Государство

Любомир Гузар: голос, несущий мудрость

Блаженнейший Любомир Гузар — в корне не советский человек. Советское воспитание не оставило на нем зарубки, метки, детской травмы, которые время от времени показывают уши в каждом из нас

Фото Сергея Владыкина

Он сформировался вне двойной морали, и, возможно, потому, когда речь заходит о свободе и человеческом достоинстве, ему веришь скорее, чем выпускникам советских школ.

Кардинал, несомненно, один из тех, кто восстановил Украинскую греко-католическую церковь после советского разгрома. Не только в Украине, но и в эмиграции, где был помощником патриарха Иосифа Слипого в деле собирания осколков УГКЦ в разных частях света. Восстановление Украинской греко-католической церкви в правах связано с именем Мирослава Ивана Любачивского, но подлинное восстановление ее как структуры, как нормально функционирующего организма легло опять-таки на плечи Любомира Гузара. Для многих именно он воплощал собой УГКЦ - изгнанную, сохраненную в эмиграции и возвращенную на родину. Любомир Гузар оказался ровесником, участником и в конце концов воплощением эпохи.

Борьбу за патриархат УГКЦ приходится вести в условиях дипломатической войны между Римом и Москвой. То, с каким упорством Москва мусолит "униатов" как "главное препятствие", "угрозу православию в Украине", едва ли не идеологов "нового фашизма", не облегчает задачу согласования статуса патриархата

Важно отметить, что "эмигрантские" корни в делах, касающихся церкви, не убавляли авторитета ни УГКЦ, ни лично Гузару, хотя в целом в нецерковной среде к "диаспорным" инициативам относились по-разному. Конечно, был сложный период внутреннего примирения в УГКЦ между "пересидевшими в эмиграции", "страдавшими от режима", перешедшими в РПЦ, "возвращенными" из православия и "невозвращенными", но руководству церкви и лично Гузару хватило мудрости выйти из того периода с наименьшими потерями.

Но самым удивительным его жестом стал уход на пенсию - как раз в тот момент, когда, казалось бы, все самое сложное осталось позади. Все-таки добровольный отказ от власти в наших широтах еще в диковинку. Как правило, сам патриарх объясняет этот поступок своей физической слабостью. Но политический и символический смысл от этого становится только более выпуклым.

Уход Гузара и избрание следующего - украинского по происхождению - владыки на пост главы церкви должны были знаменовать переход УГКЦ к новому историческому периоду, периоду сугубо украинскому. Структура восстановлена, появились рукоположенные уже в УГКЦ (а не в РПЦ) и в Украине (а не в эмиграции) епископы. Конечно, "рука Госдепа", виновная если не в самой Брестской унии, то хотя бы в "разгроме галицких епархий РПЦ", осталась в числе клише "борцов с униатами", но с уходом "американца" Гузара от руководства она стала почти бесплотной.

Тем не менее именно Любомир Гузар даже в статусе эмерита продолжает придавать УГКЦ "добавочный вес" - и в Украине, и в Риме. Что важно в свете нового вызова, стоящего перед Украинской греко-католической церковью, - получить статус патриархата. Эта идея принадлежала патриарху Слипому, и нет ничего удивительного в том, что его преемник Гузар трепетно передал эту идею собственному преемнику.

Фото: lds.lviv.uaОднако борьбу за патриархат УГКЦ приходится вести в условиях дипломатической войны между Римом и Москвой. То, с каким упорством Москва мусолит "униатов" как "главное препятствие", "угрозу православию в Украине", едва ли не идеологов "нового фашизма", не облегчает задачу согласования статуса патриархата. Но и в Риме далеко не все в восторге как от идеи патриархата, так и от самого факта существования греко-католиков.

Любомир Гузар и до, и особенно после освобождения от обязанностей главы церкви в глазах многих украинцев воплощает моральный авторитет. Он не только сам старается выступать в этой роли как можно чаще - он культивирует эту роль, настраивает на нее других. Он совершенно уверен, что общество нуждается в голосах, несущих мудрость. Конечно, блаженнейшему кардиналу Любо-миру Гузару в жизни приходилось браться и за более безнадежные, на первый взгляд, дела, но в этой роли он как никогда похож на Дон Кихота, которого считали (и сегодня считают) смешным как раз те, кому приобщение к мудрости других необходимо в первую очередь.