Государство

Михаил Поживанов: Любое передвижение по миру беженец должен согласовывать с министерством иностранных дел страны, давшей ему политическое убежище

Три года назад заместитель министра экономики в правительстве Тимошенко хотел получить политическое убежище в Австрии, но передумал. Оказалось, что ст

Три года назад заместитель министра экономики в правительстве Тимошенко хотел получить политическое убежище в Австрии, но передумал. Оказалось, что статусу политэмигранта есть прекрасная альтернатива. Причем добиться ее намного проще, чем статуса беженца.

Когда вы приняли решение искать политического убежища в Австрии?

— В первый же день, когда я узнал, что против меня в Украине возбуждено уголовное дело, я написал заявление в службу по делам беженцев Австрии. Предоставил им полученную из СМИ информацию, что против меня в Украине возбуждено уголовное дело.

При этом я поставил данную службу в известность, что ни от кого не бегаю и готов сотрудничать с правоохранительными органами. Там меня дважды допросили с разницей в полторы недели, после чего об этом забыли. До тех пор, пока укра­инский посол в Австрии Андрей Березный на заседании межпарламентской группы сотрудничества между Австрией и Украиной не начал рассказывать обо мне нелестные вещи.

Тогда он едва не просил, чтобы австрийские депутаты занялись вопросом моей депортации. Мне это хорошо подпортило нервы, поскольку тогда из разных органов начали приходить запросы по мне. Но я быстро доказал, что в Австрии нахожусь законно. Посол наш потом передо мной извинялся, говоря, что если бы он этот вопрос не поставил, его могли бы уволить.

Насколько велик риск, что человеку, просящему политического убежища в Австрии, откажут?

— Процедура получения политического убежища очень долгая. Если отказывают в первой инстанции, то можно подавать на апелляцию, например, написать в австрийское правительство, добавить какие-то документы, которые ранее не были учтены, можно обратиться в суд и так далее.

Как вы аргументировали властям Австрии, что против вас в Украине ведутся именно политические репрессии?

— Дело в том, что в Украине против меня было возбуждено уголовное дело. Я сразу же написал в Генпрокуратуру и СБУ письма, где указал все свои координаты, как со мной связаться и так далее.

То есть я ни от кого не скрывался и требовал в рамках международной помощи прислать ко мне следователей, которым хотел дать показания. Но мое дело спустили на тормозах. Было видно, что мои письма-просьбы довести расследование до конца, допросив меня, не помогают. В общем, было очевидно, что состава преступления нет.

И все же вы забрали заявление о предоставлении вам в Австрии политического убежища. Почему?

— После всех этих проверок я отозвал все свои заявления, потому что мой адвокат сказал, что австрийский закон не позволяет одновременно иметь политическое убежище и вид на жительство. Сейчас я просто систематически продлеваю себе право на работу в Австрии.

Ведь с видом на жительство я имею возможность спокойно передвигаться по всему миру, а политический беженец свободно может находиться только в той стране, которая это убежище ему предоставила. Любое передвижение по миру он должен согласовывать с министерством иностранных дел страны, давшей ему политическое убежище.

Государство, давшее политическое убежище, несет за этого человека ответственность — страны обмениваются нотами, по которым человека не имеют права потом нигде задерживать.

Что будет, если вы рискнете вернуться в Украину?

— Ситуация такова, что если я сейчас въеду в Украину, меня тут же арестуют, так как я объявлен в розыск. Несколько дней назад произошли изменения в главном следственном управлении СБУ, которое ранее возглавлял человек Валерия Хорошковского. Надеюсь, что материалы по моему делу при новом руководстве все же будут рассмотрены.

Ведь когда Хорошковский ушел из органов власти, расследование таки приостановили, но само дело закрыто не было. Да я и не прошу о его закрытии. Я прошу его расследовать и поставить, наконец-то, точку, так как после изучения материалов дела мне и моим адвокатам стало очевидно, что нарушений закона с моей стороны не было, а все обвинения сфальсифицированы.

Читайте также: Беглец для заграницы. Получить политическое убежище за границей становится все сложнее, но это нисколько не смущает некоторых представителей украинского истеблишмента

Денис Олейников: После финансового кризиса усложнилась процедура получения любого убежища