Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

МВФ, блокада и Парасюк. Что нового рассказал Порошенко
Понедельник, 20 Марта 2017, 18:00
Выступление президента на заседании Совета регионального развития было своеобразным объяснением ситуации, в которой оказалась Украина в результате блокады ОРДЛО. "ДС" собрала самые главные посылы

Фото: УНИАН

20 марта состоялось пятое заседание Совета регионального развития. Этот консультативно-совещательный орган был создан Петром Порошенко в апреле 2015 г. В его состав входят представители высшего руководства государства, в том числе сам президент, премьер, спикер парламента, глава президентской администрации, секретарь СНБО, а также главы Киевской городской и областных госадминистраций, председатели областных советов, мэры областных центров, ряд других лиц.
Президент в своем выступлении затронул множество тем, касающихся как текущей ситуации, так и перспектив на будущее. Но при этом, констатируя возникшие проблемы, Петр Алексеевич избегал ответов на вопросы, почему все это стало возможным. Эту недоработку президентских спичрайтеров "ДС" решила восполнить собственными комментариями хотя бы в некоторых, наиболее важных местах.

Оценка блокады

Как и ожидалось, наибольшее внимание в своем выступлении президент уделил теме блокады. Его оценка была очень жесткой.

"Все четче кристаллизуется угроза анархии и атаманщины. Ярким доказательством тому являются реальные и потенциальные последствия так называемой блокады Донбасса. Ее организаторы показали себя как непревзойденные мастера политического пиара. Они грамотно вычислили болевую точку, поймали волну общественных ожиданий, обнаружили обнаженный нерв. Но они дурили общество, потому что на самом деле то была не блокада ОРДЛО. Ну какая блокада, когда там дырка на границе с Россией в сотни километров? На самом деле все это оказалось спецоперацией, направленной на то, чтобы вытолкнуть оккупированные районы украинского Донбасса в Российскую Федерацию. Нам пришлось решением СНБО временно приостановить транспортное сообщение с оккупированной территорией, и это носило вынужденный характер. Оно прекратило тот хаос, в который "блокадники" пытались погрузить всю страну", — заявил Петр Порошенко.

Но чем жестче даваемые президентом оценки блокады, тем больше вопросов к нему самому. О планах блокады было объявлено еще в середине декабря прошлого года. Неужели три месяца понадобилось, чтобы разглядеть вражескую спецоперацию, заметить хаос в стране?

К чему все идет, было четко видно уже в конце декабря, когда началось блокирование железнодорожного сообщения на отдельных участках в Донецкой области. Почему с самого начала не была на корню пресечена угроза анархии и атаманщины, о которой сейчас говорит президент? И как вообще гражданским лицам удалось ставить блок-посты и редуты в зоне АТО, где все должно быть под контролем ВСУ, Нацгвардии, Нацполиции, Госпогранслужбы и СБУ?

Последствия блокады

Несколько раз президент коснулся последствий блокады. Одно из них — срыв ожидавшегося транша МВФ. Но есть и прямые последствия для экономики. По словам главы государства, они в первую очередь скажутся в промышленности. "Удар был нанесен по отечественной энергетике, металлургии, по бюджету, созданы дополнительные риски для национальной валюты, — подчеркнул Порошенко. — Мы, конечно же, найдем выход, но для этого понадобится потратить и время, и деньги. Не хочу и не буду выглядеть недостаточно оптимистичным, но Минфин прогнозирует не только бюджетные потери, но и замедление роста ВВП в результате разрыва технологических цепочек в промышленности вследствие блокады. Кто за это сейчас будет отвечать?"

Фото: УНИАН

Этот вопрос можно переадресовать и самому президенту. Оккупация Донбасса регулярными частями ВС РФ де-факто состоялась в 20-х числах августа 2014 г. С тех пор судьба активов украинских компаний (частных и государственных) в ОРДЛО была под вопросом. Марионеточные власти фейковых ДНР и ЛНР неоднократно обещали провести "национализацию" предприятий под лозунгом "деолигархизации экономики" и построения "истинно народных республик". Однако эта угроза не получила надлежащего ответа на заседаниях СНБО.

Особенно удивляет, что за два с половиной года ТЭС и ТЭЦ на всей подконтрольной Украине территории не были переоборудованы под марки энергетического угля, которыми можна заменить поставки из ОРДЛО. Занялись этим только сейчас, когда перестали поступать антрацит и другая угольная продукция с ОРДЛО.

