гг., но затем сроки еще дважды продлевали — до 2006, а потом — до 2010 г. Срок действия программы истек в 2010 г. с показателем выполнения 36–44%, но Кабмин отказался ее продлевать.

В распоряжении издания оказалась ведомственная переписка - обращение главы Счетной палаты Украины Валентина Симоненко к президенту Виктору Януковичу, согласования различными ведомствами и министерствами проектов постановлений Кабинета министров, письма ученых в профильные министерства о необходимости продления госпрограммы по обезвреживанию остатков химического оружия. Все нормативные документы,  принятые по данной госпрограмме, закрыты для общественности, хотя касаются они информации, доступ к которой по действующему законодательству не может быть ограничен.

Согласно справке, подписанной Петром Неботовым - директором департамента экономики обороны и безопасности Министерства экономики, акватория мыса Лукулл обследована частично, Керченский пролив - на 2/3, а юго-восточное побережье Крыма - лишь на четверть.

"В Керченском проливе остались 60 саркофагов с обезвреженным химическим оружием, требующих перезатопления на больших глубинах, что представляет навигационную и экологическую угрозу", - говорится в справке.

Из другого документа следует, что технологические площадки, куда транспортируют омоноличенные саркофаги, находятся на малой глубине:

"В настоящее время 46 саркофагов (77% от омоноличенных) находятся на рабочей площадке в прибрежной полосе Керченского пролива на глубине пять метров, но не перезахоронены на большие глубины в соответствии с технологией обезвреживания контейнеров с остатками химического оружия", - сообщал президенту Виктору Януковичу глава Счетной палаты Валентин Симоненко, информируя в сентябре 2010 г. о срыве выполнения госпрограмм №1415 и 75.

О том, какая концентрация ОВ в местах, где иприт или люизит уже просочились из проржавевших бочек, находящихся не в 15 км от берега, а в непосредственной близости от популярных пляжей и мест промышленного рыболовства, узнаем благодаря письму Валентина Симоненко президенту Януковичу:

"Найденный в июле 2007 года в данном районе частично разрушен контейнер L 400 с химическим оружием до сих пор остается на месте нахождения неомоноличеним. В районе мыса Белый, где расположены плантации мидий, содержание арсена превышает допустимый уровень в 3,46 раза", - пишет глава Счетной палаты.