Государство

Миф № 2: Лучше Майдан, чем начать с себя

Спору нет, власть нужно периодически менять, а политическую элиту — обновлять. Но вместе с тем и народ должен избавляться от своих худших черт

Фото: sq.com.ua

Противопоставление власти и народа - излюбленный прием оппозиции, какими бы ни были цвета партийных флагов. Все годы независимости любая оппозиция, объясняя, почему нужно сменить власть, рассказывает байку о трудолюбивом и талант-
ливом украинском народе, который давно жил бы богато и счастливо, если бы ему не мешали вороватые и бездарные правители.

И все же, хотя живучесть этого мифа - общая заслуга всех политиков еще со времен Кравчука и Кучмы, но не политики этот миф создали. Они лишь его поддерживали совместными усилиями. Корни этого мифа в патерналистских настроениях, выпестованных во времена совка, когда любое улучшение объяснялось "заботой партии и правительства". Люди привыкли, что все зависит от государства - и пенсии, и зарплаты, и наличие рабочих мест, и цены в магазинах. И хотя эпоха совка давно миновала, никакая власть и никакая оппозиция за четверть века не предприняли попыток освободить менталитет украинцев от совкового патернализма. На­оборот, они традиционно соревновались в обещаниях высоких пенсий и зарплат, низких цен и тарифов, новых рабочих мест и прочих чудес.

Ни после первого Майдана, ни после второго в этом плане почти ничего не изменилось. Даже сейчас, когда Украина вроде бы очищается от наследия тоталитарного прошлого, упор делается на публичное осуждение массовых репрессий, голодоморов и других актов геноцида по отношению к украинскому народу. Однако почти не обращается внимания на то, что жертвами коммунистического режима стали и мозги украинцев - тех, кто выжил.

Пора делать выводы для себя: почему мы дважды доводили дела в своей стране до того, что для исправления потребовался Майдан? Почему мы не смогли, как нормальные европейцы, воспитывать и дрессировать свою политическую элиту от выборов к выборам, чтобы она выучилась правилам приличия?

Возьмем село, где, как принято считать (и это еще один миф), "наиболее сохранилась душа украинского народа". Украинская революция 1917-1919 гг., как и многие народные восстания в предыдущие столетия, имела главной движущей пружиной земельный вопрос. Голодомор 1932-1933 гг. был устроен Сталиным в отместку за нежелание украинских крестьян записываться в колхозы. Это была попытка раз и навсегда сломить дух народа, и она, увы, в значительной мере удалась. В 1991-м, когда Украина стала независимой, было много прогнозов о блестящих перспективах фермерского движения. Однако лишь малая часть селян захотела создавать фермерские хозяйства, а большинство оказалось послушной массой, полностью управляемой "красными панами" - председателями колхозов. Народные песни и обряды на селе выжили, а вот чувство хозяина своей земли вытравлено почти напрочь.

Как на селе, так и в городе наследие совка заметно во всех сферах жизни. Чтобы избавиться от него, необходимо меняться, то есть менять себя, работать над собой одновременно и власти, и всей политической элите, и народу. Это касается, например, борьбы с коррупцией: у украинцев нет нетерпимости, а есть благодушие (или даже зависть) к тем своим знакомым, кто купил водительские права, вузовский диплом, должность в госструктуре. Пока имеется спрос на коррупционные услуги, будет и предложение.

Также это касается обеспечения честных выборов: как показала прошлогодняя парламентская кампания, схемы с покупкой голосов по-прежнему работают. Очередные местные выборы, похоже, станут вообще сплошным "праздником благотворительности".

И особенно сильно это касается благосостояния народа и социальной справедливости: у нас не возник бы столь огромный разрыв между богатыми и бедными (и вообще не появились бы олигархи), если бы работники предприятий требовали от своих директоров повышения зарплаты, а не заглядывали им в рот. За четверть века в Украине крайне редко случались забастовки, организованные наемными работниками с требованиями к администрации предприятий, зато было много забастовок, инспирированных директорами и собственниками предприятий с требованиями к правительству.

Фото: УНИАН

Конечно, в странах ЕС тоже бытует и эксплуатируется миф о хорошем народе и плохой власти. Но в то же время там существует давняя традиция развенчания и высмеивания этого мифа. И патерналистские настроения там на порядок слабее, граждане куда меньше надеются на власть и больше полагаются на собственные силы. Опять же свои высокие зарплаты западноевропейские работники выбивали у своих работодателей забастовками и угрозами забастовок. При этом уровень квалификации персонала, как и технологическая дисциплина и производительность труда, на западноевропейских предприятиях на порядок выше, чем у нас. Как раз высокая квалификация и позволяет работникам диктовать свои условия работодателям.

Но в Украине вся эта тема рутинной повседневной борьбы за свои права и интересы вообще не поднимается. Вместо этого мы гордимся тем, что у нас был один Майдан, затем второй, захотим - будет третий. Вот только беда в том, что третий Майдан возможен лишь в виде фарса, скорее всего, трагичного, причем смеяться над нами будет не только Кремль, но и Европа.

Пора делать выводы для себя: почему мы дважды доводили дела в своей стране до того, что для исправления потребовался Майдан? Почему мы не смогли, как нормальные европейцы, воспитывать и дрессировать свою политическую элиту от выборов к выборам, чтобы она выучилась правилам приличия? Не потому ли, что она - плоть от плоти мы сами? Революция достоинства, если честно, это название мы взяли себе авансом, на вырост, мы его еще не заслужили. Сменить власть - это полдела, а вторая половина, быть может, более важная - изменить себя. Прежде всего это означает научиться рассчитывать на себя, а не на власть. Если нам не будет стыдно за себя - тогда есть шанс, что и за власть не будет стыдно.

"Каждый народ достоин своей участи"

В Европе миф о хорошем народе и плохой власти стали развенчивать еще в XVIII в. Когда начала распространяться идея, что если правительство плохое, аморальное, неэффективное, то виноваты в этом сами граждане страны, которые позволяют такому правительству существовать и не пытаются его контролировать. Например, французский правовед и философ барон Шарль де Монескье в своем труде "О духе законов", изданном в Женеве в 1748 г., утверждал, что "предрассудки, присущие органам управления, были первоначально предрассудками народа" и поэтому "каждый народ достоин своей участи". Эта мысль позже высказывалась в различных вариациях, из них наиболее из-вестно выражение, которое сформулировал в 1811 г. дипломат и философ граф Жозеф де Местр: "Каждый народ имеет то правительство, которое он заслуживает".

О 12 других мифах, которые в последнее время особо популярны среди украинцев, читайте здесь

Опубликовано в ежемесячнике "Власть денег" за июнь 2015 г. (№6/431)