Если бы в Кремле знали, что Украина в любой момент может отказаться от угля из ОРДЛО без какого-либо ущерба для своей энергетики, тогда, наверное, и желания шантажировать Киев было бы поменьше. Как у фейковых ДНР и ЛНР, так и у "блокадников" с этой стороны линии фронта.

Монополия на применение силы

В связи с темой блокады президент поставил и более широкую проблему. "В сегодняшней Украине многие демократию путают с махновщиной. Скажите, пожалуйста, Французская Республика является демократической страной? Об инциденте в аэропорту Орли все слышали? Злоумышленник схватил военного за автомат и немедленно, в тот самый миг был застрелен. В стране есть высокая террористическая угроза, а мы — в воюющей стране. Вот французская иллюстрация того, что демократия — это не анархия и вседозволенность. Монополию на применение силы должно иметь только государство, даже если оно демократическое. Уважаемые, нам и Путина не нужно, чтобы потерять государственность, если мы этого не усвоим. Если не поймем, что все акции протеста должны носить исключительно мирный характер..." — эти слова президента тут же вызвали из памяти недавние события с участием Парасюка и компании, когда "хватали за автоматы" под Славянском и Краматорском.

Однако если президент только говорит о монополии государства на применение силы, но эта монополия до сих пор так и не установлена де-факто даже в зоне АТО, то возникает вопрос: то ли силовики в Киеве не получают надлежащих команд, то ли они их игнорируют?

Фото: УНИАН

Банковское оздоровление

"Практически завершен мучительный и масштабный процесс оздоровления банковской системы, очистки от больных и опасных для всей системы банков, а таких было более 80". Эта очистка, столь радующая президента, практически не затронула российских "дочек", которые получили крупные вливания капиталов из материнских банков и упрочили свои позиции на украинском рынке финансовых услуг.

"Хочу напомнить, учетная ставка НБУ в марте 2015 года достигала 30%, а теперь уже 14%. Это еще чересчур много для нормального кредитования экономики..." — признал президент. То есть банки в течение трех лет не имели и до сих пор еще не имеют условий для того, чтобы заниматься своей главной работой — кредитовать экономику. Неудивительно, что многие из них попали в беду. Огульная зачистка украинских банков оказалась выгодной российским конкурентам, но эта проблема не стала предметом беспокойства в СНБО.

За эти три года давно можно было принудить (не силовыми, а прочими имеющимися в распоряжении государства рычагами) российские банки уйти из Украины. И не пришлось бы переживать насчет последствий для украинской экономики и банковской системы скоропалительного бегства российского банковского капитала из Украины.
Но для этого нужно было бы совсем по-иному строить тактику, стратегию и идеологию банковского оздоровления. И делать это должна была бы не Гонтарева и ее команда, неоднократно уличавшаяся в тесных связях именно с российскими банками.

Авторитет губернаторов

В выступлении президента есть и другие спорные моменты, но хотелось бы отметить и один бесспорный. "В контексте блокады имею серьезные претензии и к вам, уважаемые председатели областных государственных администраций тех областей, где местные советы превысили свои полномочия и приняли решения, которые выходят за рамки их, областных советов, ответственности, и расшатывают ситуацию в стране. Они сейчас будут наполнять золотовалютные резервы, областные советы? Они будут компенсировать потери государственного бюджета, они будут компенсировать потерю рабочих мест? Они будут нести ответственность за возвращение этих территорий под украинскую юрисдикцию? Нет! Они сейчас спрятались. Так же, как и спрятались тогда некоторые из вас, вместо того чтобы занимать атакующую публичную позицию. У вас множество аргументов для того, чтобы убедить депутатов и общество. Еще раз подчеркиваю, это означает, что вы либо не вели разъяснительной работы и где-то отсиделись — или в окопе, или вообще за печкой. Либо объясняли так, что вас никто не понял. Либо вам не хватает политического авторитета в своих областях".

Бесспорно, многим главам ОГА не хватает политического авторитета в своих областях. Бесспорно и то, что многие главы ОГА неспособны занимать атакующую публичную позицию. Но этих кадров назначал именно президент. И кто, как не люди в АП, должны были выяснить, имеют ли потенциальные назначенцы политический авторитет, способны ли они его завоевать — не административными рычагами, а своей публичной активностью. В том-то и проблема, что такая задача перед главами ОГА не была поставлена. Иначе на этих должностях (не на всех, конечно, но на многих) мы бы видели совсем других людей.

Больше новостей о политической жизни Украины читайте в рубрике Государство

Loading...